Любопытство и грехопадение

Страница: 3 из 4

сыну, решив просто оставить того в покое. Время все вылечит.

Следующие 2 дня прошли в том же духе. А затем наступила суббота. Юля встала очень рано, решив порадовать сына его любимыми посикунчиками. Но перед тем, как взяться за дело, она зачем-то тщательно привела себя в порядок: сделала макияж и уложила волосы. В конце женщина сняла с себя все и придирчиво осмотрела себя в большом, во весь рост, зеркале. Ей понравилось то, что она увидела. Фигура действительно была отличной, грудь — полной и совсем не отвисшей а кожа — шелковистой. Но больше всего ей понравилась ее голенькая, как у девочки, аккуратная киска. Глядя на отражение, Юлия неожиданно для себя ощутила, что ее щелочка начинает увлажняться от неясного предчувствия чего-то нового, волнующего и необыкновенного. Ей вдруг нестерпимо захотелось, чтобы кто-то еще увидел эту красоту. Женщина настойчиво, но безуспешно отгоняла от себя мысли, что этим «кем-то» может быть ее родной сын. С огромным трудом справившись с этим наваждением, Юля стала одеваться. Но тут возникли проблемы. Ей не хотелось выглядеть по-домашнему обыденно, но и нарядиться, как на праздник, она считала неправильным. В итоге она остановилась на почти новой рубашке бывшего мужа, которая бесцельно висела в ее шкафу уже несколько лет. Рубашка была ей велика и вполне могла сойти за короткий халат. Она почти полностью открывала ее стройные ноги, но выглядело это вполне пристойно. Под рубашку Юля одела одни трусики. Она не могла сказать себе, почему: просто сегодня ей хотелось одеться именно так. Женщина по-прежнему была немного возбуждена, и ее немного смущал вид проступающих сквозь ткань отвердевших сосков. Тем не менее, она решила оставить все, как есть, решив, что лепка пирожков позволит ей отвлечься и прийти в норму.

Сашку разбудил дразняще-вкусный запах, заполнивший квартиру. Он сладко потянулся, а потом решительно откинул от себя одеяло. Накануне вечером он долго думал о недавних событиях и решил, что зря избегает своей матери. Она то ведь ни в чем не виновата! А он сам? Да с любым другим могло случиться то же самое! К тому же все вышло не специально. Только вот как смотреть маме в глаза? Так что ничего страшного! Надо просто вести себя, как обычно, словно ничего не произошло. С этой позитивной мыслью он и заснул...

И вот утро. Юноша вылез из кровати, но на кухню сразу не пошел, как бы ему этого ни хотелось. Причина была банальной — утренний стояк. Закутавшись в широкий папин халат, он скрылся в ванной. Прохладный душ быстро привел его в норму. Сашка одел свежее белье и просторные шорты, после чего отправился на кухню.

— Привет, мам. С добрым утром! Вкусно пахнет.

— С добрым утром, сынок. Вот... решила тебя побаловать, твоими любимыми.

— Cупер!

— Садись, покушай, пока горячие... Какие планы на сегодня?

— Никаких. К ЕГЭ хочу поготовиться...

— Знаю я твою подготовку, — добродушно пожурила сына мать, — жить скоро будешь в своем Скайриме!

— Да я уже в него не играю!

— Какая разница во что? Ты меня понял. Ешь давай...

Юля с радостью наблюдала, как ее сын уплетает за обе щеки. Но еще больше женщину радовали его весьма красноречивые взгляды, которые он периодически бросал на нее и ее наряд. От этих взглядов соски вновь начали предательски топорщиться под рубашкой. Саша наелся до отвала, как обычно проглотив на 2—3 пирожка больше, чем требовалось. Он отвалился на стуле, похлопал себя по тому месту, где лет через 20 у него, возможно, образуется пузико, и довольно улыбнулся:

— Спасибо, ма! Очень вкусно! Как всегда!

— Все для тебя, сынок!, — И тут то, что занимало Юлин ум все последнее время, неожиданно для нее самой сорвалось с ее языка, — И волосики, которые тебе не понравились, я тоже все удалила.

Сын чуть не упал со стула.

— Что?

— Неважно!, — поздно спохватилась мама и сосредоточила свое внимание на изучении силиконовой прихватки, которую держала в руках.

Сашка оцепенел на несколько долгих секунд, а затем его сердце ухнуло вниз и сжалось, когда он сказал то, что никогда раньше не решился бы сказать.

— Похвастаешься, ма?

Теперь была уже Юлина очередь вступить в схватку с собственным разумом. И эта битва была ею с треском проиграна. Молодая женщина кокетливо улыбнулась и игриво огрызнулась.

— Ишь чего захотел!

— Ну мам! Ты же сама согласилась, что у нас не должно быть секретов!

— Подловил маму? Ладно! Не убудет...

Она повернулась к сыну передом, медленно завела руки под рубашку, ухватилась за резинку трусиков, а потом резко сдернула их до середины бедра и тут же натянула обратно. Но и этого мгновения, когда она сверкнула своими прелестями, хватило Сашке, чтобы его молодой организм немедленно отреагировал. Однако он разочарованно произнес:

— Так нечестно! Я ничего не успел увидеть.

— Успел, успел! Я же вижу, — Юля стрельнула глазками по бугру на шортах сына, — Хватит с тебя и этого.

— Мам, ну пожалуйста. Я же только посмотрю!

— Только? Ну ты наглец!

— А зачем ты тогда вообще об этом сказала?

— Сама не знаю. Это была ошибка, и хватит об этом!

Сашка насупился, явно обидевшись. Но Юля все равно решительно развернулась к раковине, давая понять, что разговор окончен. Сын вышел из кухни и ушел к себе, демонстративно хлопнув дверью. Его мать тут же села на табуретку и погрузилась в мучительные раздумья. Больше всего она боялась, что оттолкнув сына сейчас, она навсегда разорвет нити доверия, протянувшиеся между ними. Но если она согласится на его уговоры, не сделает ли она все еще хуже? Но что может быть хуже, чем потерять своего единственного ребенка? Так может... ? К тому же у Юли хватило сил, чтобы признаться себе, что она сама хочет этого! Хочет, чтобы он увидел ее всю, чтобы смотрел на нее восхищенными глазами и чтобы... хотел ее, как женщину!

Ее руки тряслись от волнения, соски набухли до предела и стали невероятно чувствительными, а трусики намокли от возбуждения. Она, наконец, приняла решение. Но прежде чем пойти и озвучить его перед сыном, женщина закрылась в ванной, чтобы снять чудовищное напряжение. Она кончила, едва ее пальчики коснулись клитора. Оргазм был такой силы, что Юля повалилась на пол и забилась в сладостных судорогах, плотно сжав свои ладони между бедер. Успокоившись, она сменила белье и обреченно пошла к сыну. Перед его дверью она задержалась, переводя дух и собираясь с мыслями, а потом постучала и вошла...

— Хорошо, сына. Я сделаю то, что ты просишь...

Он вскочил ей навстречу с горящими глазами

— ... но не сейчас! Вечером. Когда стемнеет. Я и перед мужем стеснялась при свете раздеваться.

— Хорошо, мам! Я подожду, — с готовностью согласился юноша.

— И это еще не все. У меня одно условие.

— Какое?! Я согласен!

— Еще бы, — усмехнулась мама, — до вечера ты действительно будешь сидеть и готовиться к экзаменам. Договорились?

— Да, само собой!

— Вот и ладно. Не буду тебе мешать.

На подгибающихся ногах Юлия вышла и закрыла за собой дверь. Она сделала свой шаг в неизвестность. И к чему это приведет, она не знала...

Сашка Воронов честно занимался до самого вечера. С другой стороны, насколько от этого был толк — большой вопрос. Ведь мысли его витали совсем в другой области. Время тянулось нестерпимо медленно. Мама ни разу не потревожила его. Саша слышал только, как она ходит, что-то открывает и закрывает, как гудит пылесос и воет стиралка. Около восьми за окном стало смеркаться...

Парень тупо смотрел в книгу, не понимая смысла слов и формул, и ждал. Вдруг он услышал легкие шаги босых ног по ламинату, направляющиеся к его комнате. Сердце забилось так сильно, что заглушило тихий стук в дверь. Он развернулся на стуле. Вошла мама и нерешительно застыла на пороге. Потом щелкнула выключателем, погрузив комнату в полумрак. Впрочем, света настольной лампы было вполне достаточно. Она долго подбирала нужные слова, но так и не смогла ничего ...  Читать дальше →

Показать комментарии (27)

Последние рассказы автора

наверх