Я — сука

Страница: 2 из 3

к подъезду дома. В воздухе кружится легкий снежок, пар моего тяжелого дыхания не задерживается и растворяется через мгновение в бледном свете фонаря. Я дрожу. Но не от холода, а от невыносимого жара. Предвкушения. Желания. Похоти.

Цокая каблуками по ступенькам, я оказываюсь у двери моей квартиры. Дрожащие пальцы едва попадают ключом в скважину, дверь с мягким щелчком открывается. Я забегаю, запираюсь изнутри и замираю. Тишина. Из полумрака, стуча крупными когтями по паркету, выбегает массивный немецкий дог. Гладкий и до блеска черный, 80 килограмм мышц и 75 сантиметров в высоту, он каждый раз поражает меня своими размерами и поистине великолепен.

Авель.

Преданный, ласковый Авель. Добрый. Все то, что хозяин хочет видеть в своей собаке. Он счастливо виляет хвостом, трется мордой о мои ноги, лижет своим большим языком мои руки. Авель искренне рад меня видеть и моего возвращения всегда достаточно, чтобы сделать его счастливым. Я тоже рада его видеть. Авель в полной мере обладает той искренностью, присущей только собакам и ни одним другим животным, не говоря уже о людях. Если собака тебя любит, она любит тебя полностью и без остатка. Авель любил меня и я люб ила его в ответ. Но... Это было не все.

Где-то из глубины квартиры раздается низкое глубокое рычание. Раскатистое и парализующе устрашающее рычание заставляет мои коленки содрогнуться, а мой живот сводит от страха. От страха и возбуждения. Я чувствую, как мои соки стекают из меня по внутренней части бедра, оставляя темные влажные следы на чулках. Авель, тихо поскулив и поджав хвост, отбегает от меня к дальней стенке и садится на задние лапы. Он тоже заметно испуган и подавлен. И у него есть причины.

Каин.

Брат-близнец Авеля, он буквально материализуется из полумрака квартиры. На его морде легкий угрожающий оскал. Его тело, его ста льные мускулы под иссиня черной шкурой напряжены до предела. Его налитые кровью желтые глаза буквально пронзают меня насквозь, пригвождая к входной двери, у которой я все это время стою не в силах сдвинуться с места. Взгляд Каина обладает способностью по давлять во мне все человеческое, все что еще не было смыто волной моей похоти. В мощной энергетике его взгляда, пробуждающего в о мне все примитивные инстинкты, я буквально за секунды деградирую из разумной цивилизованной женщины в беспомощную самку, полн остью зависимую от желаний своего самца.

Да, Каин — это совсем иное. Несмотря на то, что он и Авель были родные братья, Каин был практически полной его противоположностью. Само собой, физически они совершенно идентичны, как и положено близнецам. Те же восемь десятков килограммов мощи, тот же ро ст, тот же окрас. Разве что у Авеля было белое пятно на груди, в то время как Каин был полностью черным. Но вот характером и личностью они отличались разительно. Если Авель был идеальной собакой, добрым и преданным другом, то Каин, можно сказать, не был собакой вообще. Каин был неукротимым доминирующим всех животным. Он не друг, не компаньон. Он — завоеватель, лидер, тот, что называется «альфа дог». Он был этим всем на уровне примитивной энергетики. Не нужно предаваться размышлениям, чтобы понять, ведь это осознавалось на уровне инстинкта. И как будто одних этих качеств ему не хватало, Каин еще и поразительно умен. Порой мне кажется, что он слишком умен, слишком много понимает для собаки. Тот же Авель был на порядок проще. Каин же... Если я была хозяин ом Авеля, то Каин...

Каин был моим хозяином.

Я с трудом перевожу взгляд с его пронзительных глаз на то, что у меня было в мыслях весь день. На то, что заставляло мое влагалище сжиматься при одном лишь воспоминании. На 25-тисантиметровый, налитый кровью огромный хуй Каина. Я могла бы назвать его членом, пенисом или как-нибудь, но этот поистине великолепный хуй можно назвать только так. И вы мне это простите, ведь перед Каин ом я становлюсь той самой настоящей мной, о которой я так много уже говорила. Перед этим пульсирующим красным хуем с обильно вытекающей предсеменной жидкостью я переставала быть Еленой. Я переставала быть умной, независимой женщиной. Переставала быть служащей огромной корпорации. Перед одним видом этого огромного хуя я становилась сукой Каина. Да, вот я настоящая. Сука, смотрящая на хуй огромного дога в предвкушении. Сука, которая ждет... нет, жаждет чтобы ее выебал ее хозяин. Все эти красивые и нарочит о нейтральные слова — «секс"», «влечение», «влагалище» и прочие... Я буду называть все своими именами, поскольку хочу быть искренна с собой и с вами. Я была сукой Каина и моя пизда хотела его хуй. И он об этом прекрасно знал.

Каин громко и раскатисто рявкнул. Всего лишь один раз. Но мне было этого достаточно. Без того едва удерживавшие меня ноги подкосились, и я рухнула на пол. Каин неподвижно наблюдал за тем, как его сука приближается к нему на четвереньках. Сука текла. Сука текла весь день, в ожидании своего хозяина. Я оказываюсь перед Каином. Моя голова ниже его. Я заглядываю ему в глаза снизу. Я хочу его, я хочу, чтобы он меня выебал, но я должна быть покорна. Альфа самец приемлет только покорность.

Продолжая глядеть ему в глаза, стоя на четвереньках, я задираю юбку вверх. Абсолютно мокрые трусики лишь прикрывают мою обильно текущую пизду, никак не препятствуя влаге стекать по мои бедрам. Я чувствую, как дыхание Каина становится глубже и слегка улыбаюсь. Я могу быть покорной, я могу быть слабой и беззащитной. Но я знаю, что аромат моей похоти обладает абсолютной властью над всеми самцами. И в подтверждение этого, краем глаза замечаю, что Авель возбужденно вскакивает. Его хуй, пусть чуть меньше, чем у Каина, уже высвободился из своего мехового мешка и застыл, дрожа в ожидании. Я не могу описать как вся это ситуация отражается на моем эмоциональном уровне. Два огромных кобеля, каждый почти вдвое больше меня весом, готовы подмять меня под себя — хрупкую стройную женщину в костюме, в черных чулках и туфлях на каблуке, с задранной юбкой и текущей пиздой. Видели бы меня сейчас в се мои знакомые и коллеги. Какова была бы их реакция, их мысли... Надо ли говорить, что в очередной раз я была готова кончить только от одних чувств и мыслей.

Не затягивая более, я спускаю мокрые трусики, обнажая дрожащие, блестящие вязкой похотью губы моей пизды, обрамленной тонкими волосами, так же как и мой приоткрытый от страха и возбуждения анус. Я не сбриваю волосы, поскольку они у меня сами по себе не такие густые, но важнее всего — волосы держат запах. И чем гуще запах суки, тем сильнее и ярче влечение самцов.

Каин реагирует моментально, срываясь с места, забегает ко мне сзади и наваливается на меня всеми своими восемьюдесятью килограммами. Он знает свою суку, которую он берет каждый день по нескольку раз. Его не нужно направлять или заманивать. Все двадцать пять сантиметров его великолепного хуя буквально вколачиваются в мою пизду. Несмотря на обилие моей естественной смазки, скорость и сила, с которой Каин врывается в меня, каждый раз застают меня врасплох, болезненный, но всегда безумно приятный. С моих губ, нет, из моего нутра вырывается глубокий, почти животный стон, и я падаю грудью на пол, задирая свой зад еще выше. Авель возбужденно переминается с ноги на ногу, капая на пол жидкостью из набухшего кровью хуя. Каин же на мгновения замирает во мне, прислушиваясь к собственным ощущениям. Моя пизда обволакивает его огромный хуй, буквально присасываясь к нему, пытаясь поглотить его всего без остатка. Но ей это не удается. Хуй Каина на 2/3 в моей пизде, но уже находится по самую шейку матки. Разница в размерах огромна, но настолько же огромно и удовольствие которое я испытываю. В эти мгновения бездеятельности, в это затишье перед бурей, в семи мыслями и чувствами я превращаюсь в пизду, в матку, которая не видит, не слышит и не чувствует ничего, кроме натягивающего ее хуя.

Неожиданно для себя, настолько неожиданно, что я даже тонко вскрикиваю, все во мне взрывается оргазмом. Пизда начинает пульсировать, насасываясь на хуй,...  Читать дальше →

Показать комментарии (60)
наверх