Пути одиночества

Страница: 3 из 4

знаю. Надевай платье.

Короткое тёмное платье с открытой спиной и глубоким декольте подчеркнуло женственную фигуру. Кружевной подол лишь на ширину ладошки прикрыл её спереди, выделяя круглые бёдра. Глубокий вырез оголил грудь, на стройные ножки она надела чёрные кружевные чулки.

Прошло несколько дней, и неизбежное случилось.

Елена утопала в мягкой постели. Постанывая от удовольствия, давая умелым рукам расстегнуть и снять одежду. С первой минуты, когда она переступила порог этого дома, она была внутренне готова и ждала этой минуты. И тогда, когда, убирая в спальне, вскрикнув от неожиданности, позволила Светлане, затащить себя в кровать, лишь подставляя для поцелуев сладкие уголки тела.

Трусики соскользнули с бёдер и, поласкав соски, Светлана по — мужски, легла сверху. Обхватив ногами, Елена приняла её. Целуя, Светлана скользнула вниз.

Каждый раз, когда она была готова кончить, Светлана, замерев, оставляла её на пике блаженства. Давая остыть и зажигая вновь. Чувствуя, как ни кто, прежде, её, её тело.

— Да. Да!!

Лена прижала голову в низу.

Наконец, вспыхнув яркой молнией, оргазм эхом отразился от стен спальни в звонком крике горящего, трепещущего тела.

— Лена, ты меня любишь?

— А ты меня? Сверкнули глаза в темноте.

— Кто я для тебя?

— Подруга.

— Я ощущаю себя больше мужчиной, чем женщиной. И я хочу, чтобы ты тоже так думала обо мне. И мы не играем. Ты поняла?

— Леночка, а чтобы ты хотела в сексе? Что-то необычное?

— Меня всегда волновала тема.

— Как интересно.

— Ты не смейся.

— Я и не думаю. И в качестве кого ты себя представляешь?

— В качестве рабыни.

— Ты попала по адресу. Я тоже в теме. Я — Госпожа.

— И у тебя есть опыт?

— Много лет. Светлана улыбнулась, как будто, что-то увидев в полумраке спальни. Я буду для тебя Госпожой и воспитаю из тебя достойную рабыню. Хотя мне это будет не легко.

— Начнём? Что ты знаешь, о рабынях?

— Что они трусов не носят.

— И ты не будешь носить. — Светлана провела ладонью по бархатной щёчке. Кодекс рабыни читала?

— Да. И это правда, что там написано?

— Правда. Завтра ты всё выучишь наизусть и мне расскажешь, а теперь вставай с кровати.

Встань передо мной, пятки вместе, руки за спину в замок, смотри в пол. Запомни, я для тебя — Госпожа. Обращаться ко мне ты можешь только в просительной форме. Без моего разрешения ты не можешь ни — чего. Запомни. Постой так пять минуток не шевелясь, тебе это будет полезно.

Елена застыла в полумраке мраморной статуей.

Света это поза рабыни? — через несколько минут раздался робкий голосок.

— Я тебе не Света.

— У меня руки затекли.

— Я не поняла.

— Я устала так стоять, — Лена подошла к кровати.

— Я не разрешала тебе двигаться. Как ты должна обращаться ко мне?

— Госпожа.

— Встань на место. Опустись на колени. Колени по шире — Светлана коснулась ступнёй её колен. Руки на колени. Не шевелиться.

— Я в туалет хочу.

— Скажи по другому.

— Госпожа, отпустите меня в туалет.

— Ещё раз. Подумай, как ты должна обращаться ко мне.

— Госпожа хочет отпустить меня в туалет?

— Ступай.

— Уф. Какой контроль. — Елена, уютно свернувшись калачиком, задремала, прижавшись к своей Госпоже.

Прошла неделя. Елена голая на четвереньках ходит по комнате, осваивая новую роль. На шее красуется кожаный ошейник, подаренный её Госпожой. К нему прикреплён поводок, за который Светлана водит её, время, от времени похлёстывая его концом по ягодицам.

— Быстрее сучка. Кто ты? Кто ты? Ты сучка? Поводок опускается на спину.

— Отвечай.

Елена, возмущённо подняв голову:,, Не забывай, что я женщина.,,

— Я знаю, кто ты. С девчонкой я бы так не возилась.

— Ну же!

— Я сучка.

— Скажи правильно.

— Я ваша сучка. Госпожа.

Светлана взяла в руки, блеснувшие никелем зажимы.

— Встань смирно, руки на затылок.

— Нет. Больно! А!!

Крепкие пальцы аккуратно и точно, зажали сосок. Лена дёрнулась от острой боли, и не затянутый до конца зажим со звоном упал на пол.

— Стоять! Не двигаться! Не поднимать!

— Ты сделала несколько ошибок, и будешь наказана. Принеси прут.

Елена, открыв шкаф, обнаружила разложенные там, на полке разные вибраторы, пруты, ремешки, и всякие ей не понятные приспособления.

— Меня даже в детстве, никогда не наказывали ремнём. Как ты можешь.

— Не забывайся. Я говорила тебе так не делать и не говорить. Ты знала, но делала.

— Я забыла. Простите, Госпожа.

— Ляг животом на стул, руками возьмись за ножки и не дёргайся. Пока получишь только десять. Считай. Если ошибешься, добавлю.

Прут засвистел, кусая ягодицы. Елена громко и старательно: один, два,... десять.

— Ты в школе была отличницей?

— Почему?

— Хорошо считаешь.

— Было больно?

— Нет. Унизительно.

— Ты сделала очистительную клизму, как я велела?

— Нет, зачем?

— Начну тебя учить давать в попу.

— Нет. Мне это будет больно и не приятно.

— Не смей спорить со мной. Принеси клизму.

Через минуту, Елена, шлёпая босыми ногами, принесла оранжевую грушу.

— Принеси ведёрко холодной воды.

— Ведёрко? — Елена, накинув тонкий халатик, заторопилась в ванную, послышался плеск воды.

— Вот, тёпленькой принесла.

— Вылей и принеси холодной.

— Зачем?

— Опять?

— Одну минуту, Госпожа.

Через пару минут Елена легла калачиком на левый бок, поджав под себя ноги, придерживая раздвинутую ягодицу тонкими пальчиками и кусая губу, в предчувствии не приятной процедуры. Поставив рядом с собой ведерко холодной воды. Света, не спеша, наполнив клизму, смазала наконечник кремом, выдавив его на палец, мазнула им вокруг, и внутри. Почувствовав при этом, как вздрогнула Елена. Затем ввела наконечник, выдавив содержимое.

Елена ощутив, холодную волну, заполнявшую внутренности, застонала.

За первой порцией последовала вторая, затем, третья.

— Может быть, хватит? — дрожа от боли и холода, тонким голоском попросила Елена.

— Молчи. Света прижала ей голову к подушке. Ты должна принять всё до конца, — она не спеша, выдавила в неё остаток.

— Перевернись на живот и сожми ягодицы.

Лена сжала попу, чувствуя ноющей болью в кишках, разрывающий её океан холодной воды.

— Можно в туалет?

— Проси.

— Госпожа, разреши...

— По другому.

Нестерпимо распирало живот, бурчала, переливаясь, вода, в поиске естественного выхода.

— Госпоже угодно отпустить меня в туалет?

— Да.

Елена нагишом, сжав ягодицы, метнулась в туалет.

... Это послужит тебе уроком. Будешь чистить себя сама.

— Всегда?

— А как ты хотела? Рабыня должна быть всегда чиста и доступна. Клизма — твоя подружка. Выше ножки!

— Ах!

Елена, подняв и широко раздвинув стройные ножки, даёт в хранимый ею, и пока ещё довольно узкий вход в попку. В него, вибрируя, проникает анальная пробка, направляемая умелой рукой. Пальцы второй, ласкают клитор, время, от времени проскальзывая внутрь горящего влагалища, заставляя Лену выгибаться и не произвольно глубже насаживаться на зудящего в её попе бесцеремонного шмеля.

Думая о своих отношениях с Еленой, Света очень желала сделать из неё послушную, любящую рабыню и переживала, что не достаточно строга с ней.

Через пару недель Ирина, решив навестить Светлану, позвонила в дверь. Ей открыла Елена, одетая в какое — то странное короткое платье и тёмные чулки. Стоя вытянувшись в струнку, она приняла небрежно протянутый её мокрый зонтик и сумочку. В её красивых глазах сверкали капельки слёз. Ирина с иронией посмотрела на неё.

— Что случилась?

— Меня секли. — Ответила Елена, боясь пошевелиться.

— О да! Из соседней комнаты появилась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх