В объятиях пирата. Части 9—10

  1. В объятиях пирата. Часть 1
  2. В объятиях пирата. Часть 2
  3. В объятиях пирата. Часть 3
  4. В объятиях пирата. Часть 4
  5. В объятиях пирата. Часть 5
  6. В объятиях пирата. Часть 6
  7. В объятиях пирата. Часть 7
  8. В объятиях пирата. Часть 8
  9. В объятиях пирата. Части 9—10

Страница: 4 из 6

— И тебе удалось получить корабль? — Анна смотрела на него распахнутыми глазами, которые в приглушённом лунном свете казались двумя звёздочками.

— Да, — улыбнулся он. — Они согласились опять признать меня капитаном. Впрочем, из команды, кроме нас, осталось ещё шесть человек. Остальные перебили друг друга, рыская по острову в бесплотных поисках золота.

— Как это ужасно... — Анна уткнулась носиком ему в грудь. — Неужели у вас человеческая жизнь ничего не значит?

— Значит, — печально улыбнулся Серж, — конечно, значит, милая... Как и у всех... Но иногда её не жалко отдать... И вот тут — у всех по-разному, мера у всех своя...

— Скажи, а ты тоже смог бы погибнуть за сокровище? — спросила она и, словно читая что-то в его глазах, пристально посмотрела в них.

— Да, — он широко улыбнулся, привлекая её к себе. — Конечно! Есть два сокровища, ради которых я, не задумываясь, отдал бы жизнь.

— Вот как... — Анна чуть откинулась и с сомнением посмотрела на него.

Её внимательное личико с осуждающим выражением в огромных глазах рассмешило его.

— Единственные сокровища для меня — это ты, моя любовь, и наш крошка Анри, — сказал он.

Потом сгрёб её, прижал к груди, откинув назад лохматую головку, нежно охватил губами пухленький ротик. Анна задрожала, горячая волна захлестнула всё её существо, подняла, закружила в стремительном вихре его обжигающего поцелуя. Лишённая воли, Анна покорно лежала в его объятьях, желая лишь одного — чтобы он никогда не размыкал своих рук, которые стали для неё самым надёжным убежищем на свете. С каждым днём, с каждым часом и с каждым мгновением своей жизни она всё больше и больше погружалась в свою любовь к прекрасному пирату. Он стал её желанием, смыслом её существования, её повелителем и рабом.

Чёрный бархат ресниц затрепетал, припухшие губки раскрылись под стремительным натиском жадных губ Дюваля, пропустили его внутрь и отдались его нежной власти. Её трепет предался и ему. Вкусив пьянящей сладости маленького ротика, губы Сержа опустились ниже, к её гибкой шейке, обласкав каждую точку[2], скользнули на плечи, а потом дальше — к вскипающей от желания груди. Её нежное, подрагивающее в его руках тело, глубокое дыхание и тихие стоны завораживали, околдовывали, заставляли терять разум. Хотелось ласкать её бесконечно, и чтобы никогда не кончалась эта волшебная ночь.

Его душа и тело жаждали обладать этим великолепием, покорно отдавшимся ему. Дюваль ощутил непреодолимое желание соединиться с Анной, хоть на несколько мгновений слиться с ней в единое целое. И он точно знал, что она хочет того же. Серж не стал медлить, он взял её с нежной настойчивостью, полностью подчиняя себе, и сам, подчиняясь ей. Танец их страсти был подобен соединению солнца и луны на небосводе, затмевая разум, он уносил их к вершинам наслаждения.

И когда всё было кончено, когда Анна приняла в себя потоки его сладкой лавы, когда их тела изнемогли от произошедшего, даже в этот момент они не хотели расстаться и разомкнуть объятья. Сильные руки продолжали сжимать худенькую фигурку, точёные, изящные ножки оплетали крепкие мускулистые ноги, а головка Анны, лежащая на груди Сержа, утопила его лицо в россыпи длинных локонов.

На следующий день «Зевс» покинул остров. Анне было тяжело оставлять место, где она была так счастлива.

— Не грусти, любовь моя, — улыбнулся Дюваль, обнимая её. — Какая разница — где? Главное, что мы всегда будем вместе, а значит, наше счастье всегда будет с нами.

Ей пришлось вернуться в ту злополучную каюту. Но там почти ничего не напоминало ей о случившемся. Дюваль убрал кровать, на которой Анна боролась с Блэком, переставил другую мебель. Вместо той узкой койки Серж перенёс сюда их ложе, на котором они спали в хижине.

— Теперь здесь совсем нет свободного места, — с улыбкой заметил он, — но, надеюсь, теперь мадам не заставит меня спать на полу, накрывшись плащом.

— Это будет зависеть от вашего поведения, сэр, — лукаво блеснула она глазами.

Ночью они стояли на палубе, вдыхая свежий морской воздух. Рука Дюваля лежала на плече жены. Её волосы, раздуваемые ветром, щекотали его лицо.

— Милый, — тихо сказала Анна, повернув к нему личико, — скажи, а ты... хочешь вернуться к своему... прежнему занятию?

— Ты говоришь о пиратстве? — уточнил Дюваль.

— Да, — кивнула она, глядя на него пытливым взором, боясь услышать ответ.

— Не тревожься, — улыбнулся он, целуя её волосы, — уже больше года назад я сказал тебе, что покончил с этим. Я капитан «Зевса» только на время нашего плавания на нём.

— И... куда мы плывём? Как и где мы будем жить?

— Мы плывём на мою родину...

— Во Францию?! — удивилась Анна. — Но... ты же утратил всякую связь с ней...

— Не совсем, милая...

Лицо Сержа стало грустным и задумчивым, складка залегла между бровями.

— Ты не всё знаешь обо мне, — неожиданно признался он.

— Что?! — вздрогнула Анна, отшатнувшись, — неужели у тебя есть ещё какая-то тайна?! Что-то страшное?!

— О, нет, нет! Не пугайся! — он печально улыбнулся, — напротив, это даже... хорошее известие для тебя.

Он опять замолчал, молчала и Анна, видя, что ему тяжело начать свой рассказ.

— Несколько лет назад, — наконец, заговорил он, — я решил разыскать родных. Мать умерла, когда мне было шесть лет... Поэтому, прежде всего мне хотелось найти отца. Я нанял ловкого человека, специалиста по разного рода деликатным поручениям. И я узнал, что мой отец... прожил бесшабашную жизнь, он был игроком. Умер незадолго до того, как я начал свои поиски. Его имение было сплошь в долгах, кредиторы выставили его на продажу. Ты знаешь... — он грустно усмехнулся, — я никогда не испытывал нужды в деньгах. Поэтому я... легко выкупил собственное поместье... свой родной дом... Конечно, я не вернулся туда... Я лишь нашёл хорошего управляющего. И вскоре имение стало приносить доход.

Серж вновь замолчал, сжав плечики Анны.

— И что же? — с нетерпением спросила она.

— А? — будто не понял он и сразу заговорил опять: — Так вот, доход, конечно, небольшой в сравнении с тем, что... давал мне лишь один рейс «Зевса»... Но... это были честные деньги...

— Но, сэр, имея этот доход, вы всё равно продолжали грабить?! — Анна с возмущением смотрела на него, её глаза сверкали, а щёчки пылали от гнева.

— Да, выслушайте же меня, мадам! — поморщился Дюваль. — Всю свою долю от общего дохода «Зевса» я... стал отдавать беднякам. Это вас устраивает? — он сжал в ладонях её разгорячённое личико и заглянул в глаза.

— Но ведь всё равно... имение ты вернул на... бесчестные деньги! — выпалила Анна.

— Тысяча каракатиц! — воскликнул он и, встряхнув её за плечи, добавил: — Что мне делать с этой упрямой девчонкой?! Она хочет сделать из меня святого!

Его глаза сверкнули сталью, и со злой усмешкой он заявил:

— Мадам, я — пират! И не надо делать из меня благородного рыцаря! Я такой, какой есть. Не надо пытаться переделать меня! Заметьте, я не тащил вас насильно в свои сети, вы сами захотели стать моей женой! И если сейчас вы решили, что... ошиблись, удерживать вас я не стану! Вы вольны уйти от меня!

Едва он остановил свою тираду, как Анна бросилась прочь.

— О, триста акул мне в глотку! — опомнился он. — Что я наделал?!

Дюваль кинулся за ней. Анна не успела добежать до каюты. Он поймал её в узком коридоре. Схватил в железные тиски, прижал к себе и заговорил быстро, громким шёпотом:

— Аннета, девочка моя! Прости... я — глупец! Я... я — самый большой идиот на свете!

Анна вырывалась, но чем дольше он удерживал её, тем меньше у неё оставалось желания покинуть его объятья. И постепенно она замерла, покорившись его стальным рукам. А когда его тёплые губы приблизились к её лицу и заскользили по ней с невыразимой нежностью, она вообще потеряла чувство реальности. Его поцелуй длился вечность, а потом Серж сказал, разливая мягкую синеву из глаз:

— Прости ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (49)

Последние рассказы автора

наверх