В объятиях пирата. Части 9—10

  1. В объятиях пирата. Часть 1
  2. В объятиях пирата. Часть 2
  3. В объятиях пирата. Часть 3
  4. В объятиях пирата. Часть 4
  5. В объятиях пирата. Часть 5
  6. В объятиях пирата. Часть 6
  7. В объятиях пирата. Часть 7
  8. В объятиях пирата. Часть 8
  9. В объятиях пирата. Части 9—10

Страница: 2 из 6

всхлипнуть, слёзы просто бежали розовыми ручейками по окровавленным щёчкам.

— Анри, — вновь чуть слышно прошептала она.

— Всё хорошо, любимая, — улыбнулся Дюваль, — он здесь, на руках у Джузеппе. Всё хорошо, моя смелая девочка!..

Она вновь провалилась в беспамятство.

Пришла в себя, ощутив прикосновение тёплой воды. Держа её на руках, Дюваль стоял под струями водопада.

— Сейчас, счастье моё, я всё смою... Потерпи... Я знаю, как тебе больно, — улыбнувшись, тихо сказал он, увидев, что она открыла глаза.

— Я... хотела... но не успела... — бессвязно прошептала Анна.

— Аннета, девочка моя, не говори... Тебе лучше не тратить силы... Тсс, потерпи, любимая, — отвечал Серж, изливая на неё сияние своих глаз.

У него сжималось сердце при виде её измученного тела, покрытого синяками и кровоподтёками. Ротик распух, из искусанной груди сочилась кровь. Дюваль боялся за её разум.

Она не слышала, как он, завернув в простыню, принёс её в хижину, как уложил в постель, укутав мягким одеялом.

Прошло несколько дней. Проснувшись, Анна откинула одеяло и села на кровати. На ней была рубашка Сержа.

— Анри... — она быстро заглянула за ширму.

Малыш спал, сладко посапывая и чмокая во сне ротиком. Анна склонилась над сынишкой и, чуть касаясь, поцеловала пушок на головке.

— Здравствуй, любовь моя, — сзади её обнял Серж. — Как ты?

— Всё хорошо... только голова немного кружится, — печально улыбнулась она.

— Ты спала четыре дня.

Он развернул её к себе лицом и заглянул в глаза.

— Прости меня, — вдруг сказал, нахмурившись, — это из-за меня тебе пришлось столько вынести...

— Глупый, — её пальчик очертил его брови, — какой же ты глупый, — она улыбнулась, — за что я должна тебя прощать? Неужели за то, что ты сделал меня самой счастливой женщиной на свете?

— Нет, — лукавая усмешка тронула его красивые губы, — за это — нет. Но... всё, что произошло с тобой и сыном, это по моей вине... Блэк мстил мне.

— Когда у вас с ним возникли... разногласия, ты даже не знал о моём существовании, мой глупый пират, — усмехнулась Анна.

— Сколько же ты вынесла, моя храбрая девочка! — прижимая её к себе, вздохнул Дюваль.

Потом взял в ладони бледное личико и, глядя в глаза, сказал задумчиво:

— Оказывается моя Аннета настоящая тигрица...

— Если бы не крик моего тигрёнка... — печально усмехнулась Анна, опустила глаза и вдруг призналась: — Знаешь, я сначала хотела убить себя и маленького, но я всё оттягивала... А потом... потом оказалось поздно... и тогда я из последних сил вонзила стилет в... Что было потом я не помню...

— Я неустанно благодарю Бога за то, что он не позволил тебе наложить руки на себя и сына, — Дюваль коснулся губами её лба. — А потом я привёз вас сюда... Четыре дня ты была в бреду... Я боялся, что ты... что у тебя повредился рассудок.

Дюваль сел и усадил её к себе на колени.

— Ты должна знать... у тебя пропало молоко...

— Но... — взгляд Анны испуганно метнулся в сторону сына.

— Тсс, не тревожься, — улыбнулся Серж, — Анри повзрослел... Джим оказался отменным поваром для младенца, он делает пюре из фруктов. Так что наш сын стал травоядным...

— Какие вы, пираты... странные люди, — задумчиво улыбнулась Анна, — жестокие и... добрые...

— Нет! Мы просто разные. Есть отъявленные подонки, одержимые золотом и кровью, а есть... — его глаза весело сверкнули, — ест такие, как твой муж, честные, благородные и... Ну, какой я там у тебя ещё?

— Гм, и хвастливые, сэр, — тихонько засмеялась Анна, шутливо хлопнув его по щеке.

Он осторожно с нежностью поцеловал её.

Через неделю отец Джузеппе крестил малыша и обвенчал их. Джим стал крёстным. Он гордо держал Анри на руках. Это было забавное зрелище — бородатый одноглазый старик разбойного вида с младенцем на руках. Похоже, Анри совершенно привык к своей странной няньке, он запутывался ручонкам в седой бороде, дёргал её и улыбался. Старина Джим тоже улыбался ему, поблёскивая одним глазом, забавно дёргая усами. И даже строгий Пьер не удержался от улыбки.

Когда Джузеппе объявил, что капитан может поцеловать свою жену, Дюваль охотно это сделал. Их поцелуй был таким долгим, что тактичные друзья разошлись.

— Мадам, Дюваль, — прошептал Серж, — я предлагаю послать к чёрту гостей, не дожидаться ночи, а прямо сейчас... отправиться в одно приятное местечко.

И он с чарующей улыбкой утопил её в синеве своих глаз.

— Но как же мы оставим Анри? — краснея, спросила Анна.

— Мадам, ему гораздо больше ваших песенок нравится рычание Джима, — засмеялся Серж. — Разреши старику ощутить себя дедом.

— А... отец Джузеппе и Пьер? Они не обидятся? — не сдавалась Анна.

Серж ничего не ответил, он вдруг подхватил её и шагнул в сторону берега. Стоял тихий вечер, розовый закат красил небо в яркое зарево, волны напевали шелестящую мелодию. Неожиданно Анна поняла, что Серж принёс её в небольшой шалаш на самом берегу моря. Очутившись внутри, она оказалась на мягкой травяной постели, покрытой белой простынёй.

— Любимая, — улыбнулся он, — когда-нибудь у нас будет достойное тебя королевское ложе. Я обещаю... А пока... пусть нас убаюкает шёпот волн.

Его руки, лежащие на её талии, скользнули вверх, к застёжке на лифе платья. Но Анна шаловливо оттолкнула его и, чуть отступив, медленно стала раздеваться сама. Дюваль опустился на колени, потом присел на пятки и в восхищении смотрел на неё. Сначала, слегка приподняв юбку, она лишила себя панталончиков и бросила их Сержу. Тот уткнулся в них лицом, продолжая неотрывно смотреть на жену.

Повернувшись к нему спиной, Анна скинула платье, потом прогнулась назад, отставляя попку и поддерживая её ладошками.

Дюваль вскочил и потянул её к себе, вид этих округлостей сводил его с ума. Но она вновь оттолкнула его, улыбаясь, выразительно повела глазками, указывая на его брюки. Он, усмехнувшись, быстро освободился от этой лишней детали одежды.

Словно танцуя, приподнимаясь на носочки, она тихо обошла его вокруг, ласково прикасаясь пальчиками к его обнажённым груди, спине и ягодицам. Полненькие холмики на груди Анны упруго подпрыгивали, завораживая своим аппетитным видом. Дюваль задрожал, уже охваченный пламенем. Но Анна, всё так же призывно улыбаясь, как сирена, вдруг упала перед ним на колени, положив ручки на его бёдра, заставила пошире расставить ноги.

Когда он сделал это и слегка выгнулся вперёд, она потянулась личиком к его восставшему низу. Её дыхание обожгло Сержа и заставило затрепетать. Анна, играя с ним, медлила, не спешила прикасаться к жаждущей плоти. Она просто дышала, сопела носиком и, сложив губки трубочкой, слегка дула на него. Дюваль не выдержал — рассмеявшись, он ухватил шёлковые локоны и притянул личико жены к своим чреслам, буквально утопив её носик в жёстких зарослях.

И тут Анна «отомстила» ему. Её ротик по очереди осторожно присосался к огромным «кисетам», а язычок стал выписывать невероятные па. Ни кусочка рвущейся вверх плоти не осталось без внимания Анны. И когда её ротик, насаживаясь, завладел драгоценной частью мужа, её ручки ласково массировали его тяжёлые «шары».

Дюваль чувствовал, что готов взорваться, он выдохнул что-то хриплое и нечленораздельное. Но Анна прекрасно поняла его и, соглашаясь, чуть кивнула, закрыла глазки, ожидая солнечной лавы. Она с радостью приняла в свой ротик извержение его вулкана.

С улыбкой слизывая с рубиновых губок горячие капли, Анна ...  Читать дальше →

Показать комментарии (49)

Последние рассказы автора

наверх