Ночи любви. Часть 7

  1. Ночи любви. Часть 1
  2. Ночи любви. Часть 2
  3. Ночи любви. Часть 3
  4. Ночи любви. Часть 4
  5. Ночи любви. Часть 5
  6. Ночи любви. Часть 6
  7. Ночи любви. Часть 7

Страница: 2 из 4

чувствуя, как постепенно им овладевает жаркое, расходящееся волнами нетерпение страсти. Сочные грудки жены с напрягшимися сосочками маняще колыхались, то и дело касаясь его. О, как возбуждающе красива была Анна! Отблески печного пламени придавали её молочной коже коричневато-оливковый оттенок. Она напоминала прекрасную одалиску из гарема турецкого султана, соблазнительную и изощрённую в ласках. Глаза Сергея с наслаждением и восторгом смотрели на прелести жены. Каждый раз он словно бы открывал всё новые и новые грани её поистине неземной красоты. Хрупкие совершенные плечи с длинной точёной шеей, небольшие упруго-нежные холмики грудей со смуглыми «монетками» вокруг сосочков, тончайшая талия, плавно переходящая в плоский животик и прелестно-округлую попку, манящую, словно свежайшая булочка, пышущая жаром, восхитительные бёдра, от одного взгляда на которые бросало в жар, и кружилась голова.

Лаская мужа, Анна сама испытывала ни с чем несравнимое удовольствие, время от времени издавая тягучие сладострастные постанывания, маняще-мягко сверкая глазами, будто говорила: «Милый, ещё мгновение, и я не выдержу!». Её раскрасневшийся ротик с чуть припухшими губками, пройдя всё тело любимого, оказался, наконец, у его несравненной «игрушки». Поддерживая ручками его головку, Анна губами делала осторожные круговые движения, потом целовала вкусный кончик долгими, но нежными поцелуями. Её язычок скользил по всей длине «игрушки», по напрягшимся большим «кисетам». Потом Анна коснулась сокровенного места мужа своими порозовевшими, разгорячёнными грудками, медленно потёрлась ими о твердеющий «ствол». И напоследок её умелая «малинка» стала насаживаться на разбухший «стебель», точно хотела полностью затянуть его в себя. Однако маленькие размеры «ягодки» и огромные размеры «игрушки» не позволяли этого.

Сергей с восторгом заметил, что между бёдер Анны сочится нектар. Его жёнушка, его любимый нежный ландыш буквально истекала своими соками, желая принят в себя вожделенную влагу мужа. Радостная, победная улыбка преобразила лицо Сергея, не в силах больше сдерживаться, он опрокинул Анну на спину на самый край кровати, так, что её левая ножка и ягодичка висели в воздухе. Анна полулежала перед ним во всей своей красе, тяжело дыша, дрожа всем телом. Сергей, стоя на полу, опёрся одним коленом о край кровати, завёл правую ножку жены себе за спину, а левую подхватил под колено. Представший его взору «бутон» призывно раздвинул влажные лепестки. Словно дразня любимую, Сергей осторожно провёл «стволом» между ярких лепестков, играя ими, поводил вверх-вниз. Анна застонала, подавшись ему навстречу, её тело вздрогнуло, покрылось мурашками. Не медля больше ни секунды, Сергей мягко погрузился в тёплую и сладкую сердцевинку «бутона». Он медленно стал то входить в «цветок», то выходить из него, всё ускоряя темп. Анна задвигалась в такт его покачиваниям. Её правая ручка потянулась к его шее и ухватила мужа за волосы, глаза полубезумным взором смотрели перед собой, точно она не осознавала сути происходящего, и лишь улыбка наслаждения, преобразившая её губы, да громкие стоны, вырывавшиеся из её вздрагивающей груди, говорили об её истинных ощущениях.

— Любимый, ооо! Да, — призывно стонала она в порыве всё разрастающейся страсти. — Глубже, умоляю, милый...

И Сергей с невыразимой радостью исполнял её просьбу, безжалостно сжимая раскрасневшуюся попочку жены, избивая её своими отяжелевшими «кисетами» и входя на всю длину своего «орудия», издавая при этом странные хриплые звуки, словно дикий зверь, утоляющий голод. Время перестало для них существовать. Разгорячённые, они не замечали сырости и холода своего жалкого жилища, их не трогало, что ложе любви слишком жёсткое и тесное. Полностью отдавшись сжигавшей их страсти, они до исступления наслаждались друг другом, воспаряя к вершинам блаженства. И когда, наконец, Анна, затрепетав от внутреннего удара его упругой струи, вскрикнула, выгнулась в его объятьях, сильнее прижимаясь к нему, сладкая дрожь пронзила насквозь тело Сергея, и он ощутил себя самым счастливым человеком на свете. Сергей мысленно возблагодарил Бога за то, что Тот подарил ему лучшую из женщин, что не лишил его, великого грешника, её очищающей, возрождающей любви, и даже здесь, на краю света позволил им быть вместе.

— Мой ангел, — прошептал Сергей, целуя жену.

Ослабевшая, она охватила его за шею и лишь улыбнулась нежно и трогательно, как умела только она.

Сергей уложил её на себя и накрыл комковатым пуховым одеялом.

— Спи, моё сердечко, спи, — сказал тихо, касаясь губами её глаз, и осторожно погладил по голове.

Прошло пять лет. В тенистой беседке под старой огромной липой, склонившись над книгой, сидела молодая женщина. Её красивое лицо было сосредоточенно, полностью увлечённая чтением, она не заметила, как в беседку поднялся высокий мужчина средних лет, выправка его широкоплечей, статной фигуры говорила о военном прошлом. Он остановился у колонны и некоторое время смотрел на красавицу нежным взглядом тёмно-синих глаз. О, как она была хороша в этом муслиновом белом платье, с ниткой жемчуга на тонкой высокой шейке, с длинными тёмно-каштановыми косами, уложенными в высокую причёску! Из-под пышной юбки выглядывала изящная ножка в белом сафьяновом башмачке.

— Сердечко моё, — с улыбкой позвал мужчина, — ты прячешься от меня?

— Серёжа, — книга отброшена прочь, и красавица, радостно блестя огромными глазами, бросается к мужу.

Он подхватывает её на руки, нежно приникает долгим поцелуем к её раскрывшимся губам. Потом её тонкие музыкальные пальчики скользят по его совершенно седым волосам, а лицо трогает грустная улыбка.

— Что случилось? — с тревогой он заглядывает в её глаза.

— Ничего, — грустно улыбаясь, качает она головой и чуть слышно шепчет ему на ухо: — Я люблю тебя.

Его глаза восторженно вспыхивают, а губы осыпают поцелуями её порозовевшее личико.

После восьми лет, проведённых в Сибири, Сергей получил ещё одно смягчение приговора. Поселение в далёком краю было заменено ссылкой в родовое имение со строжайшим запретом покидать поместье без разрешения властей.

— Сегодня такой чудесный день, — заметил Сергей, — у меня для тебя сюрприз.

— Вот как, — Анна удивлённо вскинула на него глаза, — а я думала ты так и просидишь всё время в кабинете.

— Не дуйтесь, моя дорогая, — усмехнулся он, — с утра я беседовал с управляющим, потом отвечал на письма... Дел было много.

— И обо мне вспомнил в самую последнюю минуту, — кокетничая, она капризно надула губки.

— Вовсе нет, — усмехнулся он и, нежно ущипнув её щёчку, добавил: — Я всё время мечтал о той минуте, когда смогу обнять вас, сударыня и... сделать ещё кое-что.

Анна вспыхнула, как юная девушка. Краснеть и внезапно смущаться от одного только взгляда мужа и, тем более, от его вольных шуток было её неистребимым свойством. Иногда она злилась сама на себя за это, но поделать ничего не могла. Сергею же, напротив, очень нравилась эта её слабость, и при каждом удобном случае он не упускал возможности зажечь румянец на щёчках жены.

— Ну, хорошо, я верю вам, — миролюбиво улыбнулась она, спросила с оживлением: — Так о каком сюрпризе речь?

— Увидишь, — шепнул Сергей, склоняясь к маленькому ушку.

И он понёс её по аллее по направлению к дому.

— Серёжа, опусти меня, — попросила Анна.

— Ну, почему ты никогда не даёшь мне сделать то, что я так желаю все наши годы? — усмехнулся он.

— А чего ты желаешь? — не поняла она и удивлённо посмотрела на мужа.

— Я желаю носить тебя на руках, — отвечал он с улыбкой, окутывая синевой своего взгляда.

— Глупый, — вновь смутилась она, — нас могут увидеть... это не прилично на людях... Да и не хватало, чтобы Саша увидел нас.

— А что такого?! — искренне удивился Сергей. — Что преступного в том, что я несу свою жену? И для Сашки, по-моему, будет очень хорошо видеть, как счастливы его родители, как они любят. Пусть берёт пример, — ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх