Наташка

Страница: 1 из 4

Наташка подсматривала в дверную щель. Кухарка Прасковья месила тесто, время от времени смахивая со лба пот. Барин нынче пожелал пирогов, и вся кухня суетилась в приготовлении. Прасковья оторвалась от теста и подошла к Варваре. Варька была на год старше Наташки и была уже девкой на выданье. Приближающийся Ивана Купала обещал ей суженного, она только знай, и тараторила об этом. Наташка хихикнула, как же, суженного, Варька жуть кака страшна, все парни в усадьбе от неё нос воротили. Право слово, худюща, словно жердь, волосенки хлипки, одно тока глазищи были словно у коровы.

— Ты чего удумала, — Прасковья лупанула Варьку по рукам, — о чем твоя башка то думает. Анастасия Андреевна ж ясно приказала, пирог с щавелем, ты чего луку набрала!?

Варька ловко увернулась от очередной оплеухи:

— Я слыхала только про лук.

— Ты посмотри ж на неё, — Прасковья схватила из угла ухват и ринулась за Варькой, — она слыхала. А ну пошла за щавелем, да гляди ладного набери.

Варька выскочила из кухни, а Прасковья вернулась к тесту:

— Вы только поглядите, слыхала, вот дурья башка.

Наташка от всей души порадовалась, Варьку она терпеть не могла. А еще она обязательно поведает сегодня вечером всем дворовым, как Варьке досталось, то-то ж повеселиться народ.

Наташка, было, собралась идти на прачку, где она помогала матери, как дверь в кухню скрипнула, и вошел Сергей Петрович. Барин был статным мужчиной, с пышными усами.

— Ну что Прасковья, отведаем ли мы сегодня пирогов? — он обошел большой стол и встал напротив кухарки.

Прасковья от чего-то засуетилась больше прежнего, пытаясь отойти от барина подальше. Но барин пристроился ближе к Прасковье и не отставал от неё не на шаг. Попытавшись протиснуться к печи, кухарка все же попала в руки барина. Сергей Петрович схватил Прасковью и стал мять её руками.

— Ох, Прасковья, да чего ж ты хороша, — его руки жадно шарили по кухарке.

— Сергей Петрович, батюшки, а вдруг кто увидит? — Прасковья под руками барина уже не так сопротивлялась, Наташка чуток приоткрыла дверь, слышно было не ахти как, она пыталась поймать каждое слово.

— Да кто ж увидит Прасковьюшка, мужики на лугах все, а Варьку отослал я, — рука барина стала задирать юбки Прасковьи. Наташка прикрыла рот, она никогда не видела мужчину и женщину вместе. Рука барина тем временем совсем исчезла под юбками кухарки, от чего глаза Прасковьи накрыло поволокой, и она, схватившись за грудь, часто задышала. Наташка смотрела с замиранием сердца, до чего ж ей было интересно! И чего это Прасковья такая стала? Может больно барин сделал? Наташка смотрела в дверную щель, не похоже, вона какая улыбка расползлась у Прасковьи. А барин тем временем свободной рукой мял кухарку за большую грудь.

— Господи, какая же ты сладкая Просковьюшка, — барин как-то умудрился высвободить грудь кухарки. Наташка тихонько ахнула, конечно, она видела в бане голых женщин, но что б так, под мужской рукой, первый раз. Сергей Петрович наклонился головой к кухарке и принялся целовать вздымающуюся грудь, похожую на тесто, так и оставшееся подниматься на столе.

Наташку кто-то дернул за рукав, она обернулась и обомлела. Рассерженная мать стояла рядом и пыталась оттянуть её в сторону от двери, за которой уже слышались грудастые стоны Прасковьи. Она тянула Наташку в сторону прачки, охаживая её мокрым полотенцем:

— Ах ты бесстыжая, да как тебе в голову то пришло подглядывать, — каждое слово мать подкрепляла ударом, — у матери работы полно, а она отлынивать.

Наташка, хныкая, как могла прикрывалась руками. Её душила обида, что мать так не вовремя появилась. Тепло, разливающееся по телу от увиденного в кухне, доселе тлело. Особенно приятна была тяжесть между девичьих ног. Наташка еще больше опечалилась, ну как мать все ж нашла её?

— Вот охальница, — мать заволокла её в прачку и силой поставила в угол, — да как тебе в голову то пришло. Так еще и за кем смотрела то, за барином!

Наташка подняла голову:

— Ой, мама а ты отколь знаешь?

Мать поставила перед Наташкой лохань и налила в неё кипятку:

— Много будешь знать, скоро состаришься. Стирай давай.

Наташка привычно принялась за работу. Руки старили белье, а перед ней так и стояла Прасковья в объятьях барина. А как она дышала! От чего ж это, а? Наташка слышала не раз от других девушек постарше, что те ждут, не дождутся, когда их возьмут замуж. Немногие, хихикая, говорили, что для этого и замуж то не надо. Наташка, спрашивая, о чем же они все-таки говорят, всегда получала ответ, что мала еще. Она сердилась, и ни чего не мала. Ей давеча исполнилось дюжина и 3 годка. Да и выглядела Наташка не хуже своих старших подруг. Она вспомнила, как недавно любовалась своим отражением в пруду. Рядом никого не было и она, скинув с себя рубаху, осматривала себя со всех сторон в водной глади.

Ростом она была не высокого, зато волос был долог и густ. Наташка завсегда мучилась от расчесывания, гребень то и дело застревал в густых волосах, не желая приводить их в порядок. А еще Наташке нравились другие волоса. Она всегда стыдилась глядеть вниз, туда, где сходились её белые ляжки. Меж ними курчавились густые кудряшки, цвета воронова крыла. Когда они начали расти, она спросила у матери, почему коса её светлая, а брови и волосики там, черные? Ох и побила мать её сильно, ругала её, называла бесстыжей и другими плохими словами. Наташка тогда больно осерчала, что же ей делать, ведь само все растет, а мать вон как расстроилась. Опосля мать успокоилась и, положив голову дочери на свою грудь говорила:

— Наташенька, не погодам ты у меня растёшь, ой не погодам. Придет время, я тебе все расскажу, а может, и сами все поймешь.

Только Наташка ничего понимала. А бывало, когда она мылась, особенно курчавые волосы внизу, так схватывало меж ног, что мочи не было. А как кололо в полных грудях, которые она намыливала мочалкой, батюшки, и вспомнить стыдно! Она помнила, как старшие девчата смеялись над её страхами, может она умирает? Со временем Наташка поняла, тяжесть внизу живота, это не к смерти, а даже наоборот. Усвоила она это, слушая байки и сплетни тех же девчонок, которые над ней смеялись. Все сводилось к любви меж женщиной и мужчиной, для того девки и хотели выскочить замуж.

Однако ж Наташка сама сегодня увидела, что можно и не выходить замуж. Вона как Прасковья стонала под барином! А ведь кухарка замужем и детей у них с Потапом трое. Про барина и вообще чего вспоминать, мало того хозяйка, Анастасия Андреевна есть, так и сынок у них в Петербурге учиться. Говорят совсем большой, кавалер уже. Наташка опять припомнила руки барина под юбкой, каково Прасковью развезло то, а! Интересно, а чего руками барин то делал? Может он просунул руку туда? Наташка почувствовала, как покраснела. Божички, да как же можно, ТУДА руками мужчина!

Наташка выскочила из прачки, якобы вылить грязную воду. Наташка почувствовала, как бы она хотела побывать на месте Прасковьи! Ей представилось, ЧТО мог трогать барин под юбкой! Потом покраснела еще больше, грешно все это, ой грешно! Вон и мать ругается. Наташка поняла, что мать сердиться не только на неё, но и на Прасковью, и даже на барина!

Выйдя на двор, вся в раздумьях Наташка едва не попала под дрожки, подлетевшие к порогу дома. Кучер замахнулся на неё хлыстом:

— Дура какая, помереть надумала.

Рядом послышался приятный голос:

— Остынь Потап, видишь, мадмуазель сама в переживаниях.

Наташка подняла взгляд и увидела приятного молодца, одетого в красивое платье и со шляпою на голове. Он легко спрыгнул с дрожек и подошел к ней:

— Живая, или тебя в чувства приводить?

Ноги дрожали, ведь, в самом деле, чуть не угодила под лошадь. А тут еще такой красавец к ней обратился, к ней, дворовой девке! Она согнулась в поклоне:

— Благодарствую барин, цела я.

Он взял её за подбородок и поднял к своему лицу:

— Помилуй Бог, какие ягодки здесь подросли. А, Потап? ...

 Читать дальше →

Последние рассказы автора

*
наверх