Игра с интересом. Полная версия. Все части

  1. Игра с интересом. Ремейк. Часть 1
  2. Игра с интересом. Ремейк. Часть 2
  3. Игра с интересом. Полная версия. Все части

Страница: 21 из 23

в Викин раскрытый рот, шлёпая её по щекам и заставляя глотать. Вика опять было начала вяло вырываться, но со связанными руками это ей конечно не удалось. Хотя она видимо и не старалась, лишь только делая вид, что пытается освободиться, а на самом деле выполняя лишь некий ритуал, позволяющий ненавязчиво демонстрировать своё недовольство и возмущение. Одновременно, при этом она не забывала покладисто раскрывать рот и слизывать с губ остатки мутной жижи. Напоследок Димка собрал её тоненькими трусиками вытекшие на простыню белёсые водянистые сгустки, протёр промежность и мокрую дорожку от ануса к вывернутым, покрасневшим половым губам, а потом запихал скомканные трусы Вике в рот. Сестра, что-то мычала, вертела головой и выгибалась, театрально пытаясь вырваться, но через некоторое время затихла и бездвижно лежала с трусами во рту и повязкой на глазах.

Мне тоже вдруг до боли в яйцах приспичило внести свою лепту в этот вертеп. Только вот трахать сестрицу в использованное мокрое и скользкое влагалище уже не хотелось, слишком основательно там потрудились мои друзья.

Подложив ей под зад две толстые подушки, и прижав ноги сестры к её животу, я с нескольких заходов ввёл член в сжатый анус кузины. Она запоздало дёрнулась, истошно замычала, закрутила попкой, но я, не прекращая нажима пропихнул воспрявшее орудие на всю длину, в её тугую задницу. Сестра сразу, как по команде, прекратила показушные трепыхания и опасливо притихла.

Напористо и азартно я терзал Викин задний проход. Через несколько минут, она опять что-то забубнила сквозь трусы во рту, и попыталась вывернуться, дёргая связанными руками, но я не обратил на это внимание, продолжая шерудить в её попке. Когда я кончил и член выскочил из ануса, то там осталась открытая дырка не успевшего сжаться сфинктера. Обмякшая Вика, часто дыша, так и осталась лежать попой на подушках, с поднятыми и широко разведёнными, как у лягушки, ногами.

Все мои действия снимал на свой телефон Дима. Который опять после меня полез на уже никак не реагирующую кузину. И откуда у него только энергия бралась, наблюдая это, недоумевал я. Мне же вообще ничего не хотелось, только полежать и отдохнуть.

Не спеша одевшись и накинув джинсовку, я вышел в прохладу ночи. Переваривая новые полученные ощущения и находясь в некотором смятении, от произошедшего, я смотрел в освещённые окна дома, наблюдая как безвольно лежащую голую женщину, опять, практически сексуально истязали Димка с Вовчиком.

Сестрица уже даже не пыталась сопротивляться, она только иногда мотала головой и поднимала стройные загорелые ноги, на бёдрах которых виднелись многочисленные отметины от щипков, щлепков и засосных поцелуев. Как она только ещё терпела? При кажущейся свободе выбора это больше напоминало изощренное изнасилование, проходя которое Вике не оставалось возможности прекратить издевательства над собой. Сейчас Вика зашла слишком далеко, чтобы добровольно сдаться, и это меня тревожило. Пора бы уже заканчивать этот балаган, она всё же моя двоюродная сестра.

Я постучал в окно, обращая на себя внимание. В этот момент, в Викин рот освобожденный от пропитанных слюнями и спермой трусов, всунул своего полувставшего скакуна Вовка, а Дима опять трудился во влагалище. Жестами я показал, что хватит мучить мою старшую сестрицу, и отошёл в темноту, вглядываясь в прозрачную глубину ночного звёздного неба.

Минут через десять на крыльцо вывалили полуодетые, удовлетворённые энтузиасты блуда. Восторженно переговариваясь, они сели на ступеньки.

—... но ведь не выплюнула, — донеслось до меня.

Я подошёл и тоже сел рядом с ними.

— Это мне тоже непонятно, — продолжая разговор, сказал Димка.

— Что тебе непонятно? — Спросил я у него.

— Непонятно почему она трусняк свой не выплюнула. Ведь я ей просто так трусы засунул в рот. Для прикола. Она могла запросто выплюнуть...

— Не могла, — твёрдо ответил я. — Во-первых, наказания боится, за неподчинение. Во-вторых, она сама перед собой так оправдывается, мол, кричать не получалось, когда её драли во все дыры, а руки связаны были, вот и пришлось терпеть.

— Думаю, Серёга прав, — подбил итог Вовик. — Интересно, она долго ещё продержиться?

— Теперь уже и не знаю, а так не хочется фотки стирать, — ответил задумчиво я.

— Так ты и не стирай, скажи что стёр а сам... — подсказал Димон.

— Не, я так не могу, вернее могу конечно, но не хочу. В этот раз не буду её обманывать.

— Ну дело твоё. Зато развлекаловка отпадная, — воскликнул Димка. — Жалко завтра уже уезжать надо, не увидим, чем всё закончится.

— Я расскажу потом, — обнадёжил я погрустневшего дружка.

3

Когда мы вошли в комнату, Вика, как в стоп кадре лежала в той же позе, как её и оставили. Выглядело это так: вытянутые, связанные над головой руки, страдальческое лицо в сперме и размазанной косметике, немного сползшая повязка на глазах, широко раздвинутые, согнутые в коленях ноги, мокрое пятно под попкой и сочащаяся из приоткрытых, растянутых половых губ, белёсая струйка, стекающая на простыню через припухший анус, из которого тоже подтекали мутные тёмные капли. Пользуясь тем, что ее глаза все еще были завязаны, я достал свой телефон, и сделав музыку погромче, чтобы заглушить все звуки, сфотографировал кузину в таком виде.

Трахаться вообще не хотелось, ну по крайней мере мне. На сегодня, я бы сказал, план по сексу был перевыполнен! Настало самое время воспользоваться Викиным состоянием и завершить этот сексуальный праздник нашей победой над самодовольной гордячкой. Мне уже виделось, как она позорно признаёт поражение, и ругаясь на нас и на свою глупость, убегает к себе в комнату посрамлённой.

Развязав Вике руки, я освободил её, но повязку с глаз не стал снимать. Сестрица привстала и нервно обтёрла щёки и губы тыльной стороной ладони.

— Всё? Я могу идти? — неестественно сдавленным голосом произнесла она отрывисто.

— Нет, не можешь. Теперь будет самое интересное, — спокойно начал я. — Бери шприц, и пока из тебя ещё не всё вытекло, набирай сперму. И не надо гримасы жалобные тут корчить.

Она сразу всё поняла и, сдернув с глаз забрызганную повязку, чуть не расплакалась, всхлипывая от обиды и бессилия. Видимо, после всех этих пастельных совокуплений, которые наша гордая длинноногая красотка вынуждена была исполнять даже не предохраняясь, трахаясь со всеми по очереди, Вика совсем раскисла. И хоть она стремилась скрывать от нас свои эмоции, чтобы все выглядело, как невинная эротическая забава с раздетой женщиной, но получить порцию спермы себе в матку показалось ей перебором. Скорее всего, она надеялась, что всё закончилось, ну а когда услышала про шприц, то не смогла сдержаться. Казалось, наконец-то её проняло и она вот-вот, вскочит и убежит в свою комнату. Я уже приготовился сказать, по этому поводу, что-нибудь подковыристое, но всё пошло по другому сценарию. Сестрица беззвучно попускав слёзы, теперь молча, с каменным лицом смотрела в пол, и никуда сбегать не собиралась.

Никто этого не ожидал, и что теперь делать мы не знали. Но показывать растерянность было нельзя, и я попросил Диму принести аптечку из комнаты Вики, может вид медицинских инструментов прочистит ей мозги.

— Осеменять тебя будем как корову. Ещё не поздно сдаться или попросить перенести наказание на завтра, если боишься... — зашёл я с другого конца, давая её шанс выкрутиться.

— Да я может, уже залетела, — вспыльчиво перебила она.

В это время Димка принёс её медицинский чемоданчик, и со словами:

— Сдавайся дура, это уже не шутки, а то и правда беременной приедешь, — положил его перед бледной и взъерошенной Викой.

Каменное выражение на лице сменилось на презрительное. Сестра решительно протянула руку и взяла из чемоданчика запечатанный маленький шприц, выдавила его из упаковки и быстро набрала из своего растраханного лона полный одноразовый шприц бледно-прозрачного киселя. Потом победно глянула на нас и достала из своего ...  Читать дальше →

Показать комментарии (47)

Последние рассказы автора

наверх