Массаж. После. Часть 2

  1. Массаж. Георгий
  2. Массаж. Георгий. Часть 2
  3. Массаж. После
  4. Массаж. После. Часть 2

Страница: 5 из 9

сорвала простынь с подруги и повалила её на диван...

... Подъехав к моей машине, я повозился с фонариком под капотом минут двадцать для приличия, а потом стал вытаскивать трос:

— Ни фига, придется тянуть, — я кинул другой конец Георгию, — цепляй.

Георгий взял трос и полез под свою машину. Я прицепил свой конец троса и сел за руль:

— Георг, давай помаленьку, не хватало еще врезаться здесь во что-нибудь.

Молча кивнув, Георгий сел за руль своей машины. Он высунул голову:

— Готов?

— Давай, — я махнул рукой, и он меня потащил.

Через десять минут мы благополучно подъехали к даче. Загнав машины и закрыв ворота, Георгий сказал:

— Ну что, в баню?

К черту баню, попозже, мне вдруг жутко захотелось выпить:

— Ты как, употребляешь?

— Употребляю, но перед баней вообще-то не рекомендовал бы.

Я махнул рукой:

— Тогда просто составишь компанию. У меня день был чокнутый, да еще поломка эта.

Я вытащил из машины объемный пакет с заказанным Татьяной продуктовым набором, которого впрочем, хватило бы на два дня серьезной пьянки.

— Пошли вон в летнюю столовую.

Добравшись до места я быстро разложил все на столе. Глянув в сторону горящих светом окон бани, я понял, что девчонки все еще там:

— Еще там, все болтают, — я кивнул в сторону бани. Налив водки в стаканчик я подхватил из банки огурец:

— Георг, давай, так сказать за официальное знакомство.

Он остановил меня рукой:

— И мне наливай, чего ты один то пить будешь.

— Не вопрос, — я налил и ему стаканчик, — поехали.

За пятнадцать минут мы уговорили почти бутылку, щедро закусив её овощами и копченной грудинкой. Классный Георг был мужиком, он мне еще в салоне понравился, а сейчас в такой вот не принужденной обстановке я понял, наш человек.

Покурив, Георгий оказалось не курит, я предложил:

— Ну как, ты спец только по турецким баням, али в русских тоже разумеешь?

Он поднялся и с улыбкой ответил:

— Ещё как разумею, пошли.

Вот мы вдвоем и двинули к бане. Настроение было отменное, впереди была парная, и пока неизвестное, но уверен, запланированное Татьяной развлечение. Георг, меня немного опередил и подошел к бане первый. Я, подходя к нему, не понял, чего это он застрял, да еще не возле входной двери, а возле окна, ведущего в предбанник. Когда я сам подошел к окошку, стало понятно его замешательство. Из окошка хорошо просматривался почти весь предбанник, в том числе и угловой диван, на котором наши с Георгом женщины занимались любовью.

Георгий услышал, что я подошел, и резко развернулся, что бы уйти, но наткнулся на меня:

— Михаил, я...

А я его перебил:

— Георг, ты чего?

Было конечно темно, но потому, как он топтался на месте и опустил голову, стало понятно, он жутко смущен:

— Нам лучше уйти.

Я еще раз посмотрел в окошко, Юля сидела на коленях Татьяны к ней спиной. Широко разведя ноги, она подставила свою красиво стриженную киску для Татьяниных пальцев, которые ныряли в её влагалище. Другой рукой Татьяна мучала Юлькин сосок. Жена балдела, заведя руки за голову. Я впервые, после того памятного вечера, видел как моя жена занималась сексом со своей подругой. Что и говорить, член моментально окаменел, жестко упираясь в ширинку. Я мысленно потрепал его по головке, потерпи дружок, скоро ты удовлетворишься. Не знаю пока в какой дырочке, но ты сегодня точно постреляешь. Я повернул голову к Георгию:

— Ты что не знал? Не знал про них?

Георгий стоял не двигаясь с опущенной головой, но потом все же кивнул в ответ.

— Ну так чего ты паришься?

Он поднял свое лицо:

— А ты?

Я вздохнул:

— Знал, с самого начала знал. Юля все-таки моя жена. Да и Таньку я знаю уйму лет. Так что я догадался почти сразу.

Георгий встряхнул головой:

— Обалдеть. Что же теперь делать будем?

Мой взгляд в очередной раз упал на окошко:

— Я думаю так, сейчас еще посмотрим, а потом пойдем пить, чего им мешать?

— Миш, я так не могу. Это не правильно, пойдем отсюда.

Я остановил его, но он продолжал вырываться, что бы уйти.

— Я тебя не понимаю, там же твоя жена? А ты — посмотрим!

— Странно, тебя останавливает то, что там моя жена, но ты не возмущаешься на меня, что я вижу твою женщину?

Он остановился, интересно, что твориться в его голове:

— Брось Георг, только не говори, что тебе не нравиться, то, что ты видишь.

А за окошком произошли изменения. Юлька сползла с колен Татьяны, которая она тут же раздвинула, упершись пятками в диван. Потрясающе, я задохнулся, перед нами был Танькин персик. Киска, как всегда была гладенькая, а большие (какие же они большие!) губы были темно розового цвета. Жена опустилась на колени между разведенных ног подруги, предоставив на обозрение свою попку, между половинками, которой проглядывались мокренькие губки. Юлька любовно прошлась пальчиками по киске Татьяны, и, наклонив голову, припала ртом к её губкам. Татьяна выгнулась, вцепившись в Юлькины волосы, и открыла рот, в неслышимом для нас стоне. Блин, как же я давно хотел стать этому свидетелем, помню, даже просил об Таньку, но она отказала. Хотя, сейчас я был уверен, она специально для нас устроило эти показательные выступления.

Пока я наблюдал за девчонками, я упустил, что делает Георгий. Развернувшись к нему, я увидел, что Георгий уставился в окошко не мигающим взглядом. Все, вот теперь порядок, а то стыдно, неудобно.

Я хлопнул его по плечу:

— Ладно уж, пойдем.

Мы вернулись к столу и принялись за новую бутылку водки. Через минут двадцать, изрядно захмелев, Георгий предложил:

— Слушай Миха, а чего это мы так и не попарились?

Георг был пьян, не в дрова, но уже на подходе. Мне же, старому бойцу алкогольного фронта, только в голову едва стукнуло. Я подумал, ведь в самом деле, я так и оставался весь в масле и копоти, которыми специально вымазался для достоверности.

— И не говори, — закусив очередной стаканчик, я вытер руки салфеткой, — я до сих пор грязный, как черт.

Георг решительно встал из-за стола:

— Пошли.

Я с сомнением покачал головой:

— Там же девчонки, не помешаем?

— Да ну их, подвинутся, — Георг, покачиваясь, отодвинул стул, — мы тоже в баню хотим.

Вот это по-нашему, подвинуться и все, а если вдруг цыпочки до сих пор любовью занимаются, а? Интересно, интересно.

— Лады, идем, только все же заглянем в окошко предварительно, идет?

Георгий, подумав пару секунд, все же согласился:

— Хорошо, пошли.

Мы двинули к бане. Подойдя к окошку, мы обнаружили, что девчонок нет в предбаннике, ага, значит в парной. Зайдя в баню, мы скинули себя одежду и натянули простыни. Все, вперед в парную. Однако стоило нам туда завалиться, как нас оглушил девичий визг:

— Выйдите! Мы же голые!

Георг, который стоял впереди меня, даже не моргнул:

— Ну и что? Мы тоже можем раздеться, да Миха?

Татьяна слезла с верхней полки, закрываясь, как могла руками:

— И в самом деле, чего такого! Если хотите войти, выйдите и принесите нам простыни. Они, видите ли, тоже могут раздеться. Тоже мне придумали!

Татьяна вытолкнула нас из парной, все-таки продемонстрировав свою грудь. Гадом буду специально. Георг, увидев среди мелькавших рук своей подруги грудь, вдруг жестко прижал её к двери парной и, склонив голову, впился в её губы. Татьяна поначалу очень активно сопротивлялась, но в итоге сдалась. Руками, обвив шею Георгия, она прижалась к нему всем телом, жарко отвечая на поцелуй. Георгий оторвался от Татьяны и уточнил:

— Так мы войдем?

Нелегкую задачу задал Георгий. Татьяна, спрятавшись от меня за Георгием, смотрела на меня, а я чего, естественно кивнул головой. Она еще подумала, кусая губы, а потом сказала:

— Сейчас крикну, я все же там не одна, — и скрылась за дверью парной.

Я окликнул Георгия:

...  Читать дальше →
Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх