Удачный выходной

Страница: 4 из 11

в поисках своего цифровика. Я уже укладывал его в маленькую наплечную сумочку, в которой мой друг хранил разные мелочи — от фонарика до ключей от дома, в то время как он сам уже отпрашивал нас у своей матери «на речку».

Возражать, как и предполагалось, тетя Марина не стала, у нее было полно своих дел, да и волноваться за нас тоже не приходилось — мы были уже вполне самостоятельными и взрослыми, по нашему мнению, мальчиками, заботиться и сюсюкаться с которыми, опять же, по нашему мнению, было уже неприлично.

Взяв в гараже велосипеды (мне достался старый, но все равно довольно приличный, на ходу, Максов), мы шустро выехали со двора и что есть мочи припустили в сторону дачного поселка, благо разделяла нас всего пара километров.

В поселке, несмотря на выходные, было довольно тихо. Стояла сильная жара, и основной поток отдыхающих просто, а тем более «отдыхающих» огородников, должен был прийтись на вечер. Тем не менее, едва въехав в пределы садового товарищества, мы тут же спешились, и окольными путями, избегая всяческих встреч с кем бы то ни было, начали пробираться в сторону нашего участка.

Заходить напрямик, с «парадного входа» было неразумно и очень опасно. Дача дяди Арсена находилась как раз напротив нашей, обзор отовсюду открывался отличный. Так что пришлось нам, сделав небольшой крюк, пробираться на соседнюю улицу, совсем пока не застроенную, заросшую большей частью буйной растительностью. Именно там и располагалась наша с Максом «секретная полянка», на которой мы проводили много времени, и о существовании которой, никто, кроме нас, не догадывался.

Велосипеды были аккуратно уложены под куст и тщательно замаскированы сломанными ветками. Впереди было самое сложное!

Низко пригнувшись, осторожно пробирались мы на заветный участок. Где короткими перебежками, где чуть ли не ползком. Трудно, но безумно увлекательно, тем более цель оправдывает средства. И вот, наконец, мы вжались в заднюю стену просторного особняка нашего соседа. Замерли, прислушиваясь. Спереди дома, из просторной открытой веранды доносились голоса и звонкий женский смех. Смех очень знакомый, мамкин. Значит, встреча все таки состоялась!

Буквально вжавшись в кирпич, мы тихонько покрались вдоль стены, позволив себе остановиться лишь у угла, закрывающего вид на веранду.

Голоса отсюда были слышны гораздо отчетливей, и стали легко узнаваемы. Какой — то слегка изменившийся, сладкий голос моей мамки и зычный громкий, сдобренный сильным кавказским акцентом, дяди Арсена.

Затаив дыхание, я с величайшей осторожностью высунулся из за угла.

Мама и дядя Арсен сидели на открытой веранде за красивым плетеным столиком метрах в пяти от нас. Сидели вполоборота, так что увидеть нас для них было довольно проблематично. Тем более они были так поглощены разговором, что, казалось, ничего вокруг не замечали.

Завидев, что все в порядке, и никто тревогу не поднимает, Макс тоже осмелел и тоже заглянул за угол.

Парочка сидела на невысоких плетеных стульях и мило ворковала, потягивая ярко красное вино из изящных хрустальных бокалов. Судя по количеству отпитого и лишь слегка объеденной грозди винограда, мама приехала совсем недавно. Но даже за этот короткий промежуток времени они успели заметно сблизиться. Огромная волосатая лапища дяди Арсена ненавязчиво поглаживала загорелое мамино бедро, впрочем, услужливо к этому подставленное самой обладательницей. Саму женщину такое положение дел ничуточки не смущало, наоборот, было заметно, что такое внимание со стороны мужчины ей приятно. Красивые глаза заволокло томной пеленой, носок левой ноги, сексуально закинутой на правую, игриво покачивался в такт движению руки мужчины.

Выглядела мама безумно сексуально. На свидание она одела свои любимые коротенькие белые шортики в обтяжку, которые очень выгодно подчеркивали округлость ее восхитительной попы и маленький голубой открытый топ, причем без лифчика — его отсутствие выдавали рельефно выступающие бусинки возбужденных сосков. Загорелые стройные ножки венчали голубенькие также, в тон топу, легкие босоножки на изящном тонком каблучке — шпильке.

Яркий макияж красиво подчеркивал слегка прищуренные в неге глаза, на щеках играл нежный румянец возбуждения.

Кавалер моей родительницы был одет просто, но со вкусом — в легкие парусиновые брюки и белую рубашку с коротким рукавом. Ворот был широко распахнут, открывая страшно мохнатую широченную мужскую грудь, на которой покоилась увесистая золотая цепь.

Вообще дядя Арсен был типичным представителем своего народа — страшно огромный, плотный и высокий дядька, слегка обременённый небольшим животиком и отсвечивающий традиционной залысиной. Руки, грудь, да и наверняка остальные части его тела, прикрытые одеждой, покрывали густые черные волосы. Но в целом он производил довольно приятное впечатление респектабельного, обходительного, немолодого мужчины. Маман рядом с ним выглядела совсем миниатюрной, как школьница — одинадцатиклассница.

Разговор складывался, мамка с интересом слушала своего собеседника, глядя ему прямо в глаза, то и дела срываясь на громкий веселый смех. Руки ее то и дело, как бы невзначай, ложились на лохматые запястья своего кавалера, нежно теребя и поглаживая их. Один факт тут же привлек мое внимание. На ее правой руке, среди другого золота, на безымянном пальце красовалось обручальное колечко. Значит, она даже и не пыталась скрыть факта своего замужества, сознательно давала знать о своем положении. Хотя, наверное, это было лишено смысла, ведь дядя Арсен, хоть и шапочно, был знаком с нашей семьей.

Вино в бокалах подошло к концу и Арсен, что то сказав маме, взял в руки бутылку и вновь наполнил их. Затем произнес что то вроде короткого тоста, мамка лишь согласно закивала, восторженно глядя на своего кавалера. Раздался тонкий звон соприкоснувшихся бокалов и их руки переплелись. Пили «на брудершафт». Сделав маленький глоточек, маман чуть приблизилась к мужчине, и глядя ему в глаза каким то завороженно — возбужденным взглядом, повернула свое лицо к его.

Дядя Арсен тут же приник к ее губам страстным поцелуем, мама так же сладко ему отвечала, закрыв от удовольствия глаза. Поцелуй затянулся, бокалы были отставлены в сторону, руки женщины страстно оглаживали могучие плечи любовника.

Скосив глаза вниз, я увидел, что огромная ладонь мужчины уже перекочевала на мамины шортики и теперь толстые пальцы нетерпеливо расстегивали пуговичку на них. Мамку это ни сколько не смущало, даже наоборот, она податливо раздвинула ножки и подалась своим крутым «передком» навстречу любовнику.

Скользнула вниз коротенькая ширинка мамкиных шортиков и ладонь дяди Арсена проворно погрузилась под маленькие белые трусики, выглядывающие теперь наружу. Мамка беспокойно заерзала на стуле, совершая какие — то вращательные движения попой, и, сладко застонав, еще крепче прижалась к мужчине. Бугор, образовавшийся в маминых шортах от пребывания там широкой пятерни любовника, то вздымался, то вновь оседал. Арсен умело и настойчиво массировал мамино влагалище, доставляя ей неземное наслаждение. Это было заметно по характерным движениям бедер, которые, то с силой сжимались, то расслабленно раздвигались, по нетерпеливо ерзавшей по стулу попке, по сбившемуся дыханию и сладким постанываниям.

Ее ладони уже сползли вниз по объемному крепкому телу и вовсю наглаживали солидных размеров бугор, выросший на брюках мужчины в области паха.

Через несколько минут таких вот взаимных ласк, дядя Арсен, наконец, оторвался от губ мамки, что то сказал, и, высунув из ее шортиков свою руку, с улыбкой поднес ее к лицу родительницы. Пальцы влажно поблескивали на солнечном свете, видимо, там внизу у мамы был настоящий потоп.

Мамка смущенно улыбнулась и, залившись краской, рассмеялась, кивая ему в ответ.

Мужчина тоже улыбнулся и еще ближе поднес свою руку к ее лицу, коснувшись влажной ладонью ее губ. Мама вдруг посерьезнела, и прикрыв в истоме глаза, сначала лизнула, а потом и ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)
наверх