В объятиях пирата. Часть 2

  1. В объятиях пирата. Часть 1
  2. В объятиях пирата. Часть 2
  3. В объятиях пирата. Часть 3
  4. В объятиях пирата. Часть 4
  5. В объятиях пирата. Часть 5
  6. В объятиях пирата. Часть 6
  7. В объятиях пирата. Часть 7
  8. В объятиях пирата. Часть 8
  9. В объятиях пирата. Части 9—10

Страница: 2 из 3

непременно дурно пахнуть и выглядеть, как свинья, — неожиданно засмеялся он. — И потом, у нас часто бывали пленники... С ними нужно было уметь говорить, договариваться о выкупе. И охотнее они шли на контакт с... человеком опрятной наружности.

— У вас бывали пленники или пленницы? — отстраняясь от него, спросила Анна.

— О! Мадам, вы ревнуете?! — его лицо просияло. — Да, были и пленницы. Но вы оказались единственной, кто взял в плен меня.

От этих его слов сердечко Анны заколотилось с отчаянной силой. Она сидела в кольце его сильных рук и, слабея всё больше, ждала его поцелуя. Но он вдруг почти грубо — так ей показалось — оттолкнул её и приказал тоном, не терпящим возражений:

— Всё, мадам! А теперь ступайте! Вам придётся остаться одной до завтрашнего вечера. Я намерен обследовать остров.

— Но... — Анна едва не плача, стояла, с возмущением глядя на него. — Я останусь здесь совсем одна?!

— Конечно, — блеснули его глаза. — А что вас пугает? Хищников, как вы уже, должно быть поняли, здесь нет. До водопада я запрещаю ходить, пока я не вернусь. Не хватало ещё раз упасть! Еда у вас есть, так что вполне сможете побыть одна.

Он вскинул на плечо ружьё, прицепил к поясу шпагу, надел шляпу и шагнул в прибрежные кусты.

— Пират! — крикнула ему вслед Анна, швырнула горсть песка. — Грубый, неотесанный мужлан!

Она не могла видеть его лицо. И Дюваль, не таясь, улыбался светлой, счастливой улыбкой. Он специально разыграл с ней эту сцену. Серж понял, что ещё немного и он не выдержит натиска чёрных глаз, её трепета. Но он, всерьёз опасаясь за её здоровье, боялся причинить ей вред. Поэтому предпочёл удалиться подальше от искушения. На мгновение ему стало жаль, что он обидел её, но он сразу взял себя в руки и пошёл, не оборачиваясь.

Оставшись одна, Анна бросилась в хижину и, упав на своё ложе, дала волю слезам.

— Наверное, я ошиблась в нём... — шептала Анна. — Как, ну, как можно было оказаться такой дурочкой?! Влюбиться без оглядки в пирата! Поверить, что он может быть благородным человеком! Да он... просто использует меня! Конечно, чего проще?! Здесь и делить меня ни с кем не надо...

Её кулачок избивал подушку, набитую травой, а плечики сотрясались от рыданий. Вдруг она прекратила плакать, вытерла слёзы и оглядела хижину, словно ища что-то.

— Хорошо, сэр, — пробормотала она, — вы ошиблись, считая меня доступной женщиной... За любимого человека я готова умереть... Но за свою честь я тоже смогу постоять! Лучше потерять жизнь, чем честь.

Порывшись в своём сундуке, она достала маленький стилет. Тонкий трёхгранный клинок с прямой крестовиной, изящная малахитовая рукоятка, инкрустированная золотом, удобно умещавшаяся в маленькой женской руке. Ножны — под стать рукоятке, с «ушком», чтобы носить на шее или у пояса. Эту итальянскую вещицу ей когда-то подарил отец.

— Если вы, сэр, попытаетесь дотронуться до меня... — примеряя кинжал к руке, произнесла Анна с угрозой.

Но не окончила фразы. Вставила стилет в ножны и пошла на пляж. Собрав там мелких ракушек, принесла их в хижину и стала делать ожерелье.

Прошло больше суток. Дюваль не возвращался. Обняв колени, Анна сидела на берегу и смотрела на волны, плещущиеся в лучах заката. Море было спокойным, но это спокойствие начинало напрягать Анну. Душный вечер, казался невероятно долгим и пустым. Скинув одежду, и для чего-то взяв в руки тонкий шарф, Анна зашла в воду. Ей захотелось услышать музыку, она стала напевать что-то и танцевать под свою мелодию, красиво размахивая алым куском ткани.

Вернувшийся в это время Дюваль, увидев, что Анны нет в хижине, встревоженный хотел было отправиться к водопаду, но вдруг услышал нежный голос девушки. Анна пела. Вскоре он увидел её, танцующую у самого берега. Он и раньше знал, как прекрасна его любимая, но сейчас в лучах заката перед ним предстала фантастическая по своей красоте сцена. Хрупкая фигурка была будто выточена из тёмного полированного дерева. Гибкие руки, раскинутые в стороны, удерживающие кусок багряной полупрозрачной ткани, напоминали крылья. Девушка словно парила над водой, едва скрывая в волнах миниатюрные ступни изящных ножек. Гордо приподнятая грудь пружинила в такт движениям танцовщицы, длинные тёмные волосы, отливая золотом, крутыми локонами метались по скульптурным формам. Анна казалась порождением райской природы этого тропического острова. Дюваль не прятался, он просто открыто стоял на берегу и смотрел, замерев от восторга и благоговения.

Вдруг она почувствовала его взгляд, заметила его, руки опустились, прикрывая тело тканью, глаза гневно сверкнули.

— Анна, любовь моя! — бросился к ней Дюваль.

— Стойте, не подходите ко мне! — воскликнула она.

Потом, стараясь держаться от него как можно дальше, выбежала на берег и, присев, что-то взяла в руки. Её рука взметнулась, блеснул металл. Серж увидел, как она направила себе в грудь стилет.

— Анна! Что всё это значит?! — прогремел Дюваль.

— Если вы подойдёте ко мне, я убью себя! — звенящим голосом отвечала она.

— Анна! Я не понимаю вас!

— Стойте на месте! Если не хотите ещё одной смерти на своей совести, — её голос дрогнул, в нём послышались слёзы.

— О, Боже мой! Анна! Объясните же, наконец, что произошло! — Дюваль стал осторожно приближаться к ней, предостерегающе вытянув руку и глядя ей в глаза. — Прошу вас! Видите, у меня ничего нет, — он показал свои ладони, — я не притронусь к вам, но я должен знать, в чём вы меня обвиняете.

Холодный пот выступил у него на лбу. Он боялся предположить самое худшее. Однажды он видел нечто подобное. Тогда «Зевс» обнаружил на одном из островов сошедшего с ума человека. Они так и не смогли узнать его историю. Приняв их за дикарей-людоедов, несчастный зарезал себя на глазах у изумлённых пиратов.

— О, янедоумок палубный! Проклятье медузы! — мысленно выругался Дюваль. — Что я наделал?! Как я посмел оставить её одну?!

Вслух же он продолжал спокойным тоном уговаривать девушку. Наконец, заметив, что она на мгновение отвела взгляд, он одним прыжком оказался возле неё и успел перехватить занесённую со стилетом руку. Он сжал её кисть, стилет выпал. Дюваль схватил Анну, перекинул её через свою шею и потащил к хижине.

— Бандит! — кричала она, вырываясь, дёргаясь изо всех сил.

Но он мёртвой хваткой сжимал босые ножки и тонкие кисти рук.

— Пират проклятый! Отпусти меня! Слышишь?! — кричала Анна. — Убери от меня свои руки! Грязное животное! Я не позволю играть со мной! Если... если ты тронешь меня, я убью тебя!

Оказавшись в хижине, Дюваль швырнул девушку на её лежанку. Она сразу вскочила и бросилась к дверям, но он преградил ей дорогу и небрежно бросил платье.

— Мадам, оденьтесь! Мне трудно... смотреть на вас в таком виде, — ухмыльнулся он своей прежней усмешкой, которую она часто видела на его лице прежде.

И ещё Анна заметила в его глазах незнакомое ей выражение холодной непримиримости, ещё более стальное, чем было раньше.

Ей стало страшно от одной только мысли, что он может не просто уничтожить её, а сделать это каким-то ужасным способом. Она даже и представить не могла, каким именно. Анна зажмурилась и быстро накинула платье.

— Хорошо! — вновь ухмыльнулся он. — А теперь садитесь... пожалуйста, и расскажите мне о причине вашей выходки, — уже спокойно, но всё тем же железным тоном сказал он.

— Я не сяду, сэр, — дрожащим голосом, однако с упрямством в глазах, отвечала она. — Я могу говорить и стоя.

— Хорошо, — кивнул он. — Итак, вы сначала хотели убить себя, а потом грозились убить меня? Чем, позвольте узнать, я вас так разгневал?

— Вы... вы... обманули меня, — пробормотала Анна. — Вы заманили меня в свои сети, сделали меня... вашей... игрушкой, потом я вам надоела, вы бросили меня одну и... и

Она не успела договорить,...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх