Катенька и Лизонька

Страница: 3 из 6

вещи. Затем она подошла ко все еще смущающейся Лизе и снова погладила ту по макушке. Катя и сама не понимала почему, но ей хотелось именно так подкрепить свои слова и успокоить Лизоньку.

— Спасибо, мне так, прямо перед тобой трусики снимать? Или, может, выйдешь или хотя бы отвернешься? — Лиза лукаво улыбнулась и прищурила глазки.

— А что, ты меня стесняешься? — Катенька сама заулыбалась и стрельнула глазками в сторону подружки.

— Просто я не привыкла раздеваться при ком-то... А тут ты... Вся такая красивая... Привлекательная... Соблазнительная... — последнее слово было произнесено тихо-тихо, одними губами, но Катя его расслышала и поняла, что не только она чувствует сейчас нечто большее, чем дружеское гостеприимство.

— Спасибо, спасибо... Но ты, Лизонька, ещё та скромница — вон какие дойки отрастила! Я фигурка-то просто чудо! А уж про татушку твою вообще молчу! — говоря это, Катерина, не встречая никакого сопротивления, сама присела на колени перед подругой и, подцепив с боков большими пальцами простенькие трусики Лизы, потянула их вниз. Миллиметр за миллиметром трусики обнажали всё новые и новые доселе скрытые прелести тела юной танцовщицы. Вот показались волосики лобочка, потом показалась щёлочка, венчал которую едва высунувшийся клиторок. Трусики упали по ножкам на пол, Лиза переступила ножками, и трусишки достались гостеприимной хозяйке.

— Ох, какая же ты красивая, Лизка! Вот только — это что?! Почему тут дремучий лес, а не гладкий асфальт?! То есть, ты почему не бреешь?! — Катя смотрела снизу вверх на Лизоньку, сжимая в руках простенькие ношенные трусики подружки как особо дорогое сокровище.

— Просто я... мне... не для кого... да и денег нет, чтобы... — и тут вдруг Лиза расплакалась. Обеспокоенная Катерина вскочила тут же на ноги и, обняв подругу, прижала ее голову к своей груди.

— Что с тобой, Лизонька? Милая? Кто? Что? — Катенька гладила хныкающую Лизу по спинке и голове.

И тут Лизу прорвало: оказалось, что отец-таки допился и умер, инфаркт, и теперь квартира досталась девушке, но что с ней делать она не знала, да и жить там, где умер отец, ей не хотелось. Катюша пребывала в легком шоке, получается, что Лизе просто некуда сейчас пойти, и она, Катя, её единственный шанс.

— Лизонька, милая, ну хватит, хватит, успокойся, прошу. Давай, прими ванну, расслабься. Хочешь я тебя сама помою, а? Потом баиньки, а завтра мы все-все с тобой обсудим, идет? А? — девушка подняла заплаканное, но все же очень красивое, лицо брюнетки, положив руки ей на щечки и покрывая это личико легкими успокаивающими поцелуями.

— Да, да, давай, — Лиза ничего не могла понять: Катя, сама КАТЯ, принцесса универа, будет ее мыть?! Но ведь уже глупо будет отступать, Катя уже всю её разглядела, где ей только хотелось. Да и не хотела Лиза ничего скрывать от этой прелестницы. Более того, брюнетка хотела чего-то... большего, интимного, девушка явственно ощутила, что между ножек стало намного жарче обычного.

— Давай, давай, вот так, молодец, опускайся. Сейчас, сейчас, я сама разденусь и тебя помою, милая, — Катя развязала поясок халатика, скинула его на пол, следом упал поясок чулок, а затем и сами чулки (босоножки Катя сняла еще в своей комнате, когда ходила за халатом и полотенцем). Затем она переступила и опустилась в ванну напротив подруги. Русоволосая красавица взяла душ и стала поливать голову своей прекрасной гостью, затем намылила ее и смыла, затем проделал все еще раз. Затем последовал процесс намыливания и обмывания всего тела брюнетки. Катя все делала быстро, но тщательно, не пропуская ни сантиметра упругого тела. Полностью изучив все потаенные места тела подруги, Катюша окончательно укрепилась во мнении, что Лизку обязательно нужно сводить в салон красоты и по магазинам, чтобы превратить из просто привлекательной девушки в сводящую с ума красавицу. Быстро приняв душ, Катя вытянула подругу из уже подостывшей ванны, тщательно вытерла ее, затем себя, и, придерживая за талию, повела Лизу к себе в комнату, решив, что уж эту-то ночь она обязана быть рядом с подружкой.

Катя уложила гостью в постель, легла рядом, обняла её, прижавшись своим обнаженным телом к обнаженному же телу подруги. Они лежали молча и не двигаясь, лишь легкие звуки дыхания выдавали то, что они живы. Неожиданно Лиза повернулась полубоком к Кате и сама уткнулась лицом в грудь подруги. Катя еще крепче прижала брюнетку к себе, поцеловала в макушку и стала нашептывать разные нежные и мягкие слова. Обе красавицы и не заметили, как заснули в объятиях друг друга.

Наступило утро. Лиза потянулась, открыла глазки, и первые несколько секунд не могла понять, где она и как здесь очутилась. Затем на нее обрушилась волна воспоминаний, и девушка покраснела до самых коней волос, когда вспомнила, что ее, словно маленькую девочку, мыла ее идол, сама Катя. Как эта самая Катя рассматривала все ее интимные подробности фигурки, как вытирала ее, как она обнимала Лизу и шептала всякие милые глупости, когда Лизонька засыпала, уткнувшись лицом меж прекрасных грудей. Гостья повернула голову налево и увидела мирное, прекрасное лицо своей подруги, которая еще находилась в царстве Морфея. Лизонька залюбовалась красотой Кати, ведь и прекрасные холмы грудей не были прикрыты простыней и подрагивали при каждом вдохе и выдохе.

Так прошло несколько минут, вдруг веки Кати задрожали, и она нехотя открыла глазки.

— Доброе утро, Кать, — поприветствовала ее Лиза и улыбнулась.

— Приветик, Лиз... Слушай, я... извини... не хотела... но ты... — но договорить хозяйка не смогла, так как ее ротик оказался запечатан страстным поцелуем гостьи. Её мягкие губки нежно обнимали упругие губы Катюши. Юркий язычок гостьи врезался в пространство ротика Катеньки. Та тоже не собиралась упускать ни секунды и тут же затеяла борьбу с вторгшимся в ее ротик органом посредством использования своего языка.

— Кать... я хотела... давно сказать... ты мне нравишься... — пролепетала Лизонька, смущенно отводя взгляд в сторону. — Понимаешь, ты для меня всегда была непреступной цитаделью, вся такая красивая, нарядная. Я множество раз пыталась обратить хоть капельку твоего внимания на себя, но ты... даже не замечала меня. Но я не сдавалась! Нет! Я все продолжала и продолжала думать, планировать... Нет, ты не подумай про меня чего... В этот раз я... отец действительно умер... и я подумала, что смогу найти хоть какую-о поддержку только у тебя... Не знаю почему подумала про тебя, но... Кать, Катенька, милая, любимая, не прогоняй меня! Умоляю! Я все-все буду делать! Обещаю! Клянусь! Хочешь я стану... да хоть рабыней для тебя, а? Буду все-все делать, что прикажешь! Катенька! — глазки Лизы наполнились прозрачными кристалликами слез, нижняя губка начало дрожать, девушка готова была снова разреветься.

— Я... никуда тебя не отпущу и никому не отдам! — четко сказала Катерина, в который раз прижимая свою гостью к своей груди. — Ты никуда не уйдешь, и никакой рабыней быть мне тут не надо! Более того, милая, я... ты мне тоже нравишься! Да, да, только поняла я это совсем недавно, — услышав подобное признание от своего идола, Лиза удивленно уставилась прямо в глаза своей подруги.

— Катя, ты меня... нравлюсь? Я? Ты что?! Шутишь, что ли?! — брюнетка не могла поверить — сама КАТЯ призналась, что любит ее, замухрышку, бедную девушку, любит такая обеспеченная красавица.

— Нет, я не шучу! Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ЛИЗОНЬКА! Слышишь? ЛЮБЛЮ! Это я буду делать все, чтобы тебе стало лучше. Обещаю! Лизонька, любимая, я очень рада, что ты тоже имеешь чувства ко мне! — Катя прилипла своими губками к губам Лизы и страстно ее засосала.

— Ох, Катя, я... ты... мы... Но твои родители! Они же... Не поймут тебя... И нам придется... — Лиза все еще была ошеломлена происходящим и пыталась отыскать и придумать худшее, что теперь может произойти.

— Не беспокойся, Лизонька. Родители любят меня и поймут мои... увлечения. Уверяю тебя! Хочешь, я прямо сейчас им позвоню и во всем признаюсь?...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх