В объятиях пирата. Части 9—10

  1. В объятиях пирата. Часть 1
  2. В объятиях пирата. Часть 2
  3. В объятиях пирата. Часть 3
  4. В объятиях пирата. Часть 4
  5. В объятиях пирата. Часть 5
  6. В объятиях пирата. Часть 6
  7. В объятиях пирата. Часть 7
  8. В объятиях пирата. Часть 8
  9. В объятиях пирата. Части 9—10

Страница: 3 из 6

встала во весь рост и прижалась к Сержу животиком. Он тоже без слов понял её, окатил остатками брызг изумительную поверхность с чудесной ямочкой. Его влага стекала по нежной коже, устремляясь к самому сокровенному местечку Анны. Сегодня оно было совершенно голеньким, как у маленькой девочки. Дюваль, улыбаясь, в который раз подивился миниатюрным размерам нежной «раковинки» его жены. Мысленно он возблагодарил судьбу за то, что она послала ему во владение эту красоту.

Большая ладонь Дюваля размазала по животику живительные брызги, как-будто пыталась втереть их в атласную кожу. Ручка Анны скользнула ниже. Слегка раздвинув створочки «раковины», пальчики обмакнулись в тягучую медовую сладость. Дюваль со сладострастной улыбкой перехватил ручку и стал посасывать пальчики. Потом, поцеловав припухший ротик, он рухнул на колени, согнувшись, уткнулся Анне между ножек, стал губами и языком ласкать нежное местечко. При этом он держал в своих руках подёргивающуюся попочку. Его смелые пальцы раздвигали пухленькие половинки «персика» и массировали между ними маленькую звёздочку.

Анна стонала, еле удерживаясь на ножках, её колени тряслись. Серж издавал урчащие звуки голодного зверя, дорвавшегося до желанной добычи. Лишённое пушка местечко, истекающее «нектаром», своей мягкостью и податливостью напоминало трепещущий в поцелуе ротик Анны. У Дюваля закружилась голова и он, словно обезумев, буквально впивался губами в разбухшую «жемчужинку», безжалостно стал проникать языком внутрь горячего пространства.

Вдруг Анна закричала, задёргалась в конвульсиях и, выпустив сладкий фонтанчик медового «нектара» рухнула на его руки. Серж бережно уложил её на постель.

— Милая, — прошептал, разливая глазами синий свет, — ты прекрасна! У меня такое чувство, что я люблю не просто женщину, а сирену или русалку, — с нежной улыбкой признался он. И добавил, целуя губки: — Ты сводишь меня с ума...

Анна ничего не сказала, просто ответила на его поцелуй, сплетаясь своим язычком с языком мужа. Её ручки обвивали его шею, напряжённые сосочки упирались ему в грудь, а там, в самом низу она с радостью ощутила его восставшую плоть. Она раздвинула бёдра, обнимая голенями его спину, прижалась к нему своим шелковистым местечком, влажным и горячим. Застонав, Дюваль вошёл в неё. Он сразу сделал, как любили они оба — продвинулся глубоко, до упора, вминаясь в неё своими «кисетами». Анна вздрогнула, трепеща, выгибаясь под ним, подстраиваясь под его ритм. Вскрикивая, она ликовала, ощущая, как он продвигает в её узкой «раковинке». Дюваль брал её раз за разом всё быстрее и настойчивее, но при этом мягко и нежно, без остатка отдавая всего себя, даря ей неземное наслаждение и ввергая себя в райское блаженство.

Когда его лава изверглась в неё, они оба, закричав, оказались совсем без сил. Примкнув Анну к себе объятьями, не выходя из неё, Дюваль уснул глубоким сном. На его лице светилась улыбка блаженства. Убаюканная его дыханием, Анна тоже погрузилась в сладкий сон.

Дюваля разбудили всхлипывающие звуки. Анна, спящая на его плече, плакала во сне. Из закрытых глаз ручейками бежали слёзы.

— Аннета, девочка моя! Что случилось? — разбудил её Серж, поцелуями собирая слёзы.

— Я... — она, приходя в себя, с дрожью прижалась к нему, — мне приснился ужасный сон... Он... он сделал это...

— Кто — он? Милая, скажи... Расскажи мне всё...

— Мне приснилось, что он смог... сделать со мной то, что хотел...

— Успокойся, котёнок мой сладкий! — Дюваль заглянул в её потемневшие глаза, отчего они стали казаться совсем непроницаемыми, уверенно сказал: — Это только сон! Всё хорошо, я с тобой! Никогда — ты слышишь? — никогда я не оставлю тебя! Ни один волосок не упадёт с твоей кудрявой головки!

Анна постепенно затихла, укрытая его объятиями. Вдруг Дюваль сказал:

— Скоро я увезу вас с Анри отсюда. Мы оставим этот остров.

— Что? — Анна вскинула на него глаза, не веря его словам. — Что ты сказал? Ты хочешь... покинуть остров? Но каким образом? На чём?

— Да, — кивнул он, целуя её щёчку. — Я не рассказывал тебе, что случилось, пока ты болела... Но теперь ты должна знать всё.

Проникнув на корабль, Дюваль с Пьером и Джузеппе увидели на палубе своих бывших сотоварищей, пьяных и спящих вповалку. С их помощью десять человек вскоре уснули вечным сном. Оставив индейца и Джузеппе наверху, Дюваль спустился вниз. В тёмном коридоре наткнулся на маленькую фигуру.

— Юнга? — Дюваль железной рукой схватил паренька за шиворот.

— Капитан! Я знал, что вы вернётесь, — испуганно вытаращился тот, — после вас тут такое творится! Все точно взбесились...

— Сколько человек на борту? — гладя на него привычно холодным взглядом, спросил Стальной.

— Со мной одиннадцать человек команды... они на палубе ромом глотки заливают... И Блэк, — юнга метнул взгляд в сторону каюты, — он там... с женщиной...

— Будь здесь на стрёме! — бросил Стальной и кинулся к каюте.

Когда Анна с сыном были спасены, и Дюваль сидел около спящей жены, его тихо подозвал Джузеппе. Он жестом попросил выйти во двор.

— Что случилось? — встревоженно спросил Серж.

— Сынок, посмотри там, — он указал на задний дворик.

Заглянув туда, Дюваль увидел большой сундук. Пьер — умелец на все руки — какой-то маленькой металлической булавкой ловко открыл висячий замок. Сундук оказался доверху наполнен золотом.

— Триста акул мне в глотку! — воскликнул Джим.

— Откуда это? — равнодушно спросил Дюваль.

— Это наш старина постарался, — засмеялся отец Джузеппе. — Madre di Dio! [1] Целый собор можно было бы построить! — воскликнул он, не скрывая восхищения.

И он задумчиво, не отводя взор от сокровищ, почесал голову.

— Бери выше, дружище — усмехнулся Дюваль, — думаю, этого хватило бы на постройку нового Ватикана. Так всё-таки объясните, откуда это...

— Когда мы были в пещере твоего... Хименеса, — усмехнулся Джим, — приметил я там кое-что. А когда вы ушли на корабль я — уж извини, капитан, что ослушался твоего приказа! — отправился проверить свои мыслишки. Оказалось — я был прав. В самой глубине пещеры плита прикрывала нечто вроде расщелины. Я протиснулся туда и увидел вот этот сундучище. Потом мы с Пьером притащили его к хижине.

— А меня с собой не позвали, — обиженно протянул Джузеппе.

— Прости, дружище! — улыбка растянула широкий рот Джима. — Капитан унёс принцессу к водопаду, и нужно было кому-то побыть с малышом.

Дюваль задумался. Потом быстро подошёл к сундуку и выбрал несколько самых увесистых золотых украшений.

— Вот это мы покажем оставшимся на острове саботажникам, — сказал он, окидывая друзей изучающим взглядом, — скажем, что нашли сокровища Блэка. И если «Зевс» будет отдан мне... — он помолчал, принимая окончательное решение, — они сполна получат желаемое золото.

— Ты что собираешься отдать им всё? — спросил Джим.

— Если честно, — улыбнулся Дюваль, — мне из этого ничего не надо. А вы... каждый сам решает, брать ли ему что-то из сундука или нет...

— И то правда, ребята! — засмеялся Джим. — Такой грешник, как Блэк вполне может восстать из ада и вернуться за своим добром... Однако подождём с золотишком... Этим мордоворотам-пьяницам вполне хватит того, что ты выбрал, сынок. У них сейчас мозги на жаре от выпивки совсем расплавились, соображают плохо.

И вдруг Джим хихикнул:

— А вообще-то, братцы, неплохо было бы пропустить по кружке рома!

— Не трави душу, старина! — тоже засмеялся индеец и хлопнул его по плечу.

Принимая решение пойти на переговоры с пиратами, Дюваль, конечно, сомневался, понимая, что в случае провала их положение только осложнится, и тогда не останется шансов покинуть остров, да и само их существование будет в опасности. Но всю свою жизнь он привык рисковать, и сейчас его игра как никогда стоила свеч.

...  Читать дальше →
Показать комментарии (49)

Последние рассказы автора

наверх