Катенька и Лизонька

Страница: 4 из 6

— в доказательство своих слов девушка взяла со столика свой телефон и начала искать в нем номер мамы.

— Нет, что ты?! Я верю тебе! Мне никаких доказательств не надо! — попыталась остановить подругу Лиза, но та уже звонила матери.

— Тсс, алло, мам? Приветик! Ну как у вас там? Угу, классно. У меня тоже все нормально. Да звоню спросить кое-что и признаться. Да! Мам, я лесбиянка! Да, лесбиянка, мама! Нет, не шучу! Да, и мне безумно нравится Лиза! Да, та самая! Она не замухрышка! Я люблю ее! Вот и приезжай! И папу с собой захвати! Нет, мама! Нет! Не передумаю! — и на последнем слове девушка отключила телефон.

— Видишь, я же говорила, что твои родители будут против, — упавшим голосом проговорила Лиза.

— Ничего, они собираются взять билет на ближайший обратный рейс, так что будут дома завтра-послезавтра. Вот тогда и поговорим. Молчи! Ничего сейчас не говори! Ты теперь моя! Целиком и полностью! — и Катя снова прижала подругу к своим холмам, и вскоре девушки снова уснули.

Проснулись красавицы только к обеду, но и этого времени им хватило, чтобы успеть перекусить и объехать все магазины с одеждой, где одевалась Катя. Опущу подробности того, как Лизу пришлось буквально силой сначала усадить к Кате в машину (да, у Катеньки было личное авто, этакая женская небольшая машинка), затем несколько раз повысить на неё голос, чтобы она «позволила» подарить себе все то, что понравилось Катеньке (разумеется, пришлось и немного припугнуть подружку, чтобы та для начала перемерила все эти вещи). Лизоньке пришлось ещё раз полностью обнажиться перед своей принцессой, чтобы затем перемерить, наверное, с 30 различных пар трусиков, лифчиков, чулок, парочку корсетов и несколько очень прозрачных пеньюаров. Затем настала пора обувных отделов, где Катя прикупила своей подружке 3 пары босоножек на высоченной шпильке, парочка на среднем каблучке и две пары новых красивых кроссовок.

— Кать... А сколько... Сколько я тебе за это должна? — тихонько пролепетала Лиза, когда они уже ехали обратно к Катерине домой.

— Я денег с подруг не беру, а с любимой тем более не возьму! — Катя даже и бровью не повела в сторону смущенной брюнетки. — Ты, Лизонька, видимо еще не поняла — я в лепешку расшибусь, но ты будешь моей! Даже если мне придется уйти из дома!

— Но, Кать... Кто я, а кто ты... Я... бедная... замухрышка... А ты... прекрасная королева... Мы не можем... — машина резко остановилась (благо был уже поздний вечер, и на дорогах было мало машин), и раздался звук звонкой пощечины — Катя со всего размаха приложилась к немного впалой щеке Лизы.

— Молчи! Молчи! Или еще раз получишь! Я призналась тебе в своих чувствах, ты тоже! Мы любим друг друга и нас ничто, слышишь, ничто не остановит и не разлучит! Я не хочу делать тебе больно, но если придется, то выбью всю эту дурь из твоей прекрасной головки! — последнее предложение было сказано уже мягким извиняющимся тоном, за которым последовали краткие нежные поцелуи по всему лицу брюнеточки, особое внимание уделялось покрасневшей щеке.

Лиза, опомнившись от шока пощечины и поняв, что все ее переживания и страхи готова взвалить на себя любимая, успокоилась и начала отвечать на поцелуи подруги.

— Вот так-то лучше, дуреха! А то «мы не можем, нас не поймут», — Катя передразнила голос Лизы и мило улыбнулась. — Ну что, теперь готова возвращаться домой?

— Ты... меня прогоняешь?! — Лиза не верила своим ушам.

— Глупая, я имею ввиду ко мне домой. И кстати, всю стоимость этих... подарков ты мне выплатишь, — тут Катя взяла небольшую паузу и снова глубоко поцеловала Лизоньку, — своей любовью.

— Ты имеешь ввиду... секс?! — Лиза снова начала волноваться, ведь еще никогда и ни к кем не была в интимной близости.

— Почему сразу секс?! Совершенно не обязательно! Лиза, моя милая, меня не нужно бояться! Я не сделаю тебе ничего плохого! Я не буду связывать тебя и насиловать, нет, нет! Только когда ты сама решишь, что хочешь этого... мы займемся не сексом, а любовью, мила! — и Катя снова нежно-нежно припала к губкам возлюбленной. — Понимаешь, Лиз, я только позавчера поняла, что ты меня дико привлекаешь, просто невероятно заводишь! А потом увидела передачу по телику про лесбиянок, а весь следующий день просидела в инете и смотрела фотки и ролики с девушками, пока ты не позвонила. Признаюсь тебя, Лизонька, в моих фантазиях была ты! Да, ты! Я дико хочу тебя! И я откуда-то знала, что у тебя на спинке есть татушка, знала, как она выглядит! Милая, любимая! Ты не представляешь, что я испытала вчера, когда увидела тебя голенькой в ванной! У меня просто помутилось сознание! — все это Катюша говорила торопливо, боясь, что забудет что-нибудь или упустит. Ее речь часто прерывалась на то, чтобы в очередной раз припасть к мягким губкам брюнеточки своими устами.

— Кать... Я... — но договорить Лизе не дал звонок мобильника. Катерина тут же ответила, приложив пальчик к губкам собеседницы:

— Тсс... Да, мам? Нет, не передумала! Нет, еще не спали! Мама, я уже взрослая и могу решать кого мне выбирать! Да, это мое решение! Да... рядом... угу... На, переговори, — Катя протянула трубку Лизе, — с тобой моя мама хочет пообщаться.

У Лизы все затряслось — она знала нрав матери Кати, и ей совсем не хотелось, чтобы та ее разнесла. Дрожащими руками Лиза поднесла трубку к уху:

— Я слушаю.

— Лиза? Что там моя дочка напридумывала? Что еще за «лесбиянка»? Она шутит, верно? Ты пойми меня, я мать, а тут такое! Моя дочь — лесбиянка! Она решила нас разыграть? Признайся, мы вместе посмеемся, тебе ничего не будет, — голос Анжелы Викторовны, а именно так звали маму Кати, был до крайности взволнован.

— Нет, не шутит, Анжела Викторовна... Я тоже ее люблю... Мы... хотим... быть вместе... Да! Вместе! — голос Лизоньки становился все уверенней и тверже.

— Вместе? Лиза, да вы что? Вы молодые, красивые, и... лесбиянки? У вас уже был секс?

— Нет, но обязательно будет! Сегодня же! И я отдам свою девственность вашей дочери! — решимости Лизы мог позавидовать любой генерал.

— Девственность?! Господи! Лиза, девочка моя, одумайся!

— Я не ваша девочка, а Катина! И она станет моим первым, и очень надеюсь, единственным секс-партнером! И вы нам не помешаете, ни вы, ни ваш муж!

— Я... поняла... Сколько ты хочешь? Сколько тебе надо, чтобы ты отстала от моей дочери? Не ломай ни ее жизнь, ни свою!

— Мне ничего от вас не надо! Мне нужна только Катя! Лишь она одна! Я люблю ее и хочу прожить с ней всю свою жизнь!

— Что ты такое говоришь, девчонка?! Какая еще любовь?! Какую еще жизнь ты там собралась прожить?! Тебе всего-то 19 лет! Как и ей! Все, надоело мне играть в ваши детские игры! Завтра утром мы будем дома! И не дай Бог, вы будете вместе! А этой «взрослой» передай, что она год не будет получать от нас с отцом ни копейки! И машину мы у нее отберем! Пускай поживет годик на стипендию и подумает над своим поведением!

— Что ж, Анжела Викторовна, думаю, наш дальнейший разговор ни к чему не приведет — вы все равно нас не поймете! Можете не волноваться насчет вашей дочери, я отлично знаю, как можно прожить на одну стипендию! И жить она теперь будет со мной! А машину вы найдете у подъезда своего дома! — и Лиза со злобой кинула телефон в открытое окно. — Прости, Кать, я не хотела так с телефоном... Но твоя мама... Короче, она сказала, чтобы меня завтра же не было, и что они перестанут давать тебе деньги и отберут машину... Я...

— Лиз, ты серьезно говорила про то, что любишь меня и готова приютить меня у себя?

— Что? Ах, да... то есть... я не соображала что говорю, вот и ляпнула про совместную жизнь... Кать, ты прости меня, идиотку, что все так получилось! Теперь у тебя и машину из-за меня отберут и деньги... Ты езжай домой, отдохни, а я... пойду к себе... Прости, что так вышло! — но Лиза не смогла покинуть машину, так как Катя заблокировала двери.

— Нет, любовь моя, теперь мы вместе! Раз родители меня не понимают, значит мне ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх