Мамина плоть так сладка!

Страница: 1 из 2

Признаюсь честно: я давно с похотью поглядывал на собственную мать. Уверен: я не одинок в подобном влечении. В конце концов, не я придумал эдипов комплекс. История знает множество примеров, когда сыновья имели собственных матерей, а в период племенных или родовых отношений инцест вообще был в порядке вещей.

Тем более, что моя мама заслуживает самого пристального мужского внимания. В свои 37 лет (родила меня в 19) она выглядит лет на 10—12 моложе. Тут сказывается и генетика, и то, что мать очень тщательно следит за собой: и за лицом, и за фигурой. У нее копна волос бронзового отлива, красивое лицо славянского типа, длинная шея, высокая грудь 3-го размера, тонкая талия, достаточно широкие бедра и длинные стройные ноги. А попа! Был бы я поэтом, посвятил бы ей вдохновенные строки. Ягодицы круто выдаются назад, и когда мамаша шествует своей очень женственной походкой, они грациозно покачиваются, вызывая обильное слюноотделение у каждого мужчины, который оказывается позади нее.

Именно мамина задница была главным предметом моих вожделений, и, онанируя по ночам, я представлял, как вонзаю член между ее сладких булок.

Я далеко не был «ботаником» и в свои 18 имел немалый опыт общения с противоположным полом, оттрахал во все дырки не одну девчонку, но мама по-прежнему оставалась предметом моих мечтаний.

Жили мы с ней вдвоем, отец погиб, когда мне было 4 года, я его практически не помню. Он оставил маме успешный бизнес, и у нее хватило мозгов не развалить его, а наоборот, приумножить. Так что в материальном плане мы никаких трудностей не знали.

В моральном плане тоже все было отлично. Мама не заводила никаких интрижек, во всяком случае, тех, о которых я бы знал. Она довольно много времени проводила со своим партнером по бизнесу Владимиром Николаевичем, высоким, симпатичным мужчиной с мягкими, обволакивающими манерами. Мать утверждала, что у них чисто деловые отношения, но однажды, явившись домой в неурочный час из-за сорвавшейся встречи, я через дверь гостиной увидел, как партнер дерет маму, положив ее грудью на обеденный стол и пристроившись сзади. Мать меня не заметила, а Владимир подмигнул мне и махнул рукой: мол, уходи. Я потихоньку вышел из квартиры и примерно час курил во дворе. Потом, как ни в чем не бывало, вернулся домой...

В тот вечер, о котором я хочу рассказать, мы праздновали 40-летие Владимира Николаевича. Примерно за неделю до этого мама обратилась ко мне с вопросом:

— У Володи... Владимира Николаевича намечается юбилей. Он против похода в ресторан, хочет сделать этот праздник домашним. Но у него квартира по-холостяцки запущена, а наше жилище спокойно может вместить довольно много гостей. Ты не против, чтобы я предложила ему отметить день рождения у нас?

— Если тебе так нравится, то ради Бога.

Как говорят в таких случаях, праздник удался на славу. Гостей собралось человек 40: мамины подруги, друзья Володи. Он заказал выпивку и закуску в лучшем ресторане города, оттуда же были официанты. Гости вволю напились отличных вин, коньяков, виски и водок, наелись всякой вкуснятины. Я с удовольствием перещупал подружек мамаши, среди которых были очень даже сексуальные тетеньки. А сама маман поразила меня количеством выпитого спиртного. Обычно ей достаточно одного бокала хорошего сухого вина, чтобы она захмелела. А в этот раз она перепробовала разные спиртные напитки, включая текилу, что, конечно, не могло не сказаться на ее состоянии.

Сейчас, когда гости уже разошлись, пьяненькая маменька сидела на диване между мной и Володей. Она не обращала внимания на то, что ее белая блузка расстегнута чуть ли не до пупа, и пышная грудь должна была вот-вот вывалиться наружу из кружевного бюстика, а юбка задралась так, что нашему взору во всей красе предстали соблазнительные ляжки и атласные трусики. Никак не могу утверждать, что мы с Вовой далеко ушли от мамаши в отношении алкогольного опьянения, почему-то в этот вечер на всех напала хмельная жажда.

Мы якобы смотрели по ящику какой-то очередной чепуховый сериал, наши с Володей руки лежали на маминых плечах, и мою голову сверлила одна мысль: «Вот она, рядом, и вряд ли что по пьяни соображает».

Неожиданно Вова повернул голову мамы к себе и жадно прильнул к ее губам. Вначале она пыталась оттолкнуть его, что-то сказать, но он крепко держал ее, страстно целуя взасос. Я уже подумывал, что мне пора оттаскивать партнера, но мать перестала сопротивляться и ответила на его поцелуй. Ее руки обвились вокруг вовиной шеи, и я не знал, что мне теперь делать. Я не должен был смотреть на это, но я же не слепой!

Он целовал ее, а его рука подбиралась все ближе и ближе к большим и соблазнительным грудям матери. И вскоре его ладонь накрыла пышную податливую плоть. Он успел погладить и сжать ее, прежде чем мать смогла отпрянуть от него и оказалась в моих объятиях. Вот так номер! Что мне делать? И вдруг я понял, что если бы мать хотела, даже пребывая в нынешнем состоянии, она бы давно поставила на место двух пьяных мужиков, которые всегда и во всем беспрекословно слушались ее. И я коснулся губами ее губ. Она лишь слегка вздрогнула от неожиданности, но через секунду ответила на мой поцелуй, ответила так же, как только что целовалась с Владимиром. Ее рот приоткрылся, губы страстно прижались к моим, язык играл с моим языком. Краем глаза я заметил, что пока мы целовались, Володя смело раздевал маму. Сначала снял блузку вместе с бюстгальтером. Оторвавшись от губ мамочки, я жадно рассматривал ее груди. Полные, с большими сосками, их фото могло стать украшением любого мужского журнала. И это был бюст моей матери! Такая мысль могла остановить меня, но нет. Когда мои пальцы скользнули по теплой мягкой плоти, коснулись твердых сосков, я забыл обо всем. Мать что-то шептала в то время, когда я ласкал ее груди. Я захватил губами ее напряженный сосок, покусывал его и щекотал языком, покручивая другой сосок пальцами.

А Вова не ограничился верхней часть маминого туалета. Он постепенно стянул с нее юбку и колготки вместе с трусиками, и теперь она сидела обнаженная, великолепная в своей наготе. Мама смущенно посмотрела мне в глаза, но, видя, с каким вожделением я рассматриваю ее тело, стыдливо обхватила мою голову руками и прижала к груди. Мне это только и надо было. Я продолжил сексуальные игры с ее грудью, этим великолепным созданием природы.

А Володя не терял времени даром. Он подвинул маму ближе к краю дивана, приподнял ее ноги и прильнул к лону губами. Маман тихонько постанывала, но даже не пыталась остановить нас. Вова приподнялся, согнул ноги в коленях и ввел свой подрагивающий член в мамашину промежность. Она охнула и развела ноги шире, облегчая партнеру проникновение в нее. Вова чуть помедлил, подмигнул мне и резко двинул таз навстречу телу моей матери. Она охнула еще громче и застонала. Мой член готов был взорваться в штанах. Следующий толчок Володи был более жестким, и он начал трахать маму все быстрее и быстрее. Ее груди возле моего лица вздрагивали и колыхались от ударов. Дыхание матери стало прерывистым, со стонами. Она бессвязно шептала мне в ухо: «Я ничего не могу сделать... Он ебет меня... Боже, как хорошо!... Как глубоко он входит!».

Я с восторгом наблюдал, как посторонний, в принципе, мужик трахает мою собственную мать. Его член резкими толчками вонзался в ее влагалище, сотрясая ее тело. Теперь бедра матери были широко разведены, она подбрасывала задницу навстречу ударам ебаря, прерывисто дышала, восторженно вскрикивая: «Какая я развратница!... Ох, как хорошо!... Вовочка, давай сильнее, не останавливайся!... Давай, насаживай меня!... «. И вот Владимир зарычал не своим голосом, задергался и через несколько секунд со стоном замер, затем медленно вытащил обмякший капающий ствол и выпрямился. А мамочка, как я понял, еще не дошла до кульминации. Я видел ее, лежащую с закрытыми глазами, ее голое разгоряченное тело, ее мокрую пизду — и решился. Повернул маму на живот и еще раз полюбовался ею. В такой позе она напоминала виолончель, сделанную ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (23)
наверх