Я — сука

Страница: 1 из 3

Знаете, меня всегда тянуло к запретному. Возможно, в силу моего характера. Я что называется «интроверт», с трудом переношу большие шумные компании, необходимость постоянно поддерживать социальные связи, открыто выражать свои чувства в общении с другими людьми. А запретное или более экзотичное слово «табу» помогает оградиться от всего того шумного и раздражительного. Почему? Потому что в познании запретного, в теплой темноте табу чаще всего ты находишься одна, наедине со своими эмоциями, настоящими и неприкрытыми. И ты беззащитна перед ними. А я так люблю быть беззащитной.

Только не поймите меня неправильно, я отнюдь не чураюсь контакта, людей и общества. Даже наоборот, со стороны я очень общительна, приятна и круг моего общения весьма разнообразен. Во многом из-за моей профессиональной деятельности — я работаю заместителем начальника отдела информации и связи с общественностью одной очень крупной добывающей компании, название которой вы, наверняка, слышите время от времени в новостях. Можно сказать, что карьера сложилась достаточно удачно, но я думаю, что все еще впереди. Так что, я вполне успешная тридцатилетняя женщина с очень стабильным настоящим и многообещающим будущим. Просто, в отличии от других, все что естественно в плане взаимодействия с обществом мне дается с некоторым усилием. Я могу быть с вами доброжелательна и создавать благоприятное впечатление, но все это время я буду напряжена внутри, поскольку всегда прилагаю усилия. И я настолько в этом хороша, что вы никогда не заподозрите неискренность.

Но... Мне трудно находиться в постоянном напряжении. Это выматывает, истощает. И здесь на спасение приходит та моя сторона, о которой не знает никто. Во всяком случае, никто, кто бы мог об этом рассказать. Это то самое табу. Запретное. То, что эмоционально затмевает во мне все переживания, связанные с буднями, работой, общением.

Назовем меня Еленой. Добро пожаловать в мой маленький секрет.

Настоящего имени я называть не стану, поскольку есть пусть и маленькая, но вероятность того, что кто-то сможет провести верные параллели и узнать кто стоит за этими нестройными строками. А мне этого не хотелось бы совсем. Думаю, что вы с этим согласитесь.

Позвольте начать с того, как проходит мой обычный будничный день. Утром я еду сквозь легкую дымку просыпающегося большого города на своем «Ауди». И хотя за стеклом зима, в машине едва слышно работает кондиционер и мне тепло. На мне темный костюм, минимум украшений, туфли на среднем каблуке — все по дресскоду серьезной компании, годовой оборот которой превосходит бюджет многих стран. Одна моя рука на руле, вторая лежит на внутренней части бедра — там где заканчивается ажур чулков и начинается подъем к удовольствию. С самого пробуждения сладкая нега томится где-то глубоко внутри, время от времени непроизвольно сокращая все от матки до губ. Сейчас, наедине с теплотой, тихой музыкой из аудиосистемы и низким гулом двигателя, особенно сильно желание дать удовольствию волю. Мои пальцы сжимают трусики, уже ощутимо мокрые. Я сдвигаю коленки, прижимая ладонь сильнее к плоти. В мыслях успевает пронестись озорная благодарность прогрессу за автоматическую коробку передач. На перекрестке под светофором из своего кроссовера мне улыбается молодой человек. Я улыбаюсь ему в ответ. И так всегда. За каждой моей улыбкой — рука под трусиками и пальцы во влажных складках влагалища. Чаще всего в мыслях, но иногда и вот так, как сейчас.

Увы доводить себя до оргазма нет ни времени, ни возможности, так как поездка до головного офиса компании не занимает много времени. Да и если честно, нет особого желания, ведь я прекрасно знаю, что меня ждет впереди.

На работе меня ждут многочисленные обязанности, контакты с людьми, и я немного отвлекаюсь от своих мыслей. В целом, я весьма ответственная и люблю свою работу, но не могу ничего поделать с тем, что в ходе моей рабочей деятельности всегда найдется момент, когда так и проскользнет мысль о вечере. Веки прикроются, тело мое пронзит едва заметная со стороны дрожь. И с каждым часом, проведенным на работе, такие спонтанные проявления предвкушения становятся чаще, и ближе к обеду я начинаю чувствовать физический дискомфорт от не высыхающих из-за моих выделений трусиков. Зная себя и свои особенности, в сумочке у меня всегда есть пара сменного белья, которая ждет своего часа.

Сегодня он настал чуть раньше, чем обычно. Улыбаясь коллегам, дав несколько рабочих указаний и удаляюсь в дамскую комнату. Прелесть работы в крупной корпорации — просторные, чистые и всегда свободные женские туалеты. Казалось бы, мелочь, но в моей ситуации это нельзя не ценить. Я вхожу в дальнюю кабинку и стягиваю трусики. Они оставляют за собой длинную тягучую нить моей смазки.

«Сучка готова к вязке».

Эта короткая мысль пронзает сознание, искрами разлетаясь глубоко внутри ниже живота. Ноги не выдерживают, и я оседаю прямо на пол туалета. Конечно, потом я укорю себя в том, что это негигиенично, но на тот момент мне это совершенно неважно. Рука моя устремляется к влагалищу, пальцы жадно сминают губы и ускользают в горячую вязкую глубину. Вторая рука до боли стискивает сосок, но на этот момент боль лишь еще больше провоцирует. Ноги высвобождаются из туфлей и пальчики под тонким темным нейлоном сжимаются в изнеможении. В очередной раз я ловлю себя на благодарности за обстоятельство. На этот раз за то, что стенки и дверца кабинки в полный размер от пола до потолка, и никто вошедший не увидит одного из лучших работников компании на полу туалета в процессе иступленного самоудовлетворения.

В голове вспыхивают и сменяются образы и картины вечера предыдущего дня. Средний и безымянный палец во влагалище, указательный на клиторе. Соски оставлены в покое, два пальца левой руки уже полностью в попке, сладко растягивая сфинктер. Все идет вполне стандартно, пока в уборную не входит кто-то еще. Две женщины из моего отдела. Я закусываю нижнюю губу, подавляя дыхание, но пальцы уже не могут остановиться. Я едва слышу их голоса, волна накатывающегося оргазма уже перекрывает все органы чувств. Не в состоянии его сдержать, я могу только ему отдаться. Зубы впиваются в губы, пальцы стискивают все, что находится между ними. Клитор, влагалище, анус — все взрывается удовольствием. Пальцы ног вытягиваются. Я бурно, но по возможности беззвучно кончаю.

Всё так же стоя на коленках, лицом прижавшись к дверце, дожидаюсь пока коллеги выйдут. Между ногами на полу несколько больших капель. Выделения продолжают вытекать, устремляясь вниз по пальцам. Я все еще дрожу от остаточных спазмов. На лице улыбка. И хотя я достигла, скажем так, поверхностного оргазма, желание внутри никуда не пропало. Может быть, даже стало сильней. Влагалище требовало заполнения. И это, пожалуй, главное отличие женщины от мужчины. Женщина всегда хочет еще.

«Сука всегда хочет еще».

Нет. Я одергиваю свою собственную руку от промежности, где вновь начинает скручивать от желания. Так может продолжаться бесконечно, а рабочий день еще не закончился. Я вытираю себя, убираю все следы и через несколько минут покидаю дамскую комнату.

Остаток дня проходит без происшествий и в нарастающем возбуждении, подобно темной липкой бездны поглощающей все внутри. Это наиболее трудный период, когда мыслями я уже отнюдь не на встречах, совещаниях, а там, где все это не имеет никакого значения. Там, где значение имею только я и мой секрет.

Уже на обратном пути в машине, меня бьет крупная дрожь, настолько что я едва ли не стучу зубами. Я уже не могу притворяться и казаться тем, кем не являюсь. Мне не нужно никого убеждать, ни с кем договариваться, улыбаться никому на перекрестках, врать ни другим ни себе. Я еду на на встречу с собой, собой настоящей. Той, которой меня никто не знает. Я стискиваю коленки и закусываю губу. Я готова кончить уже от одних эмоций.

Припарковав машину, я едва сдерживаясь, чтобы не пуститься в бег, прохожу те самые трудные несколько десятков шагов от парковки ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (60)
наверх