Лето гастрбайтера. Часть 8

  1. Лето гастрбайтера
  2. Лето гастарбайтера. Часть 2
  3. Лето гастарбайтера. Часть 3
  4. Лето гастрбайтера. Часть 4
  5. Лето гастрбайтера. Часть 5
  6. Лето гастрбайтера. Часть 6
  7. Лето гастрбайтера. Часть 7
  8. Лето гастрбайтера. Часть 8
  9. Лето гастрбайтера. Завершение

Страница: 1 из 2

Не прошло и пяти минут, как под действием моего язычка вновь напряглись Аллины мышцы. Она выгнула спину, опять неистово сжала бёдра и пролилась на меня очередной порцией влаги наивысшей точки удовольствия. Потом как-то неуклюже перевалилась на бок, освободив из плена своего, истерзанного язычком, лона моё лицо и с довольной, умиротворённой улыбкой затихла в какой-то нелепой, неестественной позе.

Сашка тоже не заставил себя долго ждать. Замычал, выпустив из своего жаркого, развратного ротика мой прибор и тут же пролился в Ольгин рот изрядной порцией своего семени. Ольга, не глотая её, переместилась по матрацу. Зависла на долю секунды над Аллой и тут же впилась в её пухлые, манящие губы поцелуем. Алла было открылась ей на встерчу, но тут почувствовала, как из Ольгиного ротика к ней перетикает Сашкина сперма и удивлённо вскинулв глаза. Она не ожидала от Ольги такого подвоха и к сперме, видимо, была не привычна, но виду не подала, с небольшим усилием сглотнула и начала в ответ целовать и вылизывать язычком Ольгины перепачканные губки.

Потом мы все валялись на нашем импровизированном, восточном ложе и лениво переговаривались. Я всех обвинил в том, что единственный не успел кончить и они клятвенно заверили меня, что чуть позже исправят эту оплошность.

Потом Алла, совершенно голая, пошла на улицу и принесла водку и какую-то снедь. Мы удивлённо взглянули на неё. Пить ни кому не хотелось. Тогда она махнула рукой и принялась пить одна. Позже мы все поймём почему и для чего ей понадобился алкоголь...

Она пила, практически не закусывая, одну рюмку за другой. Вскоре я забеспокоился и, обняв её за плечи, поинтересовался всё ли в порядке. Она нежно поцеловала меня в шею и заверила, что давно не чувствовала себя такой счастливой.

Мы дождались, пока наша мадам закончит принимать «допинг» и решили продолжить приостановленный процесс.

Как только мы опять сплелись в объятиях, я понял, что Алла еле жива... Движения её стали неловки и она уже не очень хорошо владела своим прекрасным телом. Ни чего не оставалось, как положить её на спину и ласкать. Сама она уже была мало на что способна. И тут наконец наступила развязка и она, крепко зажмурив глаза, не громко произнесла. Ребята, я готова к тому, о чём мечтала много лет.

— Дать в рот мужу?! — со смешком, откровенно съязвил Сашка.

Она пьяно замотала непослушной головой:

— Нет, это потом. Я имела ввиду нечто другое...

Она выдержала театральную паузу, икнула и продолжила:

— Трахните меня, как последнюю уличную шлюху! Не спрашивайте ни о чём! Будьте со мной грубы и беспощадны (Но не жестоки! — оговорилась она на всякий случа). Я хочу, чтоб Вы взяли меня во все дырки.

Мы не верили своим ушам! Так вот за чем она пила! По относительно трезвой голове она была не в состоянии попросить об этом!

— Сзади я ещё девственна и непорочна! — высоко задрав указательный палец правой руки и пьяно икнув, уточнила она, — Но это ни чего не значит! Порвите мне всё! Я хочу...

И она, обессилев от такой тирады, безжизненно замерла...

Это была уже не женщина, это были «дрова», но я решил, что отказывать ей нельзя и, на такое признание по трезвому, она ещё долго не сможет решится. Я подмигнул своим. Мы пошептались немного и начали...

Сашка принёс холодную воду, а Ольга эластичный бинт. Мы взяли полу спящую Аллу за ноги и за руки и отнесли в угол комнаты, посадив спиной к стене. За тем связали ей руки и ноги. Сашка размахнулся и окатил её целым кувшином ледяной воды!

Она заорала в голос от неожиданности, испуга и холода. Я молча размахнулся и влепил ей звонкую пощёчину. Её голова со стуком ударилась о покрытую вагонкой стену, а глаза наполнились ужасом!

Потом я приблизился к ней в плотную и, стараясь «звучать» как можно правдоподобнее, грубо сказал:

— Ты за что, сука, оскорбляла Олю!?Думаешь, мы дадим нашу девочку в обиду какой-то уличной шалаве!?

Она растерянно переводила глаза с меня на Сашку, с Сашки на Ольгу и силилась вспомнить что такого «криминального» она могла нам сказать. Выпитая водка туманила ей рассудок и память. Было видно, как она пытается привести в порядок мысли и вспомнить хронологию последнего времени, но ей это так и не удалось и она беспомощно скривила губки и заплакала, прося её извинить и сказать, что она сказала «не то».

Мысленно я себе аплодировал! Всё шло, как нельзя лучше. Я опять размахнулся (впрочем, несколько театрально) и ещё раз её головка полетела и вмазалась в вагонку стены. Тут уже ей было не до размышлений и она заголосила, пытаясь вымолить прощение или привлечь кого-то со стороны на помощь. Было очевидно, что она не на шутку испугана и подавлена всем происходящим. Её, деморализованный водочными парами, мозг был не в состоянии вспомнить, что ещё полчаса назад она сама нас просила быть с ней «грубыми и беспощадными»...

Я больно схватил её за подбородок и поднял лицо вверх. Она тут-же замолчала и в её, и так испуганных, глазах появилась тень настоящего ужаса.

— Ну, что, сучка? Сейчас мы тебя отведём на соседнюю стройку, в вагончик к таджикам! Пусть они там до утра с тобой развлекаются! Они ребята голодные — их надолго хватит! — продолжил «злодейским» голосом я.

Она вся вжалась в стену и дрожащим, срывающимся голосом пролепетала:

— Прошу! Только не это, миленькие! Всё, что хотите сделаю! Рабой Вашей буду!!Только не таджики! Я терпеть не могу азиатов!

— А как же он? — и Сашка ухмыляясь ткнул пальцем в меня, — татары тоже азиаты, да и обрезан он не хуже таджика.

Алла запнулась и затравленно посмотрела на меня. Я усмехнулся сквозь зубы и очередная оплеуха полетела в голову нашей пленницы. Она была окончательно деморализована и подавлена. Сил к размышлению и хоть какому-то сопротивлению у неё не осталось. Тогда я поставил «жирную точку» в этой истории. Сашка принёс самые большие гвозди и молоток. Алла с ужасом смотрела за нашими манипуляциями и явно готовилась к самому худшему.

Мы развязали её и, разрезав бинт, привязали по куску на каждую руку и ногу. Затем положили её на живот на матрац и, вбив гвозди, привязали её руки и ноги к ним. Её поза была практически, как на распятии, только лицом вниз.

Сашка отыскал Ольгины трусики и, смостирив из них кляп, заткнул Алле рот. Она подчинялась безмолвно и обречённо. Я вытащил из брюк ремень, размахнулся и первая розовая полоска перечеркнула прекрасную, холёную кожу на попке и пояснице. Алла вся сжалась и застонала. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) Из глаз, сами по себе, брызнули слёзы. Ещё 5—6 раз я повторял свои действия, пока бедная деска не захрипела сквозь Ольгины кружева...

Тогда я кивнул Сашке, тот встал на колени между Аллкиных раздвинутых ног, грубо, двумя пальцами густо измазанными детским кремом вошёл в её анус и, провернув их там, смазал стенки ануса. Потом он жирно смазал головку своего члена, примерился и резким, коротким толчком буквально проткнул Аллкину попу!

Алла захрипела и, подняв инстинктивно голову, с размаху ударила ей о матрац. Если бы не он, она наверное разбила бы себе лицо или сломала нос.

Сашка устроился поудобнее и резкими, мощными качками начал вгонять своего не особо толстого, но крепкого друга в её задницу. При каждой его фрикции она выгибала спину и поднимала голову, а потом навзничь падала на место. Из её, плотно заткнутых, губ вырывались хрипы и какой-то не человеческий вой...

Это продолжалось минут десять. Потом Сашка на секунду завис... на его лице волнами начали расходится эмоции и вот он, собрав все оставшиеся силы, размашисто вошёл ещё 3—4 раза в хлюпающий и просящий о пощаде Аллочкин анус и обессиленно упал всем телом на неё...

Он лежал совершенно обездвижено, а вот Алла, на удивление, активно шевелила бёдрами под ним и что-то мычала сквозь трусики... Тут только я понял, что, не смотря на ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх