Лунные люди. Напиток бессмертия revision

  1. Лунные люди: Напиток бессмертия
  2. Лунные люди: Середина лета
  3. Лунные люди: Новая встреча
  4. Лунные люди. Напиток бессмертия revision
  5. Лунные люди: На серебряной планете

Страница: 1 из 5

Яркие разноцветные звёзды сверкали, дождём опадая на поверхность Серебряной Луны, и рассеивая вокруг свой мягкий нежный свет. В наполненном едва заметными ароматами воздухе оазиса жизни парили бледные, прекрасные, лунные девы. Луихад, единственный мужчина на планете, играл на флейте для Таниквинель, одной из немногих особенных женщин этого мира. Неисчислимые тысячелетия исполнились обитателям Луны, но они оставались столь же юными, как и эпохи назад. Волшебный напиток хранил совершенную красоту их тел.
Таниквинель первая заметила вспыхнувшую искру на тёмном диске тусклой земли в небесах.

— Смотри. — Лёгким движением дёрнула она рукав Луихада.

Флейта замолкла, и он обернулся, проследив куда указывала подруга. Да, она была там. Искра света земного, а не отражённого солнечного. Как ярко сверкала она на тусклой планете!

Луихад вспомнил. Когда-то очень давно свет так же мерцал там. Жители Земли звали его.

— Нас снова позвали. — Шелестели тихие певучие голоса.

— Или нет? Может, просто случайность. Сколько времени прошло с тех пор, как ты спускался туда в последний раз?

— Долго, очень долго я не был на тусклой планете.

— Они давно забыли про тебя.

— Слетаем, посмотрим.

— Я так давно не видела мерцающего маяка на Земле.

— Я скоро вернусь.

Луихад поднялся в воздух, и позвав за собой пару своих девушек-игрушек, полетел вверх, за облака. Он думал, кто звал его оттуда, с тусклой Земли.

* * *

Пожалуй, лучше всего на этот вопрос могли ответить сами жители Земли, точнее, трое из них. Они продолжали спорить о причинах столь долгого перерыва, и всё же были здесь.
Одни, незамеченные никем посторонним. Одна лишь изливавшая с ясного неба свой призрачный свет серебристая полная луна смотрела на взобравшихся на холм Киртиана, Тауно и Залдрона. Едва только последние отблески заката угасали далеко на западе, они втащили на холм свою линзу, и установили на деревянной подставке. Залдрон без перерыва мерил углы, нацеливая линзу точно на Серебряную Луну, пока не был удовлетворён точностью позиционирования. Киртиан с Тауно зажгли фонари, и луч света ударил в небеса. Вопреки опасениям юноши, со стороны ничего видно не было: линза очень хорошо фокусировала свет. Только проведя над ней палкой, он убедился, что свет пошёл, а не затерялся где-то в отблёскивающих гранях кристалла. Участники стихийного кружка практической магии сели в сторонке. Ждать.

Киртиан с Залдроном расстелили одеяла прямо на голой земле, тихо радуясь что ночь оказалась тёплой, а Тауно поставили караулить линзу (чтобы не убежала?), и ему предстояло без дела слоняться час за часом, время от времени подправляя по таблице угол наклона линзы, чтобы луч был направлен точно на луну. Киртиан предусмотрительно снабдил сооружённую им подставку рычагами, и юноше надо было только время от времени поворачивать колёсики, ровно на столько делений, сколько указано в таблице, каждый раз, когда весь песок в песочных часах пересыпался.

Перевернуть песочные часы, свериться с таблицей, повернуть колесо, проверить фонари, не погас ли какой, ждать пока весь песок не пересыплется, повторить. И так до утра, или пока не случиться что-нибудь. Тауно было очень скучно, тем более, что двое других спокойно спали. Ну почему всё всегда валят на него?! И за линзой следить ему, и тащить сюда всё это пришлось ему. И ночь не спать ему. А ещё предстоящая встреча с обитателями Серебряной Луны, если таковая состоится, наводила его на подозрения, которые он сам не мог сформулировать.

Когда прошлой осенью Киртиан откопал где-то свою книгу, и втянул их в это предприятие, Тауно насторожился. На бумаге всё выглядело гладко, Киртиан сразу уцепился за этот шанс, и потратил всю зиму и большую часть весны на то, чтобы разыскать достаточно большой кристалл, и правильно огранить его в форме сложной линзы. Наконец, этой ночью полнолуния они оттащили всё это на холм, выбранный из-за того, что деревья росли по всему холму, кроме почти плоской вершины. Отсюда можно было следить за небом, но снизу их не могли заметить, и попытки заниматься колдовством не привлекли бы ничьего внимания.

Линза вроде бы действовала, по крайней мере, луч света аккуратно уходил в сторону луны. При первых опытах огранённый Киртианом кристалл настолько хорошо фокусировал свет, что даже одна свеча слепила глаза, если поднести её к нижней стороне фигурной линзы и взглянуть на верхнюю. Сейчас они расставили вокруг десять фонарей, и зеркала, направлявшие весь их свет точно на нижнюю грань. Пожалуй да, такой луч можно будет увидеть и с луны. И что потом?
Если получить напиток бессметрия так просто, тогда почему об этом все забыли? Раз уж Киртиан нашёл тайну волшебного эликсира в той книге, и неведомый автор утверждает, что проверял его на себе, тогда где он? И если раньше это было известно, куда тогда делись все эти люди, которые вроде бы пили его? Если они обрели бессмертие, то до сих пор должны быть где-то здесь. Нет, с этими зельями что-то не в порядке. И не факт, что с луны и правда кто-то спуститься.

Тауно хотелось спать, он уже не раз думал о том, чтобы разбудить Киртиана, чтобы тот подежурил вместо него, потом просто взял книгу и сел к самому яркому фонарю, и увлёкся чтением. И в один прекрасный момент, внезапно вспомнив про очередной поворот линзы, и то только потому, что фонарь погас, Тауно обнаружил, что песок давно пересыпался, а луна ушла далеко в сторону, полностью выпав из фокуса. Не зная, сколько времени прошло, и скольки делениям оно соответствует, юноша сразу же бросился будить Киртиана с Залдроном, не без оснований полагая, что ругать его за это будут долго и упорно.

Когда его растолкали, Киртиан в первую очередь хотел отругать Тауно за невнимательность, когда ему показалось, что он первый заметил перемену. Серебряная Луна сияла почти в зените, а её свет струился с неба как дорожка сверкающей воды. На верхушках деревьев, окружавших вершину холма, начали вспыхивать редкие искры.

— Смотри! — Обрадовался Залдрон. — Всё как ты и говорил! Это подействовало! Мы привлекли внимание лунных людей. Они идут к нам. Ещё немного и напиток бессмертия будет нашим! Ну, Киртиан, на ком будем испытывать его?

— На Тауно, разумеется. — Ответил тот за Киртиана.

— Смотрите! Они спускаются! — Радовался Киртиан, глядя в небо. — Смотрите!

Поток лунного света превратился в луч, осветивший поляну на вершине холма. Искры повисли на ветках деревьев вокруг, заблестели на траве, линза разбрасывала радужные отблески преломлявшегося в её острых гранях сияния. И в центре луча прямо с неба спускались несколько фигур людей, которых Тауно счёл жителями луны. Сопровождаемые дождём разноцветных искр, они сами сверкали, паря в воздухе. Без крыльев или ещё чего-то подобного. Просто так, медленно слетая с небес на землю, прямо на поляну, недалеко от стойки с линзой, и Тауно вгляделся в гостей с луны.

У него захватило дух от неземной красоты сошедших с небес людей.
Первым на траву ступил юноша не старше самого Тауно — по крайней мере, выглядел он так, но землянин тут же вспомнил, что если обитателям луны известен секрет бессмертия, попытки судить о их возрасте по облику скорее всего, бесполезны — бледный, прекрасный, чьи длинные светлые волосы развивались на несуществующем ветру. Он был одет в свободные одежды, и носил несколько сложной формы золотых украшений с драгоценными камнями, среди которых более всего выделялся амулет на цепочке. Этот огромный изумруд в золотой оправе должно быть, стоил целое состояние.

Следом за ним на поляну легко ступили несколько девушек. Вернее, не ступили. Они висели в воздухе, совсем низко над землёй, не задевая траву. Все лунные девы тоже были ошеломляюще прекрасными, развевались по ветру их светлые волосы, странные полуулыбки светились на нежных лицах. Их тонкие разукрашенные платья мерцали при неземном свете, когда они повисли в воздухе чуть позади Луихада.

До Тауно и его друзей долетел тонкий ...

 Читать дальше →
Показать комментарии

Последние рассказы автора

наверх