Тьма древнего Миноса. Часть 3

  1. Тьма древнего Миноса. Часть 1
  2. Тьма древнего Миноса. Часть 2
  3. Тьма древнего Миноса. Часть 3
  4. Тьма древнего Миноса. Часть 4: Роскошный ритуал

Страница: 2 из 5

плащам не только из-за удивительности происходящего. Пурпур на Крите был довольно дешев: издревле этот остров был одним из главных его поставщиков/

В какой-то момент все приостановились. Мы замерли, ожидая нападения, но только охнули от удивления. Из дальнего угла вышла минойка в расцвете лет и необычными, рыжими волосами. Её лицо и покрывали странные чёрные узоры, а когда она сбросила платье, то нашему виду предстали и узоры на теле. Она величественно шла мимо замедлившихся культистов, неся на плечах удава.

Некоторые мужчины бросили своих разеже, подхватили Рыжую на руки и усадили в кресло, обильно смазывая тело благовониями и маслом. Затем они принялись её ублажать — языки скользили по всему телу: бёдрам, промежности, груди, руки не отставали. Однако, её высокомерный взгляд оставался неподвижным, хоть культисты и пытались углядеть в нём хоть доли возбуждения.

Переполох, вызванный появлением Рыжей, быстро сошёл на нет. Вздохи продолжились, а кто-то, судя по резким прерывистым стонам, уже кончал. Так, две сидящие рядом девушки жмурились и почти что визжали, массируя промежности друг дружки. Вскоре одна выдернула свою руку и повалилась на спину, вторая немедленно продолжила ласки и себя, и партнёрши, и вскоре я увидел, как по её бёдрам потёк нектар.

— Костис! — прошептал кто-то из бойцов — Я понимаю, это всё необычно, но когда будем атаковать? — Судя по возбуждённому виду его соратников, долго они в такой засаде не протянут.

— Их много. Обратили внимание на стражников? — он указал на фигуры с копьями и при плащах. Пурпурных, как несложно догадаться.

Воины кивнули. Надо же, я стражников даже не видел. Зато разглядел всех «виночерпальниц», мда.

— Надо их устранить, не поднимая панику. Нам нужны пленники, помните?

— Костис! Давай подождём момента, когда рыжая жрица будет готова. Судя по всему, она играет особую роль в ритуале.

Палач взглянул на кресло и медленно кивнул:

— Ждём...

А рыжая жрица подходила к окончанию. Она ещё лишь стонала и закатывала глаза, но от прежнего высокомерия в глазах не осталось и следа. Под её очаровательным тылом на кресле натекла лужа, она сама была покрыта маслом и поцелуями культисты проникли языком и пальцами в каждый из уголков её потаённых дырочек. Орудовать членами они отчего-то не решались.

Удав лениво полз по Рыжей, не обращая внимания ни на неё, ни на её почитателей. Ручной он, что ли? А почитателей становилось всё больше. Они оставляли своих партнёрш на милость друг дружки и шли к ней. «Пурпурные» девушки, как правило, сопровождали их. Кто-то массировал стволы ручками, кто-то заглатывал головку, а кто-то вообще массировал всю промежность мужчины.

Девушки тоже шли к окончанию. Одна, стоявшая на четвереньках прямо перед нами, не видела нас, так как даже не открывала глаза. Её колечко ануса обрабатывала длинным языком улыбающаяся глазами партнёрша в шапочке храма Богини-со-змеями. Интересно, как на это отреагирует Акалла... Рядо происходило нечто подобное — мокрые девушки начали со сладострастными стонами кончать, так что другие звуки не были слышны.

— Приготовиться — процедил Костис.

Тем временем мужчины начали изливать своё семя. Но не на прислуживающих культисток, а на рыжую. Вот девушка в пурпурном делает резкое движение рукой и белесая струя ударяет в полную грудь. Вот другая не успевает вынуть ствол изо рта и часть семени остаётся у неё на лице; она торопливо облизывается, глядя, чтоб никто не заметил это.

Но всем не до того. Мужчины заливают рыжую семенем так, что её загорелая кожа теперь блестит не только от масла и благовоний. Сама она теперь уже извивается и у культистов окончательно уходит разум. Они начинают её жестко сношать. В анусе — член, во рту — член, в каждой руке — тоже член, а в пещерке и вовсе два (и по сей день не понимаю, как такое возможно)

Тем временем высший жрец снимает с Рыжей змею и несёт на алтарь. Мужчины кричат, изливая семя на руки Рыжей. Я не слышу её, но уверен — это из-за ствола и восторженного гомона вокруг. Девушки кричат: их лица давно блестят от сока подружек. Восторженно кричат стражники и виночерпальщицы в пурпурных плащах. В какой-то момент образуются пурпурные пары — девушки седлают стражников.

— Рано... — шептал Костис — Надо ударить так, чтобы наверняка...

А высший жрец положил змею, измазанную в масле и человеческих секретах, на белый камень алтаря. Бедный удав, что сегодня ему довелось пережить... Мужчина что-то проговорил, но никто не ответил — слишком все отдались своей похоти. Он рассердился и закричав на незнакомом языке, схватил нож и направился к змее. Мы среагировали мгновенно.

Костис издал протяжный горловой крик. Мы ворвались в зал. Стражники пали первыми — кому-то всадили меч в живот, а кому-то в горло. Девушек мы оглушали, но не все готовы были даться просто так. Я получил по голове палкой и ткнул куда-то в комок тел. Костис слева активно прорубался к жрецу, но тот успел распороть себе живот. Воин слева получил кубком по брови, его глаза залила кровь.

Вскоре дело перешло в очень близкую рукопашную. Весельчак, подкалывавший на входе, скрылся под телами культистов — в его животе застряло копьё стражника. По залу бегал культист с раной в промежности, коропляя вс ругательствами и кровью. Я с Костисом отрезал отступников от выхода, ещё двое — от каморки. Оглушенные вскакивали и вгрызались, а затем падали под мечами.

Рыжая в полном беспамятстве полулежала на кресле. Её охранял Гестис, и не зря — её сразу же попытались убить свои же почитатели. Погибла кидонка с идеальными ногами, под моим мечом, Костис зарубил её визжащую партнёршу с кривым кинжалом. Вскоре звон и крики смолкли. На ногах стояло около десятка сынов Миноса. Истинных сынов. Все раненые, но понимавшие, что могло закончиться и хуже.

— Достать раненых! — начал раздавать приказы Костис. — Тородо, осмотри зал, все предмет культа собери сразу! Гестис, займись оглушенными! Не забудь связать рыжую, она — наиболее ценный трофей!

Залитый кровью, вином, соками людей пол. Таоке снится только в кошмарах.

Я снёс всё: статуэтки, листы пальм с тайными текстами — в опустевший ритуальный котёл. Закрыл сверху холстом и начал осматривать каморку за залом. Стол с оковами, горшочки с травами и настоями. Везде изображения Осьминога: сброшенного с небес, следящего за людьми и участвовавший в их оргиях. Клеймо везде одинаковое — то же, что и раньше. Я аккуратно отнёс находки к первым.

Весь зал уже наполнила стража. Риату в боевом панцире (ого!) осматривал свитки и находки.
/Предполагается, что минойцы имели свитки из листьев пальмы, но они не сохранились. /

— Тородо. — увидел он меня — С успехом, мальчик.

Я усмехнулся. Я жил двадцать первый солнечный круг, а оставался для него тем же непокорным юнцом.

— Ты захватил столько трофеев... — задумчиво произнёс он. — наши знания по культу Осьминога возростут благодаря ним в разы... Молодец.

— Спасибо Костису и ветеранам.

— Они тоже хороши, но если бы ты не предложил выждать, пятерыми, отправленными на отчёт к твоей начальницей — Богиней, дело бы не ограничилось.

Я медленно сел на скамью, где ещё полчаса назад резвились девушки, убитые в том числе мной. Хотелось вина, но я терпел. его было много вокруг, но оно было всё отравлено порчей Осьминога. А вполне возможно — и различными ядами.

— Главного мы не взяли — я кивнул на коченеющего главного жреца ковена.

— Это не главное. Вы взяли семерых пленных и даже не сожгли зал — он улыбнулся, вспоминая взятие первого ковена, когда мы едва не сожгли секцию Северного крыла. — Я расскажу Акалле, как ты отличился.

— Спасибо.

— Это не освобождает тебя от отчёта перед высшим Жрецом — прохладно ответил Риату. — Пошли, — кивнул он на посвящённых, несущих котёл — проверим, как эти остолопы донесут нашу ценность...

— Нашу?

— Ты думаешь, мы оставим Храму Змеи столь ценные артефакты после ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

+9.2 (54)
13598
14
28 мая 2013
3
 
наверх