Хромой сосед

Страница: 2 из 7

если не считать характерного скрипа кровати и женские стоны через стену. Возможно, мне так казалось, но когда приезжали его товарищи, то помимо Геннадия оживал как бы весь дом! Не знаю как, но они могли разогнать тучи даже в самый дождливый день, к ним люди сами как-то тянулись. Хотя возможно мне все это только казалось... Но рано или поздно они уезжали, и Геннадий Викторович опять начинал чахнуть, сильно выпивать, сразу следом исчезали все те женщины что проводили безумные ночи в его квартире и другие люди которые составляли компанию ему и его военным друзьям.

Так вот была весна, весной к Геннадию всегда приезжали его товарищи (к сожалению имен их я не помню). Где-то в глубине души я так же ждал их приезда, наверное, я надеялся, что вместе с их приездом уйдут мои внутренние терзания и в душе моей наступит веселье, как и в далекие детские года. В этот пятничный вечер я уже четвертый час сидел над экзаменационными билетами, мама принимала в ванну, было где-то 22: 00 когда через стену раздался крик! Я бы даже сказал не крик, а какой-то животный возглас отчаяния и страха! Меня всего аж передернуло от неожиданности, потом крик повторился снова и снова, затем я начал различать, что это голос Геннадия, и он безудержно на кого-то матерится. Потом он умолк, какое-то время я прислушивался через стену, что там у соседа происходит, но услышав как мама выходит с ванны быстро ретировался на свое место, изображая умный вид, и ученую занятость за билетами. Мама зашла ко мне в комнату, на ней был одет довольно короткий домашний халат красного цвета, вытирая голову поленцем, спросила кто это тут орал как не нормальный. Я указал пальцем на стену, она только вздохнула и сказала « Ну вот опять дружки приехали, теперь дня три от них не будет покоя» и ушла к себе в комнату сушить волосы.

Закончив, грызть гранит науки я сел смотреть телевизор, думая, что наконец-то тяжелый день позади. Я уже забыл думать о соседе и его диких завываниях, как приблизительно через час, за стенной начала тренькать гитара и утробный пьяный голос Геннадия Викторовича завывал какую-то грустную песню. Зашла в комнату мама, хмурясь недовольно посмотрев на часы сказала: «Совсем совесть потерял, двенадцатый час ночи, а он шумит на весь дом». Она пошла дальше, готовится к сну, а грустные песни казалось, становились только громче и громче. В какой-то момент мне уже стало не выносимо слушать эти заунывные песни, и я пошел к маме в комнату, надеясь, что там будет тише. Она сидела перед зеркалом и каким-то кремом растирала себе руки, я еще раз машинально отметил про себя какая она все-таки красивая. В этом домашнем халате, с заплетёнными назад светлыми волосами, на лице без всякой косметики, эта женщина могла вызвать у мужчин большее волнение, чем какая-то молодая расфуфыренная манекенщица.

Халат выгодно подчеркивал большую грудь в разрезе, из-под которого едва виднелся край белого лифчика, подчеркивал также оттопыренный и оттого более аппетитный широкий женский зад. Халат также не скрывал ее слегка полноватые ноги, но это только придавало более женственности им, да и были они скорее более стройными, чем полными. Ноги были как раз, такими как говорят мужики «Ох бы ухватится хорошенько за такую ляжку» Закончив растирать руки кремом, она посмотрела на меня, а затем как бы прислушиваясь к пению соседа, сказала: «Ну это уже не в какие ворота не лезет, пойду ругаться с ним, а если не успокоится, придется вызывать нашу доблестную милицию, может хоть тут будет им под силу навести порядок. « Я на все это только пожал плечами, включая телик в её комнате. Она поднялась, покрутилась еще раз перед зеркалом, пару раз одергивая домашний халат, пытаясь хоть не много его удлинить, затем махнув на это рукой, решительно пошагала к входной двери. Я сначала не сразу понял, почему у меня начало ускоренно колотить сердце и сам я весь как-то невольно напрягся, хотя по телеку смотрел комедию.

Потом всплыл образ мамы, которая в домашнем халатике вышла в тамбур, прикрыв за собой дверь, наверное, уже звонила в дверной звонок. Я представил, как Геннадий открывает двери и окидывает пьяным взглядом ноги и грудь женщины, выглядывающие из под халата... К моему стыду тогда я очень сильно возбудился только сам толком не понял и за чего, но следующую секунду поддавшись порыву я вскочил с кровати и устремился к входной двери, а точнее к дверному глазку. Я как раз подоспел вовремя, дверь у соседа была уже открытой и он сам стоя на пороге, вел беседу с моей матерью. Разговор проходил на повышенных тонах, и было видно что Геннадий был в состоянии изрядного подпития, но отдать ему должное он не хамил, а старался заплетающимся языком что-то объяснить. Мама же вела беседу с ним как с очередным нахулиганившим школьником, сдержанно строго, только иногда повышая тон. Вот только смотрелся этот тон в коротеньком домашнем халатике больно как-то не привычно.

Наталья: «Геннадий Викторович я не желаю слушать ни каких ваших оправданий в двенадцать часов ночи, немедленно прекращайте этот цирк и дайте людям спокойно отдохнуть в полной тишине, в противном случае я буду вынуждена заявить на вас в соответствующие органы власти.»

Геннадий: «Наталья Алексеевна я всегда относился к вам с уважением, и не хотел доставлять проблем! Я не хочу вас сейчас обидеть, но вы можете с вашими органами, катится на все четыре стороны! Мне терять уже просто НЕЧЕГО ООО!! Последние года у меня уже столько всего плохо случилось, что хуже уже быть просто не может!

Наталья: «Да что собственно у вас такого могло случиться, что от этого нужно, по ночам орать во все горло! В конце концов, как гласит народная мудрость утро вечера мудренее!»

Геннадий: «Вы не понимаете! Утра у меня уже не будет, не беспокойтесь это последняя ночь, в которой я доставляю вам неудобства! Мне больше не зачем оставаться здесь, все люди которые были дороги мне ушли уже туда (показал пальцем верх) я остался один.

Наталья: «Да не говорите глупостей! У вас как минимум есть двое друзей, которым явно не безразлична ваша судьба!»

Геннадий: «ДА ВЫ НЕ СЛЫШИТЕ МЕНЯ!!! НЕТУ ИХ БОЛЬШЕ!!! НЕТУ!!! Сгинули они где-то в этих проклятых горах Кавказа! У меня сегодня день рождения, вот и хочу попасть туда (палец указанный верх) что бы как все года провести его вместе с ними!»

Моя мама была явно не готова к такому развитию беседы, даже через глазок было видно ее растерянность на лице. Повисла неловкая пауза, в течение которой Геннадий Викторович пришел в движение, видимо намереваясь закрыть перед носом у женщины дверь. Но тут она вышла из оцепенения и начала говорить уже совсем другим, более мягким тоном.

Наталья: «Постойте!! Геннадий Викторович!! Разрешите, я вам составлю в компанию в ваш день рождение?! Заодно как люди побеседуем, а то здесь у порога не вежливо меня держать, вы не находите?!»

На пару секунд мужик оцепенел, мне даже показалось, что он даже протрезвел и окинул мою мать с ног до головы уже совершено другим взглядом! Более похотливым что ли, хотя возможно я себе все это сам тогда накручивал, но тем неимение мама улыбалась, я бы даже сказал, улыбалась как-то заискивающе ему! Буквально через несколько мгновений Геннадий промолвил: «Да ради бога! Наталья Алексеевна вам я всегда рад, конечно, можете проходить!» И отойдя в сторону в глубину квартиры, настежь распахнул двери, второй рукой как бы приглашая к себе войти. Мама, все также заискивающе улыбаясь, поблагодарила его и сказала, что зайдет к нему ровно через 15—20 мин, так как не прилично в гости идти с пустыми руками, а так она что-нибудь приготовит из еды на стол. На что он резонно ответил, что еда для праздника ему не нужна, а огненной воды с закусью у него и так с избытком, но в любом случае двери он оставляет для неё открытыми. Видя, что мама уже собирается вот, вот вернутся домой. Я быстро отпрянул от глазка и помчался обратно в ее комнату выключать телевизор, не знаю почему, но я решил прикинуться спящим. Далее я также пулей рванул в свою комнату, выключил свет, юркнул ...  Читать дальше →

Показать комментарии (55)

Последние рассказы автора

+8.6 (917)
122925
161
9 января 2013
3
 
наверх