Игра с интересом. Полная версия. Все части

  1. Игра с интересом. Ремейк. Часть 1
  2. Игра с интересом. Ремейк. Часть 2
  3. Игра с интересом. Полная версия. Все части

Страница: 20 из 23

чистюли после оргазма некоторое время полностью расслаблены и не сразу бегут принимать душ. Женщины, которые регулярно испытывают оргазм, обычно не пользуются спринцеванием с целью предохранения от беременности, так как знают, что пока она будет отдыхать, время будет упущено. Современные женщины знают гораздо более эффективные контрацептивные средства. А если женщина сразу же после полового акта живо вскочила и побежала в ванную, — то, скорее всего, ее стоны были притворством. Но это пятьдесят на пятьдесят, так как страх забеременеть, если женщина заранее не предприняла мер для предохранения, может быстро активизировать ее. Однако оргазм и страх забеременеть не сочетаются. Если женщина во время полового акта не забывает о том, что сегодня есть риск забеременеть, то она, скорее всего, не сможет пережить оргазм, так как страх не даст ей возможность достигнуть нужной степени возбуждения...

Сломалась сестрица на Димоне. В финале полового акта, несмотря на предупреждение, она почему-то запаниковала и стала вырываться, не давая Димке кончить в неё. Выглядело это нелепо. Но, то ли до кузины только, что дошло, что из неё сделали безвольную подстилку, то ли Димка целовал груди слишком больно, а может и то и то вместе взятое, в общем она выскользнула, возбуждённая спрыгнула с дивана и нервозно суетясь попыталась натянуть прозрачные трусики. Нога не попадала, кузина раздражённо бросила трусы на пол и лихорадочно схватила бюстгальтер, и вдруг испуганно замерла, видимо поняв, что сделала кошмарную глупость. Все молчали, были слышны только звуки музыки и сбивчивое дыхание моей старшей сестрицы.

— Ты что себе позволяешь, шалава? — нарушил первым молчание я. — Не хочешь трахаться, так и скажи. Тебя никто тут не держит. Можешь уматывать. Пошла вон.

Вика не отвечала, стоя потупив голову и растирая глаза ладонями. Её живот вздрагивал, груди, пятнами покрасневшие от поцелуев и облапывания, помято выступали из под прижатых к лицу рук, а по тихим и бессвязным всхлипам, было понятно, что наша игрушка пустила слезу.

То, что она не убежала к себе в комнату, продолжая стоять тут голой, выслушивая гадости в свой адрес, говорило, что продолжение, скорее всего, будет. После такой групповухи, сдаваться наверное поздно, иначе какой смысл было всё это терпеть. Наконец сестра пришла в себя и опустила руки, открыв лицо с размазанной косметикой.

— У меня могут остаться засосы, — неуверенно попыталась оправдываться она.

— Ну и что? Это не причина вскакивать, когда тобой пользуются, — укоризненно, стараясь не пережать, ответил я. — Ты понимаешь, как провинилась?

— Да конечно... У меня просто крышу сорвало, когда представила, как явлюсь с отдыха домой в засосных синяках... Мой сразу всё поймёт... Простите... Если хотите, начнём заново... Назначьте любое наказание, я вытерплю, — виновато запричитала она. — Так случайно получилось... Не надо прогонять.

Я даже сначала не понял, про, что она говорит. Потом до меня дошло, что Вика сама предлагает любой вид наказания, лишь бы не остаться ни с чем. Значит, сестрица на самом деле подумала, что все её труды пошли насмарку, и её сейчас прогонят, лишив возможности выкупить своим телом пикантные фотки. А она уже столько успела вытерпеть от нас. Получается, она сама себя загоняла в тупиковую ситуацию. Ведь чем дольше кузина отдаёт себя, для издевательских развлечений, тем сложнее разорвать этот порочный круг.

Мне даже стало её немножко жалко.

— Ты не дала кончить в себя, это очень серьёзный проступок. Надо было сначала протрахаться, а потом попросить не оставлять засосы... И уж никак нельзя было без разрешения вставать.

Вика заискивающе согласно кивнула, а на лице промелькнула хищная презрительная улыбка, от которой мне стало не по себе. Словно она на мгновение сдёрнула маску покорности, под которой прятались надменность и высокомерие.

— Я же не против трахаться и всё такое, только не надо на теле следы оставлять, — елейно попросила она, поняв, что её не прогонят, и кокетливо добавила: — У меня кожа нежная, что я скажу своему молодому человеку, если он засосы увидит?

— Дура, а что ты ему скажешь, если забеременеешь? — вырвалось у Димки.

— Ничего не скажу. Сделаю по-тихому мини аборт, если залечу от вас, он даже не узнает... А уж чем я тут занималась, как и куда меня сношали, вообще частное дело, и моего будущего мужа это не касается — честно призналась моя воспрявшая взрослая сестрица. — Нет следов, нет подозрений.

— Вот стерва, — процедил Димон.

Вика только хитро и бесстыже улыбнулась, намекая, что её фривольное поведение останется, для следующего мужа, нашей общей пикантной тайной.

Между тем по её сжатым бёдрам потекла жижа из остатков не смытой спермы и собственных выделений. Мокрая тягучая полоска ползла прямо из вывернутых половых губ, выпирающих в просвечивающем треугольнике промежности, как растрёпанный цветок перезрелой орхидеи. Заметив это, сестра посмотрела на нас вопросительно. Теперь она опять выглядела высокомерно и самоуверенно.

— В рот, — приказал я.

Кузина не спеша расставила стройные ноги и изящно залезла наманикюренными пальчиками себе во влагалище, раскрывая его. Сразу ей на ладонь обильно плеснула мутная густая кашица. За несколько заходов, она, неприязненно поглядывая в нашу сторону, слизала с ладони всё, что вытекло. Я даже пожалел, что не успел снять телефоном эту пошлую картину.

Сестра так и осталась стоять, расставив ноги, ожидая дальнейших распоряжений, а я понял, что она перехватила у нас инициативу и почувствовала себя чуть ли не прощённой.

— Бери её, — подмигнул я Димону. — У неё должок перед тобой. Только руки ей привяжи, чтоб не взбрыкивала. Верёвка в чулане. И на глаза повязку... На всякий случай.

А для Вики уточнил: — С засосами сама разбирайся, либо терпи, либо уходи. Но идею ты мне хорошую подкинула. Будем за малейшую провинность вешать тебе прищепки на соски, живот, половые губы, бёдра, чтобы следы оставались.

Дима с пониманием улыбнулся, а Вика быстро и зло зыркнув на меня, опустила голову, отчего её волосы почти скрыли недовольное строгое лицо сильно оскорблённой женщины.

Сестре завязали глаза тонким шарфиком, найденным в гардеробе, и опять разложили на диване. Она молчала и терпела, даже когда Димон, связывал ей кисти рук верёвкой, протянутой через деревянную спинку дивана к одной из его ножек. Когда он натянул верёвку, лежащая Вика оказалась с вытянутыми над головой руками и могла только раздвигать и поднимать ноги, а большего от неё пока и не требовалось.

Когда на сестрицу залез истомившийся Дима, я достал телефон и полностью снял их возню. В этот раз, сглаживая свою оплошность, Вика с показным безразличием старательно делала вид опытной раскованной женщины, которую трудно чем-либо пронять. Хотя по тому, как она страдальчески вскрикивала, когда Димка втягивал в рот, по очереди, соски её истисканных грудей, как гневно дергала связанными руками, и мстительно фыркая, вертела головой, когда Дима целовал её в шею, как напряженно сжимала натёртое влагалище в финале полового акта, было видно, насколько сестрице тяжело даётся напускное спокойствие и смирение. После Димона, на безвольно лежащую Вику, сразу же налёг взбудораженный Вовик, и разнузданное действие повторилось. Измученная сестрица только охала, когда Вовка засаживал ей на полную. Наконец и он оросил недра Викиного влагалища семяизлиянием.

Подняв раскинутые ноги, и принимая все глубоко в себя, как ей и было велено, Вика лежала в липкой белесой луже, натекшей из переполненного лона. Но для законченной картины Викиного падения с высот недоступной чопорной красавицы, до послушной куклы для секса, ложащейся под любого по первому требованию, мне не хватало завершающего штриха. И такой штришок быстро нашёлся! Я снял, как Димка и Вовик кормят нашу секс-куклу спермой из её же влагалища. Мутную жижу Вовка зачерпывал ложкой из покрасневшей вагины сестры, а Димка вливал эту субстанцию ...  Читать дальше →

Показать комментарии (47)

Последние рассказы автора

наверх