История одной семьи. Часть 1

  1. История одной семьи. Часть 1
  2. История одной семьи. Часть 2: Финал
  3. История одной семьи. Приключения продолжаются

Страница: 5 из 6

сладко надавливала на неё, будя во мне волны сладострастной истомы.

Наконец, наши губы встретились и мы слились в долгожданном поцелуе!

Дальнейшее помню уже не очень хорошо, так как меня буваоьно поглотил водоворот новых ощущений и открытий. Помню только, как Машкины горячие губы поползли вниз, исследуя сантиметр за сантиметром всё моё тело. Горячие волны плескались во мне. Они то приливали к голове и окончательно отключали разум, то отливали вниз и взрывали изнутри мой бедный животик! В какой-то момент в голове просто что-то взорвалось. Я даже попыталась приподнятся на руках, чтобы понять что именно произошло, но не смогла... руки, да и всё тело, стали ватными и не слушались меня. Через пару секунд я поняла, что это был не взрыв... просто Машкин язычек наконец добрался до моей «святая святых» и прошёлся снизу вверх по моим, текущим желанием, губкам.

Я уже не могла сдерживатся, как не силилась, и застонала. Машка, услышав мои стоны, замерла, но потом продолжила опять сводить меня с ума своим язычком и губками, лаская мою киску. Ещё секунда и я взорвалась оргазмом, выплеснув из себя всё своё накопившееся желание! Тело моё напряглось и забилось буквальнов каких-то конвульсиях, а крик, вылетевший из груди, мог разбудить не только «спящего» рядом Алекса, но и соседей по лестничной площадке!

Я сжала Машкино голову своими бёдрами, а она продолжала жадно слизывать мою влагу, вытекающую из разверзнутого на встречу её губам, лона.

В этот момент я почувствовала на своём плече прикосновение. Подняла глаза и увидела улыбающегося мужа. Беззвучно, одними губами он спросил:

— Пора?

И я согласно кивнула в ответ.

Алекс закряхтел, заворочался и, присев в постели, сонным голосом спросил:

— Что происходит? Чего ты орёшь, как ненормальная!?

Всей поверхностью своих бёдер я почувствовала, как внизу под одеялом напряглась Машка. Как она замерла и задрожала всем телом. Бедненькая! Тут только я поняла, как жестоко мы с ней в сущности поступили, разыграв этот спектакль! Но обратной дороги уже не было и я промямлила в ответ мужу:

— Дорогой! Только не ругайся пожалуйста. Машка ни в чём не виновата. Это всё я...

Алекс изобразил изумление и резким движением сорвал с нас одеяло. В комнате уже было достаточно светло, т. к шторы не были задёрнуты и тюль пропускал в комнату первый утренний свет.

Картина, которая предстала перед ним была и впрямь не из обычных. Я лежала широко раздвинув ножки, а между них покоилась взлохмаченная головка Машки с влажными прядями волос. Личико её всё лоснилось от моей влаги, а руки раздвигали мои половые губы.

Алекс не нашёл ни чего лучшего, чем тихо сказать:

— Вот это да...

Машка наконец разжала свои пальчики и вылезла из моего плена. Она присела, облокотившись спиной на спинку кровати и потупила глаза.

Дальнейшее я естественно взяла в свои руки. Я начала сбивчиво рассказывать мужу, как во время нашей ссоры девочки помогали мне и дежурили у меня. И как в одну из ночей, мы спали с Машкой в одной постели и она попыталась меня поласкать. Как я всё перевела в шутку, и как потом мучалась от желания повторить это.

Алекс, изображая задумчивость, всё это внимательно слушал. Потом встал и пошёл в зал. Машка, воспользовавшись его отсутствием, прижалась ко мне всем телом и затравленно спросила:

— Что теперь будет? Он тебя выгонит?

Я поцеловала её в макушку и тихо ответила:

— Надеюсь, что нет. Он хороший человек и совсем не «синий чулок».

— Хочется верить... — с сомнением в голосе произнесла Машка и отодвинулась от меня, т. к. послышались шаги Алекса.

Он появился в дверях с подносом, на котором стояли три стакана с выпивкой, пепельница и приготовленная сигара. Мы с Машкой с надеждой переглянулись...

Он поставил поднос на прикроватную тумбочку и заговорил:

— Ладно, девочки. Думаю, прежде, чем начать обсуждать всё это, нам необходимо выпить.

И он раздал нам по стакану с Бифитером. Сам залпом выпил свою порцию вискаря и закурил. Мы с радостью схватились с Машкой за свои порции алкоголя и, с замиранием сердца, начали ждать продолжения.

Алекс глубоко затянулся (он всегда курил сигары в затяжку) и наконец заговорил:

— Для меня не новость, скрытая бисексуальность женщин. Ревновать к женщине в постели я тоже как-то тебя не могу. Нет этого чувства сейчас. Видимо, я просто не вижу в лице женщины соперника, хотя... может быть и зря. Но так уж я устроен.

Он ещё раз глубоко затянулся и продолжил:

— Я думал над произошедшим и последствиями, пока разливал напитки и, честно говоря, не совсем понимаю, как всем нам с этим быть, т. к. представить, что я смогу разрешить Вам время от времени спать друг с другом — это нонсенс. Я не настолько «продвинут», как говорит нынешняя молодёжь.

Машка молчала, боясь проронить даже одно слово. Тогда заговорила я:

— Нет, дорогой! Мы этого и не ждём от тебя! Это было в первый и последний раз! Мы больше не позволим себе такого ни когда! — попыталась симмитировать я «клятвенные заверения».

Алекс изобразил на лице раздумья, а потом спросил меня:

— Признайся честно, тебе это сильно понравилось?

Я потупила глазки и сказала, на этот раз совершенно искренне:

— Мне очень стыдно, но... да.

Алекс хмыкнул и продолжил затягиватся своей сигарой. Через минуту он произнёс, обращаясь уже к Маше:

— А тебе, Машь? Только честно!

Машка попыталась что-то ответить, но, из пересохшего на нервной почве горла, вырвалось только какое-то кукареканье. Она допила остатки джина, прокашлялась и ответила:

— Алекс! Не ругайся только... Мне не то, что понравилось... я просто без ума от твоей жены, от её тела!

Такого откровения и такой прыти от Машки не ожидали ни он, ни я. Мы озабоченно переглянулись с ним.

Алекс нашёл первым соответствующее продолжение разговора:

— Машь! Я не могу Вам позволить встречатся вдвоём, но я не хочу лишать Вас обоих удовольствия. Поэтому я предлагаю встречи, подобные этой — то есть в формате «в троём». Тогда это не будет выглядеть, как измена. Я люблю свою жену и не хочу лишать её «маленьких радостей», даже, если это слегка бьёт по моему мужскому самолюбию.

Он на секунду замолчал, а потом продолжил:

— Понимаешь меня, Машь?!

Машка опять откашлялась, видимо, в горле у неё так и стоял «сушняк» и еле слышно пролепетала:

— А это как? Мы что, будем заниматься сексом на твоих глазах? Или ты имеешь ввиду, что присоединишься к нам?

Алекс выдержал «МХАТовскую» паузу и ответил:

— Пока сам не знаю. Я об этом не думал...

Машка отхлебнула из моего стакана и продолжила:

— Я не против, если мы с тобой будем ласкать Вику вместе, если конечно её саму это устроит...

Во время произнесения этой фразы я отхлёбывала из своего стакана и, услышав, поперхнулась! Неужели всё так легко разрешилось и Машка на всё согласна???

Алекс встал и сказал:

— Я рад, что мы всё решили. Пожалуй, это дело надо обмыть!

И, прихватив стаканы, он вышел из комнаты.

Как только его спина исчезла в дверном проёме, Машка взвизгнула, подпрыгнула вверх и радостно начала тискать меня и покрывать моё лицо поцелуями.

— Он у тебя просто супер! Вот это мужик!!!

Я отвечала ей на поцелуи и обнимания. Меня тоже переполяняли чувства, но они были вызваны не «суперскостью» моего суженного, а тем, что наш план с Алексом прошёл «на ура», без сучка и задоринки.

Алекс вернулся с бутылкой шампанского и тарелкой клубники. Он разлил его по фужерам и поставил тарелку по середине кровати. Мы сели в троём по-турецки вокруг и он провозгласил тост:

— За новый уровень нашей сексуальной свободы! Ура!

Мы дружно рассмеялись и зазвенел хрусталь фужеров. Вскоре шампанское было допито. Головка у меня закружилась и вся я пребывала в какой-то эйфории. Наверное что-то подобное происходило и с Машкой, т. к. она вдруг ...  Читать дальше →

Показать комментарии (51)

Последние рассказы автора

наверх