За подружку

Страница: 2 из 3

Делая вид, что я помогаю поудобнее положить Ксюшу на сиденье, я потрогал её за грудь, животик, ножки и между ножек. Все мои манипуляции остались безответны. Девочка была в полной «отключке». Только какое-то бессвязное и непонятное мычание доносилось из её ротика. Августовские вечера были ещё теплы в Северной Венеции, поэтому на девочке не было ни колготок, ни чулков. Поэтому я мог благодарно ощущать своей ладошкой бархатистую нежность её кожи.

Пока я устраивал Ксюшу на заднем сиденье, удовлетворяя своё взыгравшую не на шутку похоть, Вероника обошла авто с другой стороны и открыв дверь, тоже села на задние сиденье. Пока она вспрыгивала на диван, я успел отметить и её точёные ножки. «Одна дугой краше», — пронеслось у меня в голове. Обе девчонки были безумно красивы и обаятельны. Планы, один коварнее другого возникали в моей голове. Я уже видел, как буду вставлять свой уже взбухший от возбуждения орган, сначала в одну киску, а потом, насладившись одной дырочкой, вгоню его в другую.

Я сел за руль и спросил: «Куда едем?», хотя уже мысленно вспоминал карту этой части города и выискивал парки, и глухие дворы. «Сейчас по проспекту, а потом завернём на Долгоозёрную улицу, ну вон там, направо», — пояснила мне Вероника. Я улыбнулся. Когда-то я частенько бывал в том месте, как раз где кооперативные гаражи, за которыми был парк и озеро Долгое. В такое время там точно никого не было. Не то, что бы я был реально озабочен на почве секса и стремился получить удовлетворение любым способом, переходя в разряд сексуальных маньяков, но когда видишь нетрезвых девушек в ночное время в пустынном месте, поневоле грязные и пошлые мысли полезут в голову. Планы, возникающие в моей голове, носили скорее фантастический характер, и строил их я, скорее для самовозбуждения. Но когда мы свернули с проспекта на указанную Вероникой улицу, и справа я увидел съезд в сторону парка, то какая-то неведомая сила заставила меня свернуть в сторону.

Вероника, занятая приведением в чувство своей подруги даже не наметила моего манёвра. Только когда мы уже въехали чуть ли не в самую глубину парка, и в свете фар появилось озеро, девочка испуганно посмотрела в окно и спросила: «Эээээ! Ты куда это завернул?!» В её глазах мелькнул страх, а в голосе появилась нотка отчаянья. Было видно, что происходящее реально напугало девочку. Она не раз читала в газетах, видела по телевизору, как глупеньких и пьяненьких девочек завозят в парки и леса, а там насилуют и убивают. Я увидел стремительные шевеления девочки, которая стала что-то лихорадочно выискивать у себя в сумочке. «Наверно ищет газовый баллончик», — со смехом подумал я. Так и оказалось. Победно вскинув рук, в которой красовался блестящий оранжевый предмет, Вероника приказала: «А, ну, останавливай и выпусти нас!» Я действительно остановил машину, выключил двигатель и нажал кнопку блокировки дверей. Замки зловеще щёлкнули. Вероника стала дёргать ручку, но дверь не открывалась. «Открой! А то сейчас брызну тебе в глаза!" — командовал осмелевшая Вероника. «И что? Тебе же тоже достанется! Газовым баллончиком нельзя пользоваться в закрытых помещениях. Ни в лифтах, ни в подъездах, ни в машинах», — спокойно ответил я, продолжая внимательно и пристально смотреть на девочку. Мне не нужны были лишние проблемы, и я с удовольствием ограничился бы только одной щёлочкой, поэтому предложил девочке: «Ты можешь идти! Я тебя отпущу, но вот твоя подружка составит мне минут на десять-пятнадцать компанию. Я тебе обещаю, что с ней ничего не случиться. Будет жива и здорова». Я говорил так спокойно и уверенно, что даже сам удивился.

«Да пошёл ты, извращенец х... в! Я номера твоей машины запомнила, и тебя запомнила! Я сразу в ментуру побегу!" — стала выдавать свои аргументы Вероника. Не желая больше слушать этот бред, я спокойно достал из кобуры пистолет и направил его прямо девочке в лоб, а второй рукой вытащил из кармана ксиву УФСБ по Питеру. Такие штуки свободно в те времена вращались среди определённого круга лиц. Увидев ствол и удостоверение с волшебными буквами, девочка замолкла. «Давай выметайся из тачки и вали хоть куда!" — скомандовал на это раз я: «Можешь вон там, на скамеечке посидеть, пока я с твоей подружкой пообщаюсь, а потом я вас отвезу, куда скажешь!» Мне было немножко жаль и Веронику и Ксюшу, не такой уж я и злодей по сути, но всё моё естество уже работало в одном направлении.

Мне безумно хотелось поскорее стянуть с Ксюши её кружевные белые трусики, раздвинуть её ножки и вогнать свой кол в её пещерку. Вероника, пребывая в состоянии шока, не зная как же ей поступить в данной ситуации, стала пробовать меня уговаривать: «Слушай, ну давай мы пойдём. Зачем мы тебе сдались? Ты вон какой крутой, ты себе любую можешь позволить! А мы простые девчонки, не крутые, не модные, давай мы пойдём?» «Да мне пофиг, модные вы или не модные!" — заворчал я в нетерпении: «Между ног у вас у всех всё одинаковое, а мне сейчас только это и надо, Давай выметайся, а не то прямо при тебе и оприходую твою подружку!» «Ну, нельзя её трогать, он девственница ещё, целка. Она с парнем поэтому и поругалась, что отказывает ему уже пол года!" — запричитала со слезами на глазах Вероника. «Вот и хорошо, что целка, Значит не заразная! А что в отключке, так ещё и лучше, орать не будет, когда я ей вставлю. Так ты выходишь или смотреть будешь?» — с этими словами я разблокировал двери и вышел на улицу, что бы перейти на заднее сиденье.

Открыв задние двери, я подвинул ножки Ксюши в сторону и сел рядом с лежащей девочкой. Вероника с ужасом наблюдала за моими действиями. «Ну не надо! Не трогай её, пожалуйста! Она же не переживёт этого! Знаешь, как она к этому бережно относиться?" — умоляла меня Вероника. «Да ты з... ла уже. Я же сказал, мне пофиг на неё и на тебя! Я трахаться хочу!" — злился я: «Могу тебя трахнуть, если так подружка тебе дорога! Мне пох... !» Верника испуганно замолчала.

Я стал расстёгивать ремень на своих брюках, желая поскорее выпустить на свободу своего пылающего жаром и рвущегося наружу дружка. Верника смотрела на мои движения и вдруг выпалила: «Давай я просто у тебя это, отсосу и ты нас отпустишь?» Мне всегда нравились оральные ласки, поэтому я, не задумываясь, ответил: «Давай! Если понравиться, то отпущу!» Я вытащил из брюк свой орган, который был ужасно твёрд и требовал незамедлительных ласк. Откинувшись на спинку дивана, я широко расставил ноги и, показав кивком головы Вернике направление сказал: «Можешь приступать!» Девочка медленно пододвинулась, сев на краешек дивана и склонилась над моим пахом. Головка моего члена уткнулась в её губки.

Я приготовился получать наслаждение и закрыл глаза. Вероника стала посасывать мой орган, как-то очень уж осторожно и не умело. Мой член, привыкший к изысканным оральным ласкам, в нетерпении ждал прикосновений языка и нежных посасываний. Я дал время Веронике раскочегариться, а сам тем временем, стал поглаживать через трусики щёлочку Ксюши, наслаждаясь ощущениями мягкой и тёплой киски. Примерно через минуты две, не дождавшись долгожданных ласк языком и посасываний, поняв, что девочка просто не умеет этого делать, и, не имея никакого желания устраивать ликбез, я решил удовлетворить свою похоть через овладение пещеркой девочки. «Них. я ты не умеешь сосать! Не получается у тебя отработать, поэтому давай ка, раз твоя подружка целка и так тебе дорога, снимай ка свои трусики и поворачивайся ко мне попкой! Буду тебя жарить, раз сосать не умеешь!» Девочка в испуге отшатнулась от меня и прижалась к двери. «Я тоже ещё девочка, мне тоже нельзя заниматься этим. Отпустите нас, пожалуйста.!» Я рассмеялся: «Да конечно! Так я и поверил! Сразу все целки стали, как только до дела доходит! Давай снимай трусики или сама или подружке, мне пофиг кому вставить!» Мой орган, раззадоренный неумелыми ласками Вероники, очень настойчиво требовал погружения. «Ну что сидишь, как клуша?! Снимай, давай трусы и поворачиваясь попкой! Видишь, как дрожит и хочет!»

Верника заплакала и, наклонившись над подружкой, задрав ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх