Тьма древнего Миноса. Часть 2

  1. Тьма древнего Миноса. Часть 1
  2. Тьма древнего Миноса. Часть 2
  3. Тьма древнего Миноса. Часть 3
  4. Тьма древнего Миноса. Часть 4: Роскошный ритуал

Страница: 4 из 5

— Два дня назад в Закатные ворота вошёл пеласг с навьюченным мулом. Во время рутинной проверки обнаружился неучтённый груз. После трагичной смерти торговца начальник таможни отправил два послания. Одно — царю, — он погладил маленький лабрис/минойский двуострый топор/ на шее. Другое — в Храм Богини-Матери, чьим последователем он давно являлся. Акалла вдруг обнаружила странные знаки и созвала ритуал Обновления... — усмехнулся он. — Продолжать?

— Нет, ваша мудрость.

— Акалла, — усмехнулся теперь жрец — дура. Она, конечно, привязала странную церемонию с действительно странным для этого времени поведением звёзд, но вдобавок озвучила проблему многим лишним людям. — Он помолчал.

— Включая меня?

— Нет. Тебя б вызвали мы и так. Культ Осьминога доставляет нам многовато хлопот.

— Так их гнездо существует? Тут, во дворце? — ошарашенно спросил я.

— Небольшое. — мрачно ответил за него Риату. — Хорошо спрятанное. Но пытающееся расшириться.

Он отошёл к столику недалеко от трона жреца и взял поднос с посудой. Я в очередной раз ему удивился. Дожил до такого возраста, не бреет бороду, сил хватает на поднятие тяжеленного подноса, да и гордости, чтобы проделать это самому — тоже. Роба, подобная той, что носит Костис, и путешествия по стране северных варваров уже не казались удивительными давно.

— Эта чаша знакома тебе. — Риату указал на кубок для причащения. — Но эти...

Урна, по виду — для праха, мощей или святынь. На крышке всё тот же осьминог, на стенках — чёрные волны, в которых плавают или тонут голые девы. Широкая чаша вроде тех, на которых выкладывают фрукты. Снаружи — ассирийская клинопись, опять притворяющаяся орнаментом. Короткий бронзовый кривой нож со всё тем же осьминогом, щупальцами защищающий руку. Очень удобный для боя. И убийства жертв.

— Мы захватили их в разное время — продолжил Карфаро. Одно гнездо мы вырезали поголовно год назад во время мятежа Морло. Оттуда — знакомая тебе чаша. Урну мы захватили в святилище у Костей дворца. Несколько культистов за неё дрались насмерть. Минойцы. Ремесленники. Ножом попытались убить начальника таможни вчера. — Он отвел взгляд и начал рассматривать фреску таврокатапсии.

— Что ты думаешь об этом, Танато? — Мягко осведомился у меня Риату. У меня защемило сердце: Риату спросил меня!

— Я думал ещё вчера, что это маленькая группа культистов. Сейчас я начал сомневаться... Но думаю до их пор. Возможно — недобитки с прошлого разгорома, но я думаю, что это выживший глава культа.

— Он был убит во время разгрома. — возразил Карфаро. — это Морло и был.

— Но это мог быть кто-то... — растерянно начал я.

Морло. Генерал, замиривший киглассцев, не раз отправляющийся за золотом и славой на берега варваров. Человек, лично видевший царей. Изменник, который возомнил себя истинным сыном Минаса. Я думал, что его убили при отбитии Лиловых покоев и видел его израненное тело. Неожиданный поворот. Впрочем, святилище у Костей Дворца, то есть в пещерах и полостях у его фундамента — новость не лучше.

— Чем могу послужить Миносу и Разайе? — решительно спросил я.

— Мы пришли к схожим выводам. Ты правильно начал — вероятный покровитель культа выжил в Мятеже. Более того, он до сих пор пытается выстроить поклонение Осьминогу... — начал Риату.

—... и мы хотим, чтобы ты нашёл его. — тяжелый взгляд Карфаро упёрся в меня. — Предатель где-то наверху.

— Насколько наверху? — уточнил я.

— Око Царя занимается его окружением. Свой Храм от скверны мы уже очистили. Но в Храме Богини у нас людей, способных на свободный поиск изменника, нет.

— То есть, я должен проверить свой Храм...

— Не весь. — вставил Карфаро. — Костис, глава стражи и Акалла вне подозрений. Костис хорошо, очень хорошо нам известен, глава стражи не обладает рычагами влияния, да и поднялся до своего поста полгода назад. Акалла — дура, но я чувствую, что происходящее неожиданно для неё... впрочем ей займется кое-кто ещё. Ступай. Но не забудь зайти в мастерскую Риату.

Я поклонился и ушёл. Риату — маг, а в этом деле мне определённо понадобится помощь богов. Я прошёл через политрон, кивнув охраннику, и отправился в одно из храмовых святилищ. Заглянув в первое, я чуть не захохотал — на скамейке знакомый жрец сношал прихожанку, облегчая ей душевные муки. Я кивнул ему и прошёл дальше, в Зелёное святилище...

... человек с кинжалом прошёл в восточное крыло с рассветом, не вызвав никаких подозрений. Он был наполовину кидоном, наполовину — минойцем. Таких тут было много. Он оплатил молодую посвящённую лживого Бога-Отца, Бога — предателя и отпользовал её сполна. Затем он прошёл в храм и с сожалением узнал, что нужный человек уже покинул зал Жреца и отправился в святилище, указанное за отдельную плату.

... оно напоминало мне кидонские луга. Я подошёл к бычьей голове, взял ароматическую свечу в виде дротика и поджёг. Чем дальше я думал о деле, тем хуже мне становилось. Я подумал о дяде, погибшем в святилище на Островах, пытаясь загнать страх подальше. Прочитал заклинание от духов в темноте. Но странное чувство опасности меня не покидало, а Минос с фрески смотрел мне за плечо очень неодобрительно...

Человек с кинжалом заходил в святилище.

***

Я очнулся. Голова ещё болела. Я не стал закрывать глаза — знал, что снова отправлюсь в мир духов. Вокруг слышались голоса, преимущественно женские. Нет, подумал я, это точно не моя каморка. Слишком большая. Слишком много света. Слишком много женщин. Я чуть приподнялся на локтях, не обращая внимания на вопящих духов, галдящих и бьющих своды моей головы.

... Когда я полностью ушёл в воспоминания, из соседнего святилища раздался крик. Женский. Я схватил пучок дротиков, висящих над алтарём, услышал второй крик, полный ужаса и выбежал. Какой-то миноец с кривым кинжалом бежал прочь. Я не царский стражник, но преступления не терплю, поэтому сорвался с места и помчался следом, присоединяясь ко всё большему числу преследователей.

Преступление в храме — тяжкое преступление, а убийство в святилище и вовсе гарантирует вечные муки из рук самой Богини. Это вам скажет любой жрец, любая жрица и любой прихожанин, какими бы порочными и развращёнными они не были бы. Идиоту точно либо хотелось поскорее умереть, либо — очень сильно убить кого-то. Кстати, он выбежал же из моего любимого святилища.

Додумать не удалось. Возглавляя погоню, я метнул пару дротиков, но лишь зацепил ногу. В преследовании по запутанным проулкам Дворца я преуспел больше, но это меня и подвело. Я убежал далеко вперёд толпы, не отставая от телесно хорошо подготовленного убийцы, и забежал как раз в тот поворот, где его ждал подельник, вложивший всю душу в палицу, что обрушилась мне на темя.

Я повернулся, услышав стон. Лечебница. Богатые фрески на потолке, изображающие Богиню — Мать, и Бога — Отца, дарующих жизнь. Явно храмовая — в воздухе витал сладковатый запах куриама, наркотической смолы, используемой в храмовых лампадках и курильницах. Раньше в такого рода заведениях я не бывал. И, если честно, надеялся умирать быстро, минуя этот мучительный этап.

Ещё повернувшись, я обнаружил источник стона. На кушетке по соседству лежал мужчина с закрытыми глазами. Над ним склонилась посвящённая, ртом обслуживая его член. Руки мужчины игрались с её сосками. Я приподнял рукой подол платья, нащупал пальцами покрывшуюся девичьим мхом пещерку и начал энергично действовать пальцами. Девушка что-то промычала, но не сопротивлялась.

Однако женские голоса не смолкали. Подняв голову, я обнаружил ещё двух посвящённых. Первая, сидевшая на столе, не сняла платья, а просто задрала его. Меж её ног орудовала полностью обнажённая молодая пеласга. Со своего ложа мне было прекрасно видно её голую промежность, орудовавшую там руку, круглую попку и залитые соками гладкие ноги. Признаться, голова сразу болеть перестала.

Отличное окончание мутной истории, подумалось мне. Окружённый привлекательными ...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)

Последние рассказы автора

+9.2 (54)
13611
14
28 мая 2013
3
 
+9.1 (43)
8544
16
31 марта 2013
5
 
наверх