Служба времени. Меловой период

Страница: 2 из 4

— А ну, живо снимайте обувь! — скомандовал Антон.

Девушка послушалась и, опустившись на камень, скинула кроссовок. Сергеев присел перед ней, осматривая ножку. Над крошечной пятачкой была кровавая потёртость. Антон понял, что она причиняет Насте невероятную боль.

— И как давно вы это терпите? — нахмурившись, спросил он.

— Это ещё вчера... Когда мы летали в Гоби...

— И молчали! — он покачал головой.

— Тогда бы вы не разрешили мне сегодня лететь...

Она вдруг просительно заглянула ему в глаза и заканючила:

— Это пустяки! Я сейчас намажу восстановителем, наклею пластырь и... я смогу идти!

— Хорошо! Только поторапливайтесь! Мы теряем много времени, нельзя срывать сроки экспедиции! — поморщился Сергеев.

Мысленно он сказал:

— Что бы я ещё раз взял девчонку в экипаж! Нееет! Только парни! Сколько нервов она мне истрепала за эти три месяца! И вообще, вернёмся, напишу рапорт... Пуст ей дают другого наставника.

Настя достала аптечку и принялась обрабатывать ранку.

— Ой-ёй, мамочки! Мнн... — вскрикнула она.

— Что у вас? — склонился над ней Сергеев.

Увидев, что в её глазах слёзы, он почему-то смутился. Ему стало стыдно за свои мысли.

— А ну, давайте сюда вашу... конечность!

Он ловко выдавил на ранку прохладный прозрачный гель, слегка размазал его салфеткой, стараясь как можно меньше причинять девушке боль, и заклеил всё пластырем. Пока он держал в своих руках её маленькую хрупкую ножку, он почему-то вспотел. Крошечные пальчики с аккуратными ноготками, окрашенными в нежно-зелёный цвет, рассмешили его.

— Интересно, — подумал он, усмехаясь про себя, — она так любит зелёный или... опять мимикрирует?

Розовая ступня была такой тёплой и нежной, что у Сергеева застучало в висках, а внутри словно напряглась какая-то пружина.

— Чёрт возьми! — пронеслось в голове, — разве можно с такими ножками быть в службе времени?! Эта ножка для поцелуев создана, — вдруг решил он.

И тут же обругал сам себя за такую глупость.

— Нет, надо точно писать рапорт, — окончательно решил он, — иначе я свихнусь.

— Ну, вот и всё, — вытирая мокрый лоб, сказал он. — Можно двигать дальше.

— Спасибо, капитан, — розовые губки растянулись в милой улыбке, а глазки сверкнули так, что пружина внутри Сергеева скрутилась ещё туже.

Они пошли дальше. Однако Антон понял, что в срок до шестнадцати ноль-ноль они не уложатся. Придётся посылать сообщение руководству и предупредить, что должны задержаться ещё на день. Он так и сделал.

Внезапно на экране планшетника, укреплённого на запястье Антона, показалась зелёная полоса.

— Тсс, — Сергеев приложил палец к губам и посмотрел на свою спутницу, — кажется, мы пришли. Там кто-то есть.

Они спрятались за груду камней и стали наблюдать. Метрах в двухстах от них паслось несколько динозавров. Их исполинские размеры просто потрясали.

— Курсант, ну-ка определите вид этих красавцев, — прошептал Антон.

— Это титанозавр, — тоже шёпотом отвечала Настя.

— Боюсь, вы ошибаетесь, — усмехнулся Сергеев, — титанозавр, во-первых, был несколько длиннее, около двадцати метров. А эти друзья всего лишь двенадцать. И, кроме того, титанозавры существовали около семидесяти — шестидесяти пяти миллионов лет назад. А мы с вами перенеслись на все восемьдесят. Поэтому перед нами...

Он не успел окончить фразу, как Настя с ликованием произнесла:

— Сальтазавр! Это сальтазавр.

— Ну, вот это правильный ответ, — согласился Антон. — Мой вам совет, Ковалёва, не спешите! Вы всё время словно бежите куда-то, забывая подумать.

Настя опустила глаза.

— Зануда! — обругала она его про себя. — Хоть бы раз просто похвалил или одобрил... Так нет же. Даже если и похвалит, сразу же обдаст холодом.

И вдруг стадо оживилось. От их движения загудела земля. Но сальтазавры никуда не бежали, они просто стали странно перемещаться, словно гоняясь друг за другом.

— По-моему, их что-то напугало... — расширив глаза, взволнованно заметила девушка.

— Хм, вряд ли... — пробормотал Антон, — если бы они почуяли опасность, то кинулись бежать... А тут такое ощущение, что они словно играют в какую-то игру.

— Я поснимаю? — спросила Настя, боясь услышать отказ.

Но он охотно согласился, как всегда предупредив:

— Но только не высовывайтесь... Они хоть и травоядные, могут прихлопнуть нас, как мух.

Пока Настя снимала, в стаде всё продолжало двигаться. И вдруг один особенно крупный динозавр, приподнявшись на задние ноги, почти лёг на стоявшего впереди него более мелкого товарища. При этом оба они издали такой ужасающий рёв, что, казалось, от него рухнут небеса.

— Ай-яй! Он сейчас сожрёт его?! — Настя вжала головку в плечики и придвинулась ближе к Сергееву, но продолжала снимать.

Тот, едва сдерживая смех, заметил:

— Это вряд ли... Наоборот, скоро появятся маленькие динозаврики...

— Что? — с камерой в руках Настя уставилась на него. — Вы хотите сказать...

Она покраснела и не окончила фразы.

— Да, — усмехнулся Антон, — нам подфартило увидеть древнюю любовь. Снимайте же! Нельзя упускать такие кадры!

— Нет! Ни за что! — Настя решительно выключила камеру. — Это... это безнравственно...

— Что?! — вытаращился Антон. — Что вы несёте, курсант Ковалёва?! Вы же биолог! Вы посланы сюда собирать информацию о фауне мела! Да эти кадры станут сенсацией!

Он попытался отобрать у неё камеру, но девушка решительно завела руку за спину. Чтобы отобрать прибор, Антону нужно было либо подняться и обойти Настю, а этого он не мог сделать, боясь привлечь внимание динозавров. Либо... просто прижать Настю и применить силу. Этого он тоже сделать не мог.

И вдруг динозавры ринулись в их сторону. Двести метров для них были равносильны нескольким шагам. Антон едва успел уронить Настю и, навалившись на неё, закрыть собой. Девушка затихла, стараясь не дышать. Её упругие мячики упёрлись в грудь Сергеева. Тот лежал на ней и прикрывал руками кудрявую головку. Волосы девушки пахли весенним лугом с едва распустившимися цветами. Её дыхание обжигало ему шею. Он почувствовал, что совершенно начинает терять контроль над ситуацией. Внизу живота сладко заныло. Внутри опять завелась уже знакомая пружина и грозила вырваться наружу чем-то непредсказуемым.

Сальтазавры пронеслись мимо, сотрясая всё вокруг. Сергеева подбрасывало на девушке. Едва эта лавина миновала, Настя упёрлась в Антона руками:

— Выпустите меня! — пропищала она.

— Простите, — смутился Сергеев и сразу объяснил: — Я был вынужден закрыть вас собой.

— Конечно! — Настя стала поправлять волосы и одежду. — Но знаете, мне без разницы кто меня раздавит — сальтазавр или заботливый капитан, — отрезала она, почти гневно сверкнув глазами.

Сергеев мысленно обозвал её глупым одуванчиком и, отряхнув пыль, пошёл вперёд. Настя отставала. Он оглянулся и поторопил её. Она вдруг смущённо опустила глаза и пробормотала:

— Капитан, разрешите... я отойду вон в те кусты...

— Вот ещё! Что вы опять задумали, курсант Ковалёва?!

— Эээ, мне... надо... — замялась девушка, краснея.

— А! О Господи! — Сергеев воздел руки к небу. — Ступайте! Только недалеко и быстро! — разрешил он.

Настя быстро юркнула в кустики. Сергеев присел на траву. И вдруг услышал истошный крик своего курсанта. Выхватывая распылитель, метнулся к ней. Увиденное потрясало. Девушка стояла, сняв шорты и приспустив трусики. Узенькая полоска кружевной светло-зеленой ткани висела как раз под тем местом, которое была призвана закрывать. Ниже короткого топика Настя была полностью обнажена. Сергеев заметил, что её местечко совсем голенькое, лишь в самом верху золотился нежный пушок, выстриженный в форме крошечной фиалки. Мелкие кудряшки были именно золотыми, как локоны на голове. Но потрясло Антона не это. Ножки Насти до самых прелестных бёдер охватила гигантская двухметровая ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (26)

Последние рассказы автора

наверх