Интерлюдия

Страница: 2 из 4

как будто это был маленький фаллос. До сих пор мне не приходилось испытывать ничего подобного. Новая волна блаженства накатила на меня, я схватил девушку, бросил спиной на подушку и буквально ворвался в ее щель всей длиной члена. Она только охнула и начала подмахивать в такт моим фрикциям. Я то ускорял, то замедлял темп сношений, и она мгновенно приспосабливалась к новому ритму движений, словно мы были с ней единым целым. Я изо всех сил трамбовал ее влагалище, доставая кончиком члена до матки, и она, не сдерживаясь, кричала все громче. Мышцы ее влагалища ритмично сжимали мой хер, как бы массируя его. И вот — новая волна судорог, и ее протяжный стон, обессиленный вздох. Как я люблю, когда моя женщина оргазмирует! А мне пока хоть бы что. Очевидно, реклама «Виагры» не врет.
Я прилег с нею рядом, лицом к лицу, всосал чувственные губы, потом спросил:

— Наверное, тебе надо отдохнуть.

— Ты что! — возразила она, — Я испытала всего два оргазма. Стоило ли ради этого выходить из троллейбуса?».

«Ну и ну, — подумал я, — вот это женщина!».

А Соня встала на постели раком и попросила:

— Пожалуйста, возьми меня в зад.

Долго уговаривать меня в этом не надо, сам чрезвычайно люблю такой способ сношений. Для подобных случаев у меня припасен специальный гель. Смазал им сонин задний проход, довольно глубоко проникнув сначала одним, затем двумя пальцами, потом свой член. Приставил головку к анусу, аккуратно нажал, член вошел в дырку довольно легко. Чувствовалось, что я не первым побывал здесь.

— Смелей, — сказала Соня, — все болевые ощущения давно прошли.

И я вогнал член в ее жопу по самые яйца и начал накачивать. Стенки узкого прохода очень плотно сжимали фаллос, что крайне обостряло приятные ощущения. Соня стала стонать и кричать еще громче, видно, такой трах доставлял ей большее удовоствие, чем традиционный и минет. Через несколько минут она буквально вопила:

— Костик, давай, давай! Еще глубже! Еби меня, как последнюю блядь! Я и есть твоя блядь! Трахай, трахай меня! Порви меня своим хером!

Мат, вылетающий из столь нежных губок, заводил меня до беспамятства, и я приближался к оргазму.

И вот последний сонин вопль: «А-а-а-ах», и она забилась в судорогах. В этот же момент кончил и я. Обессиленные, мы упали на кровать. Я взглянул на нее. Надо сказать, что даже роскошная женщина в пароксизме страсти не так уж и красива. Скорее, величественна, как проявление самой Природы. Потное тело блестит, перекошенный рот кривится в оргазме, на полных губах тягучая слюна похоти, которую она не успевает сглатывать. И все равно она прекрасна.

Соня первой пришла в себя:

— У тебя есть что выпить?

— Конечно. Пойдем в гостиную.

Она натянула на себя мою майку, выглядящую на ней как корткая ночная рубашка, я обмотался полотенцем, и в таком виде, обнявшись, мы перешли в гостиную.

— Что ты хочешь выпить? — спросил я.

— Кавказские вина есть?

— Есть, — с гордостью ответил я, — недавно друзья из Тбилиси прислали. Какое вино конкретно ты любишь?

— Сюрпризом будет, если у тебя окажется «Хванчкара».

— Сюрприз случился.

Я достал из громадного бара бутылку «Хванчкары». Себе, помятуя, что коньяк способствует потенции, выделил «Двин». Разлил напитки по фужерам. Себе на коньяк не поскупился, чтобы окончательно расслабиться.

— Ну, за знакомство!

Смакуя, выпили. Причем, она, не жеманясь, оприходовала фужер до дна. Закусывали фруктами из вазы, стоящей на столе.

— Как говорят, между первой и второй можно выпить целых семь.

Я налил по второму фужеру.

— Давай на брудершафт. Пусть и с некоторым опозданием, но закрепим достигнутое.
Через руки выпили и слились в страстном поцелуе. Она делала это так умело, что у меня закружилась голова.

— По традиции, третий фужер за любовь. Ты любишь кого-нибудь?

— В сей момент я люблю тебя. И этого достаточно.

Выпили, удобно расположившись в креслах. И я задал вопрос, давно вертевшийся у меня на языке:

— Софи, скажи мне, пожалуйста, если это, конечно, не секрет, кто ты? На проститутку не похожа, однако, согласилась пойти в дом к праткически незнакомому мужчине.

— А ты что, такой блюститель старорежимных нравов? Пошла потому, что ты мне сразу понравился. Есть в тебе некий шарм и притягательность. Мне кажется, я не ошиблась.

— И часто ты так рискуешь?

— Честно?

— Честно.

— Сегодня первый раз. Я достаточно рассудительный человек. Ты меня прямо-таки околдовал. А вообще-то я просто женщина, которая очень любит заниматься сексом и делает это при всяком удобном случае. Нет, ты не подумай, я не нимфоманка, на слукжбе меня даже считают недоступной женщиной, но трахаться на полную катушку я люблю.

— А где, кстати, ты служишь?

— Руковожу юридическим отделом в одной крупной строительной компании. Но в нашем случае это не имеет никакого значения. Хочешь расскажу тебе, как приохотилась к сексу?

— Выслушаю с большим интересом.

— Тогда слушай. Я рано сформировалась. В 18 лет у меня было детское лицо, но фигура практически такая же, как сейчас. Мальчишки пускали слюни, но мне с ними было неинтересно. Как все девчонки, я мечтала о принце. По ночам, мастурбируя в своей девичьей кроватке, я представляла, как у нас с ним будет по-взрослому. В восьмом классе к нам пришел новый учитель русского языка и литературы. Молодой мужик. с хорошей фигурой и симпатичным лицом. Как водится в подобных случаях, девчонки поголовно влюбились в него. Не избежала этой участи и я. Андрей Николаевич или просто Андрюша, как мы его называли между собой, нередко приглашал учеников для дополнительных занятий к себе домой, благо он жил неподалку от школы. Однажды на уроке я запуталась в спряжении неправильных глаголов, и Андрюша предложил мне после школы зайти к нему позаниматься русским. Я пришла. Андрей галантно помог мне снять пальто. Предложил перед занятиями попить чаю или кофе. Я выбрала кофе. Когда его пили, Андрюша спросил:

— Может, шампанского?

Я согласилась. Мы выпили по паре бокалов, и у меня с непривычки закружилась голова. Андрей поднял меня из-за стола, крепко обнял и сразу же покрыл мое лицо поцелуями. Его язык приоткрыл мои губы и проник внутрь. Это был настоящий мужской страстный поцелуй. Так меня еще никто не целовал. У меня кругом пошла голова. Андрюша подхватил меня на руки и отнес в спальню, уложил на кровать и, не прекращая поцелуев, стал осторожно раздевать, шепча при этом какие-то нежные слова. Вскоре мы оба оказались обнаженными. Учитель покрыл все мое тело поцелуями, задержавшись между моих ножек. Губами и языком он коснулся самого чувствительного места, и трепет прошел по моему телу.

— У тебя уже был мужчина, — спросил учитель.

— Нет.

— А ты хочешь, чтобы этим мужчиной стал я?

— Да.

— Тогда тебе будет немного больно, но это только сначала. Потом тебе понравится, вот увидишь.

Я лежала, желая и боясь происходящего. Почувствовала, как что-то твердое уперлось в мою щелку, потом раздвинуло нижние губы и попыталось проникнуть внутрь. Андрей ощутил сопротивление плевы и на секунду замер. Потом решительно и в то же время осторожно двинул член вглубь. Мне стало больно, но лишь на какое-то мгновение. Потом пришло непривычное ощущение чего-то большого и горячего внутри меня. Учитель энергично работал надо мной. Вскоре наступило чувство блаженства, и, не выдержав его, я застонала от наслаждения.

— Стони, кричи, не сдерживаясь, это жутко заводит мужиков, — сказал Анрюша, продолжая усиленно обрабатывать меня. Я кончила в первый же раз и с тех пор стала рабыней секса.

Наши «литературные занятия» продолжались почти ежедневно. Учебу я не забросила уже хотя бы потому, что мой учитель сказал: «Двоечницы мне не нужны. Будешь плохо учиться — прекратим отношения. Школу ты должна закончить с медалью». И ради сладостных сексуальных утех я старалась изо всех сил.

Приходила ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)
наверх