Эмбер из Арканзаса. Часть четвертая: Посвящение и возмездие

  1. Эмбер из Арканзаса. Часть первая
  2. Эмбер из Арканзаса. Часть вторая: Изабель
  3. Эмбер из Арканзаса. Часть третья: Кошмар на болотах
  4. Эмбер из Арканзаса. Часть четвертая: Посвящение и возмездие

Страница: 5 из 6

вот тут я действительно разозлилась. Дуло моего пистолета уставилось в лицо Бушера и я со злым удовлетворением вижу на нем бисеринки пота.

 — Ты забыл, что со мной сделал, мразь? — перешла я на злой шепот, — забыл, как этот ублюдок с еще двумя ниггерами насиловал меня в гостинице? А болота забыл? У нас в Арканзасе не так уж давно линчевали черномазых осмелившихся изнасиловать белую девушку. А за то, что вы все сделали со мной перестрелять семью — хорошая цена.

Говоря все это, я неотрывно смотрела в глаза Питера Бушера и видела, как в них разрастается животный ужас. Думаю, даже больше всех моих угроз его надломило это « у нас в Арканзасе», от интонации, с которой это было произнесено. Сейчас в обличье белой девушки пред ним предстал старый Юг, в моих глазах Питер Бушер читал приговор Линча и видел пламя костров Ку-клукс-клана. В вальяжном уверенном в себе черном дельце проснулся забитый раб надрывающийся на хлопковых плантациях под кнутом надсмотрщика. Турист из современного Израиля внезапно столкнувшийся в Германии с действующим концлагерем, думается, испугался бы меньше.

Со злой улыбкой я смотрела, как Питер Бушер опускается на скованные руки и, стараясь не опираться на раненое колено, неуклюже ползет ко мне оставляя кровавый след. Вот его черная голова появляется совсем близко. Я медленно, по-кошачьи вытягиваю ногу перед собой, заметив краем глаза как жадно провожает ее взглядом Майк. Я игриво улыбаюсь и ставлю ногу на черный лоб, прижимая Питера Бушера к полу. Тот вскидывает глаза, но натыкается взглядом на черное дуло и покорно склоняется ниже, еще ниже. Я усмехаюсь и снимаю ножку с его головы.

 — Целуй! — требовательно говорю я поднося ступню к его губам и тот покорно припадает к ней. Я жмурюсь от удовольствия, пока язык гуляет от пятки к пальцам. Между бедер хлюпает от влаги и я, плавно раздвигая ноги, вновь направляю пистолет в черную башку. Негр все понимает правильно — опираясь на скованные руки, приподнимается и припадает к моей промежности. Питер Бушер старательно лижет, почти лакает у меня между ног, обсасывая клитор пухлыми губами. Я теку как сучка, постанывая от удовольствия. Похоже и самому Бушеру это нравится. Да и сидящий напротив Майк возбудился — даже на таком расстоянии заметен бугор в его штанах. Я поманила его рукой, одновременно закидывая ноги за голову Бушера, вжимая его сильнее в свое влагалище.

 — Снимай штаны, — я улыбаюсь Майку и тот невольно шарахается — видать в моей улыбке проступило что-то особенно жуткое. Но штаны все же скинул и его огромный хер знакомо подкинулся к самому пупку.

 — Боольшой мальчик, — тяну я, облизнув губы, — ну давай, сломай своему боссу целку. Бушер судорожно дергается у меня между ног, раздается протестующее мычание.

 — Тихо-тихо, — успокаивающе говорю я, постукивая по лбу дулом, — лижи ниггер, не отвлекайся. Ну, я долго буду ждать!? — прикрикиваю я на мнущегося Майка. Тот, решившись наконец, подходит к Бушеру и резко задирает полы его роскошного халата. Затем одним рывком снимает его трусы и медленно вводит свой член. Это зрелище так заводит меня, что из меня уже льется поток.

 — Ммммм, — я верчусь на кресле как ужаленная, все глубже вдавливая опущенного негра в свою промежность. Тот лижет — отчаянно, с какой-то болезненной страстью, будто пытаясь забыться в этом. Майк же явно входит во вкус — он уже возбужден до такой степени, что ему все равно кого иметь. Он дерет в жопу своего босса и от его сильных толчком тот сильнее вдавливается лицом в пизду, пропитываясь моими соками, проникая языком еще дальше и доставляя тем самым мне больше удовольствия. Я, даже не видя глаз Бушера, по его старательным движениям чувствую, что он сломан — позором, унижением, страхом за свою жизнь и жизнь близких, суеверным ужасом. Этот же ужас я вижу и в глазах сношавшего его Майка — не иначе они оба решили, что я призрак или оборотень пришедший с болот, дабы покарать их.

 — Оууу!!! Мистер Бушер, простите меня!! Да! Я не хотел этого мистер Бушер! Оууу! Простите босс!!! Это больше не повторится босс!!! — Майк нес всякую ахинею, в то время как его движения все убыстрялись. Бушер исступленно лизал меня и я, наконец, задрожала всем телом и обмякла, выплескивая любовные соки в негритянский рот. В этот момент Майк издал и вовсе обезьяний клич, его глаза закатились и по синхронно задергавшимся черным телам, я поняла, что ниггер кончил.

Я гибким кошачьим движением вывернулась из-под давившего на промежность подбородка Бушера и встала. Кольт в моей руке все так же был направлен на обоих негров, один из которых стоял на коленях, а второй вытаскивал член из его развороченного зада. В глазах обоих — стыд, боль и страх.

 — Это было весело, мистер Бушер, — я посмотрела на него, — с удовольствием позабавилась бы еще с вами обоими. Но увы, мне нужно до утра навестить вашу очаровательную супругу, — я с удовольствием наблюдала, как в глазах негра росла бессильная ненависть и обреченная тоска.

 — Не волнуйтесь, мистер Бушер, вы с Майком не останетесь в одиночестве. Я оставляю вас на одного моего спутника, — и показала на дверь. Оба чернокожих перевели взгляд и заорали от ужаса, при виде того, кто входил в гостиную.

Они все еще кричали, когда погас свет, и я выскользнула из комнаты.

Я кралась по темным коридорам и вспоминала.

Огромный зверь на мушке прицела. Выстрел. Визг. Запах гари.

Болото, поросшее ряской. Большое серо-зеленое тело, всплывающее у берега. Пасть полная острых зубов. Выстрел.

Крадущиеся шаги. Злобное рычание потревоженного зверя. Мохнатая туша восстающая из кустов. Выстрел.

Освежеванные туши, висящие на больших крюках. Оголенные кости. Мертвые головы, смотрящие на меня укоризненным взглядом. Густой запах лежалого мяса.

Заброшенная хижина в глубине болот. Черные свечи, расставленные по полу. Серебряная пластина с нанесенными на ней колдовскими знаками. Черные жидкости льющиеся на бледный металл, сливающиеся в блестящие лужицы. Запретные слова, произносимые шепотом над темными потеками.

Темная туша в дальнем углу комнаты, вздрагивает все сильнее, пытаясь встать.

Мари Бушер спала в дальней комнате, судя по всему — отдельно от мужа. Его можно было понять — стены спальни колдуньи увешивали различные амулеты, порой весьма устрашающего вида. Множество божков вуду взирали со стен, охраняя покой и сон своей хозяйки, оберегая ее от враждебного колдовства, злых духов и просто недоброжелателей.

Но от моего появления они ее не уберегли.

Я вошла в комнату, чувствуя, как жалобно стонут духи-хранители. Спокойно усаживаюсь у края кровати и смотрю на безмятежно спящую колдунью. Ее лицо хмурится, по нему пробегает тень, она вскрикивает во сне и открывает глаза. Я усмехаюсь ей.

 — Доброй ночи, миссис Бушер, — подмигиваю я ей, — не ждали поди так скоро?

Не каждая королева была так грубо низвержена с трона, причем в собственной спальне. На лице Мари страх и растерянность, она пытается что-то сказать, но выходит только бессвязный хрип. Я вспрыгиваю на кровать и иду по ней. Где-то я наступила в кровь из простреленного колена Бушера, так что на белой простыне остаются грязные отпечатки. Ну и ладно, не о простынях сейчас надо беспокоится Мари Бушер. Страх парализовал черную королеву — в отличие от своего мужа она сразу поняла — и что позволило мне выжить и проникнуть сюда. Я подошла к черной женщине совсем близко и присела на корточки прямо перед ее лицом, кладя руку ей на затылок.

 — Лижи, черная сука! — я вжимаю свою промежность в ее лицо, чуть ли не вытирая себя им, — лижи тварь!

Словно в трансе Мари Бушер высунула язык и провела ...  Читать дальше →

Показать комментарии (13)

Последние рассказы автора

наверх