Игра с интересом. Полная версия. Все части

  1. Игра с интересом. Ремейк. Часть 1
  2. Игра с интересом. Ремейк. Часть 2
  3. Игра с интересом. Полная версия. Все части

Страница: 5 из 23

каблуке, и тонюсеньком, облегающем сверху и немного расходящимся кружевом ниже пояса чёрном пеньюаре, я даже не удивился, тому, что одет он был на голое тело. В тонком кружеве просматривались выпирающие бугорки тёмных сосков и впадина пупка. А совсем внизу, куда я стеснялся долго смотреть, чуть просвечивались бёдра и светлый треугольник выбритого лобка и ни намёка на трусики.

— Ну как? — виляя попкой и кружась на месте, спросила Вика. — Эротично?

— Очень даже, — подтвердил я. — Мне нравится!

— А как более эротично, в пеньюаре или в нижнем белье, — на полном серьёзе поинтересовалась она, остановившись напротив меня, жеманно поправляя волосы.

— Так я только в купальнике тебя видел, откуда мне знать, — не понимая, куда она клонит, промямлил я.

— Да ты и без купальника даже видел, забыл что ли.

Она демонстративно наложила ладони на просвечивающие через ткань шары грудей и наклонилась ко мне. Потом, загадочно подмигнув, добавила:

— Я вроде ничего не скрывала.

Я не растерялся и ответил:

— Ну я там не разглядывал особо, ты же недолго лежала, даже не вставала, а потом сразу оделась.

— Вот те наглость какая, ничего он не видел, — всё ещё покачивая попкой, наигранно округлив глазки, озорно откликнулась она. — Одеться, кстати, ты сам мне разрешил, так что нечего говорить, что не успел рассмотреть. Или это ты намекаешь, что я тебя стеснялась, и загорала лёжа по этой же причине?

Я ничего не намекал, и даже не держал в голове мысли про такое, но Вика сама подзуживала к продолжению спора.

— Конечно, стеснялась, раз даже сначала по сторонам оглядывалась.

— Не, ну вот же ты выдумываешь. Оглядывалась, чтобы осмотреться. Чего лишний раз засвечиваться, — воскликнула она, но видимо посчитав, что отговорка не убедительна, добавила:

— Не воображай, что заставил меня простым раздеванием сгорать от стыда.

— Да не переживай ты, — вырвалось у меня, видя как серьёзно Вика относится к нашему спору.

— Это я то переживаю? Ах так! Уси-пуси. Получается мальчик не насмотрелся на голую тётеньку и она же в этом виновата, — задиристо воскликнула Вика и села в кресло напротив. — Может мне опять остаться в чём мать родила, если в карты проиграю? А ты меня разглядишь, наконец хорошенько, а заодно и стеснительность мою проверишь своими желаниями. Что, скажешь, будем на это играть?

Я, сделав вид, что не понял её сарказма, согласно кивнул головой, возбужденно предчувствуя, что из этого может получиться что-то необычное.

— Значит так, устраиваем испытание на стыдливость и выдержку. Если проиграю, то разденусь, и абсолютно голой, буду выполнять любые твои желания, — на слове любые она сделала ударение, и хищно посмотрев на меня, продолжила: — У тебя будет для этого... — она задумалась, что-то прикидывая в уме. — Два часа... Нет, пусть будет три, чтобы не говорил, что не успел. Я полностью удовлетворю твоё любопытство. Обещаю. Согласен или как?

Наступила долгая пауза, будто выданная мне на осмысление предложенного испытания. Подвоха вроде не угадывалось, даже наоборот условия показались крайне невыгодными для сестры.

— Ах да, ну а если выиграю... — она поморщила лоб и махнув рукой, мол, с паршивой овцы хоть шерсти клок, — то полезешь антенну вешать и телевизор настраивать.

Она говорила об этом как о сущей ерунде, всем своим поведением показывая полную невозмутимость. Даже про себя Вика употребила слово тётенька, а не девушка, лишний раз намекая на нашу разницу в возрасте и тем самым давая понять насколько ей, взрослой женщине, безразлично, в случае проигрыша, побыть голой в присутствие подростка. Видно ей нравилось всячески подчёркивать свою опытность и раскованность, наблюдая мою реакцию на провокационные предложения. Она словно что-то доказывала мне и самой себе, ввязываясь в эту нелепую проверку своей стыдливости.

Теперь уже мне хотелось поставить её в тупик каким-нибудь вызывающим бестактным вопросом. Немного подзадоренный, тем, что она так снисходительно назвала меня мальчиком, я небрежно спросил:

— Даже вагинальное зеркало можно использовать?

Вика, вскинув брови, удивлённо взглянула на меня. Было видно, что она в замешательстве. А я довольный наблюдал, как она будет выкручиваться.

— Конечно можно, — тихо подтвердила она, после паузы, хотя в голосе слышались нотки сомнения и недовольства. Она как будто боролась с собой, боясь ответить отрицательно.

— Ты всерьёз считаешь, что мне будет от этого стыдно? — вдруг с циничной усмешкой, воскликнула она запальчиво.

Я предпочёл не отвечать. Чем ещё больше распалил сестрицу.

— Итак, играем на меня, — нарочито громко и неестественно разнузданно объявила кузина, показушно медленно закинув ногу за ногу, тем самым предоставляя мне возможность видеть ее бедра в полной мере.

Колоду она взяла с журнального столика, старательно демонстрируя, насколько мало её интересует результат этой партии. Но, в этот раз, почему-то была заметна её напускная самоуверенность.

Мне жутко хотелось снова увидеть ее тугие груди, ну и если повезёт всё остальное. Вика не спеша перемешивала колоду, томно поглядывая на меня.

— Раздавай, — выдохнул я.

Она кивнула и начала раздавать карты на журнальный столик, стоящий между нами. Младший козырь был мой, значит мне начинать. Стараясь не смотреть на Вику, я пытался сосредоточиться на игре, но это слабо удавалось. Она тоже не старалась обыграть меня, явно совершая нелепые промахи. К середине колоды мне удалось собрать четыре сильных козыря, и два раза подряд засыпать кузину с кучей карт. Если так дальше пойдет... У меня аж яйца запульсировали от напряжения. Колода заканчивалась, а Вика тратила свои козырные карты. Она отбивалась, а я всячески заваливал ее, подсовывая тузы. Даже последние мои карты не были побиты. Сестрица явно нервничала. Партия окончилась полной победой! Внутри меня все ликовало.

4

Вика откинулась в кресле и наигранно поджав губки, беспокойно посматривала на меня. При этом она водила пальцем вокруг ямочки пупка, словно демонстрируя свою готовность начать раздеваться.

— Я полностью в твоём распоряжении. Время пошло, — дрогнувшим голосом сказала она. — Самой раздеться или меня ты сам будешь раздевать?

— Лучше ты сама, — внезапно охрипшим голосом выразил желание я.

Помедлив, Вика встала с кресла, и включив музыку погромче, отошла на середину комнаты. Повернувшись ко мне в пол оборота, плавно двигаясь в такт музыки, она освободилась от лямки пеньюара, обнажив спелую грудь. То же она проделала и с другой лямкой, приспустив кружевную ткань до самой талии. В полумраке ее кожа казалась еще более смуглой, выделялись только треугольники и узенькие полосочки, более светлого цвета от купальника. Затем, грациозно прогнувшись, она медленно по бедрам стянула скатанный пеньюар, оставшись совершенно обнаженной. Под музыку Вика провела руками с внутренних сторон бедер, обнажая чисто выбритую промежность, потом по плоскому животу и великолепным тугим грудям и разметав волосы по плечам, заложила руки за шею, оставшись так стоять на ковре посреди комнаты. И хоть коленки были сомкнуты, между бедер виднелся тонкий просвет заканчивающийся треугольником в самом верху, а в этом треугольнике отчётливо выделялись половые губы. Её стройные длиннющие ноги в сабо на каблуке и гладкий ровный живот переходящий внизу в тщательно выбритый лобок завораживали, а пропорциональное сочетание длины ног, налитой груди и тонкой талии, отлично вписывались в моё представление о фигуристых шикарных телках из порнофильмов.

От такого зрелища у меня пересохло во рту и бешено колотилось сердце. Забыв все, я только пялился во все глаза на голую старшую сестру. Постояв так, она, призывно виляя бёдрами, подошла к своему креслу.

— Что дальше? — раскованно, спросила она, как будто стоять полностью раздетой было в норме вещей.

Облизнув пересохшие губы, я сказал ей раздвинуть ноги и продемонстрировать ...  Читать дальше →

Показать комментарии (47)

Последние рассказы автора

наверх