История о море. Глава третья

  1. История о море. Глава первая
  2. История о море. Глава вторая
  3. История о море. Глава третья
  4. История о море. Глава четвёртая

Страница: 1 из 2

Райские сады бывают не только в книгах или с милым рай и в шалаше.

Уехали мы в полдень. Мать и отец сидели, обнявшись и молча, я дремал на пустом рюкзаке матери. У отца в рюкзаке стояла канистра с домашним вином. Коста и Эллада провожали нас до самой остановки, где они все расцеловались словно наоборот. Ну, что Эллада жена моего отца, а моя мать жена Косты. Обнимания, прижимания, какие-то смешки всё это осталось в моей памяти, и сквозь дремоту проступали, заставляя волноваться сонного Максима. Но бессонная ночь втягивала меня обратно в дрёму, уводя это от меня в сонный туман.

Всю неделю я носился как угорелый. Приближалась середина августа, начало оживления в моей официальной жизни — надо было идти в школу, узнавать, что и как, в середине возобновлялись занятии в секции, да и, вообще, кончалось лето. Эта англичанка, Эллада, Коста, отец с матерью, гипер спермотоксикоз отошли на задний план, уступая место моему юношескому задору. Удастся ли мне сделать сотку? То есть заработать сто рублей? Интерес был не праздным. Мне нужно было к школе много чего. К тому же, новый комплект для подводного плавания в витрине спортивного магазина манил своей необычностью. Вместо круглой маски, в комплекте были очки, а трубка была такая вся изогнутая, что значительно облегчало жизнь. Прежние трубки я сам гнул, избегая ошибок инженеров, которым почему-то показалось, что именно под таким градусом под водой ныряющий держит голову. Им бы в такой позе заставить поплавать минут десять. Интересно, после этого им нужна будет помощь или как? А ласты были мне уже малы. Да и старые уже. Резина пошла маленькими трещинками по краям.

А лето буйствовало вокруг, набивая улицы отдыхающими. Август время массовых отпусков и время наилучшей прибыли на курортах. Особенно начало августа и середина. В конце уже не то, уставшие продавцы обычно делали перерывы длиннее, пляжи были основательно загажены, случались перебои с водой. Второе дыхание приходило в пятых числах сентября, когда начинался сезон, который все звали «бархатным». Вот убей меня, не пойму, почему именно «бархатный»?

На следующие выходные мы опять поехали к Диамантидисам. Я ехал туда вновь полный томления, спермы и желания вновь увидеть то, что видел в прошлые выходные. Мать и отец, посмеиваясь надо мной, предложили спать теперь не в сарае, а в доме. Вернее сказать, в правом крыле второго дома. Там, где никто не жил. А то ночёвка в саду не очень полезная вещь для молодого организма. Типа, простудишься перед школой, секцией. Ага, знаем мы для чего меня под крышу загоняете! Наверно просекли, что я где-то рядом толкался, пока вы там занимались любовью? Ладно, посмотрим по ситуации. То, что родители, а также Диамантидисы тоже будут заниматься любовью, мне было ясно как дважды два четыре. Только следовало быть в нужное время и в нужном месте.

Опять мы сидели на веранде, ветерок лениво трепал волосы, растягивая тело на мелкие части, стремящиеся вниз — к мягкому, комфортному матрасу, брошенному на самый край открытой веранды. Вино чуть крутило голову, что было и понятно. На «мизинец» не напьёшься.

— Слушай, что сидим? — Коста поднялся. — Айда на море! На природе и по природному. А? — Он притянул к себе Элладу. — Пошли? — Как у неё блеснули глаза?! Наверно, таким же образом они блеснули и неделю назад, когда он поволок её в сарай?

— А что? Мальчишки? — Моя мать поднялась, тряхнула головой, сбрасывая собранные в башенку волосы, закрывая голые плечи, охваченные только тонкими бретельками маячки. — Пошли!

— А Андрей? — Они посмотрели на меня.

— А я что? — От их взглядов мне даже как-то стало не по себе. — Я не маленький. Спать после обеда не надо.

— Не маленький. — Вдруг Эллада так улыбнулась, что внутри у меня похолодело тем самым холодком, после которого Максим начинал протестовать или буянить. Смотря, что было потом. Что вы от меня хотите?

— Тогда по пионерски!! — Отец подхватил мать под руки, вытащил из-за стола. — Вы что? Забыли как? Пионерский закон?

— Тогда мальчики направо, девочки налево! — Это уже мать из комнаты, забежав туда. С собой надо что-то взять. Всегда на пляж шли с какой-то сумкой, пакетом, авоськой с чем-то. — Я сейчас.

— А у меня плавок нет. — Я посмотрел на стоящих мужчин, которые вели какую-то малопонятную мне игру, пряча улыбки. — Я не взял.

— А и не надо. — Эллада наклонилась, поцеловала меня в щёку. — Купание раздельное, без одежды.

— Без одежды? — Я просто переспросил, так как в голове моей это не укладывалось. Вот так вот просто? Об этом? Что будут купаться голыми? Пусть даже и раздельно, то есть в разных местах?

— Подъём! — Мать выскочила из комнаты. Ага, так и есть, на плече сумка. — Полотенца взяла, крем взяла.

— А у меня всё уже готово. — Эллада потянула сумку из-за двери. — Пошли?

Тропка вывела нас к полузаросшему проходу под железнодорожной насыпью, за которой, неожиданно для меня, открывалась бухточка, прикрытая от внешних взоров высокой бетонной стенкой, поддерживающей остаток от горки, между которой и проскальзывала нитка железной дороги.

— Купаться! — Женщины завернули за угол скального ребра горки. — А мальчики в другую сторону!

— Ага. Самое наше лучшее детям! — Крикнул им вдогонку Коста. А потом нам. — Ну, что ж, пошли. Там немного гальки, а песок у них.

Место было просто восхитительным. Море было чистым, валуны, лежавшие на дне, только-только стали обрастать мохом, отчего вокруг них еще не было такого количества рыбешек и прочего придонного народца. Мы сбросили одежду, ухнулись в воду. В ответ на наши «ух!» послышался радостный женский взвизг. Они тоже упали в воду. Я пару раз нырнул, достал дно, и довольный собой, лёг на спину. Хорошо! Отец с Костой о чём-то поговорили, а потом с заговорщицким видом поплыли на противоположную часть бухточки, где виднелись головы женщин. Я хихикнул. Мы тоже в пионерском лагере пугали девчонок, выскакивая из глубины, фырча и рыча, как морские животные. Девчонки орали, пищали, плескались на нас, а мы удирали, под укоряющие крики вожатой или вожатого. Но тут взрослые дядьки и тётьки. И вот тут он ожил. От одной картинки, на которой они все голые плещут друг на друга водой, стоя по пояс в воде, вызывал такой прилив энергии, что Максим вскочил, а не напрягся как обычно. Я бросил взгляд по сторонам и, не заметив никого, поплыл к берегу. Надо было найти место, чтобы выпустить давившую на меня сперму. Прикрывая стоящий член, я поковылял в кусты. Для меня находиться в воде голым более естественно, чем на суше. Я забрался в кусты ежевики, устроился на камне, обхватил Максима понежнее. Мне хотелось уже другого, более нежного, чем моя проверенная твёрдая рука. Но, как говорил мой отец, за неимением гербовой, пишем на простой. Хруст приковал меня на месте. Кто-то крался за стенкой ежевики.

— Ой. — Голос какой-то знакомый.

— Укололась? — Это отец.

— Нет, просто неудобно на камешек наступила. — Это мать. Я замер. Мне вновь повезло? Максим ответил пульсацией в такт биения моего сердца.

— А Андрей? — А это кто?

— Купается как тюлень. Ему в воде лучше, чем на суше, похоже. — Это Коста.

— Не заметит? — Да, это Эллада!

— Если мы тут быстро, то нет. — Отец хохотнул, послышалось чьё-то мычание. Словно взяли в рот конфету, говорить не могут, а хотят.

— Тогда не отвлекаемся! — Голос Косты неожиданно прозвучал над самым моим ухом. Я вздрогнул. Попался! Но нет, дальше пошло совершенно другое, заставившее меня пересмотреть многое в этой жизни. В особенности отношения мужчины и женщины.

— Тогда садись. — Мать не сказала, проворковала.

— А я хочу стоя. — Что Коста хочет стоя? Я вытянул голову в бок и замер.

Отец лежал на земле, заложив руку за голову, а Эллада, придерживая волосы, левой рукой, правой держала его за член, практически полностью исчезнувший в её рту. Коста стоял рядом, держал мою мать за плечи, а она закатывала кожицу на его члене, открывая чуть ли не фиолетовую ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх