Технология страсти

Страница: 1 из 3

Это была одна из домашних вечеринок в небольшой, но вкусно обставленной квартире. Приглушенный свет причудливых ламп частично скрывал лица гостей, загадочно вырисовывая их силуэты; по стилизованным под японские мотивы стенам то и дело гуляли танцующие тени; фисташковые шторы словно придирчивый охранник пропускали лучи огней ночного города в комнату, так что создавалось впечатление, будто в квартире такая обстановка тонкости которой могут ощутить лишь избранные. А «избранных» было около шести человек, считая хозяйку Катю.

Сам он, молодй и перспективный фотограф Артур удобно расположился на коесле. Полумрак скрывал его небрежно уложенные и вкусно пахнувшие волосы, лишь изредка играя на них своими тусклыми переливами. В этой таинственной темноте его мужественное лицо приобретало особые черты, делавшие его далеким от всего происходящего. И только большие глубокие глаза мягкого янтарного цвета спокойно наблюдали за всем происходящим. Белоснежная футболка с запутанным минималистическим узором хоть и не обтягивала фигуру, но весьма удачно выделяла его сильные плечи и грудь, а переплетения света с тенью опять же шли на пользу его сильным рукам, исчерченным крупными венами. Модные джинсы ловко сидели на нем, время от времени предательски выдавая его колени через щели своих рваных разрезов. Вся поза Артура выражала спокойствие и умиротворение. В своей утонченной отчужденности он чем-то напоминал персидского принца, что делало его таинственным и загадочным. Артур знал об этом, и его устраивало такое положение вещей, оно идеально подходило, что бы сманить в детально продуманную ловушку ту, на которую был устремлен его взгляд.

Вика. Она как раз была той самой обладательницей красоты, что ошеломляет и бьет наповал, не щадя ни мужчин, ни завистливых женщин. Главной особенностью Вики была ее безгранично объемная грудь, что совсем не ограничивалась рамками пятого размера. Если отбросить кокетство Вика очень гордилась этим щедрым даром природы, потому что ее эгоцентричной натуре нравилось быть в центре внимания, а объем и безупречная форма груди вполне обеспечивали это. Хотя побочным эффектом за «дар» была легкая пухлость Вики, это даже шло ей на пользу, придавая пикантности бедрам, плечам и, конечно, чудным розоватым губками, которые она время от времени надувала, как бы ни замечая прикованных к ним взглядов. Но кроме этого в арсенале Вики были ее пышные рыжеватые локоны, которые крупными прядями ниспадали на ее несравнимую грудь, форма которой была так же прекрасна, как и ее размер. Огромные карие глаза Вики смотрели на мир слегка удивленно и как бы испуганно, хотя ее обеспеченная родителями жизнь практически не давала для этого причин.

Если в мире и существовали настоящие бестии, то Вика точно входила в их число. Откровенная и не скованная рамками стеснения, она получала удовольствие, играя с мужчинами, дразня их и разжигая страсть. Однако пиком наслаждения для нее было оставлять их в момент наивысшего напряжения; при этом желание удовольствия в Вике было куда сильнее желания отточить свои навыки стервы, поэтому зачастую ее игры заканчивалась максимально хорошо как для нее самой, так и для партнера.

Проведя ни один день в преддверии сессии наедине с книгами, сегодня Вика была особенно голодна до внимания. Не близкая ей роль прилежной студентки порядком надоела Вике, поэтому на этой вечеринке она была во всеоружии. Переполненные объемом темно-рыжие волосы делали ее похожей на дикого льва с роскошной гривой. Облегающие джинсы плотно обтягивали ее пышные бедра, демонстрируя все великолепие их форм, но не подпуская ближе. Чуть приоткрывая тайну тела Вики, через редкие тонкие прорези проглядывали участки ее загорелой в солярии кожи. Особой дерзости Вике добавляла белая майка, оголявшая ее плечи и не способная скрыть всю прелесть ее груди, которая маняще покачивалась от каждого движения ее обладательницы. Пухлые губки Вики покрывала нежно-розовая помада и легкий блеск, добавлявший пикантности и вызывающий непреодолимое желание ощутить их жаркие поцелуи. Ценившая безудержное веселье Вика уже немного выпила, и от этого глаза ее блестели дразнящим, игривым огнем, и именно на них и засмотрелся Артур.

Когда вечер, незаметно накинувший маску ночи, близился к завершению, кто-то из гостей отправился в клуб, кто-то безнадежно погрузился в сон на креслах, кушетках и всем, что могло послужить импровизированной кроватью. Катя гостеприимно предложила всем остаться на ночь, а сама отправилась по собственным делам, пообещав вернуться через пол часа. Артур уединился на кухне.

Он прогрузился в свои мысли, но тут заметил что Вика стояла рядом, облокотившись о стену. Ночной вальс огней особыми бликами играла в глазах Вики, которые были устремлены на Артура. Ее округлившееся бедро задавало соблазнительную линию, а грудь очень медленно и высоко вздымалась от глубокого дыхания, в котором отражалось предвкушение намерений Вики. Лямочка ее майки частично спала, обнажив плечо ровно настолько, что бы у Артура возникло желание спустить ее еще ниже.

Артур больше не мешкал. Больше не дразнил ее. Плавно, подобно осторожному хищнику, он приблизился к ней. Слыша ее дыхание, он читал в глубине ее глаз нетерпеливое томление. Настал момент утолить его. Их пальцы плотно переплелись в изысканном танце. Еще один, последний короткий миг обжигающего дыхания разделял их, он ощущал запах ее волос, обволакивающий своими искушающими чарами; ощущал едва уловимый аромат алкоголя, который всегда вызывал у него повышенное возбуждение. Видя как блаженно она закрывает веки и подается вперед, Артур уверенно коснулся ее сладких губ. Сейчас, наслаждаясь тем как неуловимо их соединил поцелуй, он не думал ни о чем прочем. Он ощущал всю ее: жар губ, тепло груди, касавшейся его рельефного тела, что изнемогало от затянувшегося ожидания. Этот поцелуй стал разрядом свежего, пробуждающего потока электричества, наполнившего и захватившего его с такой силой, что Артур, растерял осторожность и продолжил этот долгожданный поцелуй, время от времени дразня ее легкими покусываниями. Его бережные ладони скользнули по плечам, исследуя ее тело словно дорогой хрусталь, что подобно податливому материалу так и извивалось от его касаний. Его смелые губы настойчиво переместились на шею Вики, от чего она послушно откинула голову, отдаваясь в его власть, а сама начала игриво поцарапывать его пресс.

Ее прохладные пальчики словно беззаботные бабочки порхали по нему, желая остудить его страсть, но вместо этого они лишь увеличивали ее. Артур, входивший во вкус, неспешно спустил лямочку ее майки, так что бы покрыть обильными поцелуями ее плечо, от чего Вика прикрыла глаза и издала легкий едва слышный стон. Он ощущал ее близость, вкус ее кожи, ее нарастающее желание и... Его нежные пальцы стали очень осторожно, но при этом мужественно и властно, расстегивать ремень ее джинсов. Поначалу она без раздумий отдалась во власть действий Артура и даже начала играть с его мышцами своими остро-заточенными коготками, заставляя каждую клетку Артура напрягаться все больше. Он уже бесстыдно обдавал ее жаром, лаская Вику там, где все изнывало от страсти, расстегивал пуговицы на джинсах и ощущал нежный шелк ее белья, как вдруг Вика плавно но, не терпя возражений, отстранила его. От захлестнувшего из возбуждения они оба тяжело дышали, ее блестящие глазки, чертовски дразня, удерживали его пыл. Вика провела языком по губам, после чего закусила свою пухленькую нижнюю губку и, смотря на него словно похотливая тигрица, пустила ладонь по его прессу и начала плавно массировать его ниже пояса. Она обжигающе прошептала:

— Это слишком просто. Сначала я измучаю тебя.

Её шепот как смертоносное оружие пульсировал в сознании Артура. Но теперь уже Вика взяла инициативу на себя, плавно оттолкнув его на стул. Переполненный любопытством, в сладком предвкушении, он наблюдал за ее действиями. Вика крепко уперлась обеими ладонями в его сильные плечи, от чего ее грудь поравнялась с лицом Артура, маня его больше и больше....

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)
наверх