История одной семьи. Приключения продолжаются

  1. История одной семьи. Часть 1
  2. История одной семьи. Часть 2: Финал
  3. История одной семьи. Приключения продолжаются

Страница: 3 из 8

и теплело внизу живота. Это было чувство влюблённости. Обманывать себя было бесполезно. Было грустно, но очень светло и легко на душе. Как только я получила от себя это признание, стало как-то спокойнее и вскоре я безмятежно заснула. Во сне мне снились восточные караваны, бедуины верхом на верблюдах и... так и не рассмотренные мной пальмовые острова!

Утром я проснулась и первым делом вспомнила о вчерашнем приключение. Я лежала, потягиваясь с плотно зажмуренными глазами и пыталась воскресить в памяти лицо восточной дивы, но образ почему-то расплывался и ускользал от меня. Мужа рядом не было, видимо он не стал меня будить и ушёл завтракать один. Я скользнула в душ и подставила тело под упругие струи прохладной воды. Мысли крутились вокруг моих вчерашних ощущений. Не могу сказать, что за ночь они остались такими же сильными, но то, что они не прошли — это было точно.

Когда я наконец, закутавшись в толстый банный халат, выбралась из ванной, на столике в гостиной меня ждал заботливо отправленный мужем в номер завтрак, одинокая орхидея в тоненькой вазочке и его записка на гостиничном толстенном бланке с водяными знаками. «Соня! Утром твоё лицо просто светилось от счастья. Видимо, тебе снилось что-то очень хорошее. Я не посмел тебя будить. Жду тебя через час у бассейна. Целую. Я P. S. Люблю тебя. « Что ещё надо утром женщине, чтоб чувствовать себя абсолютно счастливой!?

***

Я одела купальник, подобрала к нему парео, покидала в пляжную сумку всякую ерунду и пошла к лифту. В коридоре и у лифтов было людно. Муравейник-отель уже давно проснулся и жил своей, праздно-беспечной жизнью. Я встала рядом с другими в ожидании. В первой кабине было слишком много народа и я решила ждать второй. Когда она подошла и двери плавно разъехались в стороны, я шагнула вперёд и замерла как вкопанная, не в силах сделать второй шаг! Меня с начало парализовало, потом поразило разрядом электрического тока (Или с начало поразило, а потом парализовало!). Ноги тут же стали ватными и предательски перестали слушаться меня... Из глубины лифта на меня смотрели именно те глаза, которые я так долго силилась представить себе с утра! Ну, скажите после этого, что это была не судьба! В нашем «Hilton» было около пятисот номеров! Пять или шесть лифтов! А сошлись мы в одну минуту в одной точке...
Кто-то, заметив моё странное стояние в дверях, аккуратно завёл меня под локоть в глубь кабины. Я безропотно подчинилась. Окаменевшая, я стояла у зеркальной стены и от объекта моего вожделения меня разделяли полметра и толстый немец в шортах. Я боялась даже думать, чтобы бросить взгляд на неё и смотрела в какую-то невидимую точку перед собой. Молила Бога только об одном, чтобы лифт наконец остановился и мы разошлись в разные стороны! Но лифт предательски медлил, собирая по этажам новых клиентов. На одном из них в кабину, с гоготом и шумом, влилась большая компания молодёжи и нас буквально сплюснуло, практически прижав друг к другу. Меня развернуло и прижало к пухлому плечу немца и тут прямо перед своим носом я опять увидела её глаза. Она смотрела на меня пристально и чуть иронично (или мне, дуре, так казалось!).

— How are you? (Как дела?) — сквозь какую-то пелену услышала я.
И тут я только поняла, что это она обращается ко мне. Растерявшись от такого поворота, я не нашла ни чего лучше, чем спросить:
— It you to me? (Это Вы мне?)
— Certainly to you. I here don't know others. (Конечно Вам. Других я здесь не зна) — слегка насмешливо сказала она в ответ на мою глупость.
— Спасибо, всё хорошо. — выдавила я из себя и застенчиво ощерилась подобием улыбки.
Лифт остановился наконец и нас вынесло галдящим потоком в холл. Народ моментально рассосался, остались только мы с ней.
— Будем знакомится? — спросила она и протянула мне изящную ручку с короткими, но очень ухоженными коготками.
— Вика. — выдавила я из себя.
— Ламитта. Я из Ливана. А Вы? — всё с той же загадочной и чуть ироничной (или мне опять кажется!?) улыбкой, представилась она.
— Мы из России. — уже не так затравленно и чуточку более живо, ответила я.
— Ты говоришь о себе во множественном числе? — округлив свои глазищи, со смешком в голосе, уточнила она.
— Я говорю о себе и муже. Ты это прекрасно понимаешь! — перешла в атаку я. Меня начало раздражать положение, при котором со мной разговаривают, как с ребёнком, то есть несколько снисходительно и иронично.

Она рассмеялась, обнажив потрясающей красоты крупные, ровные зубы. Потом, как давнюю подругу, подхватила меня под руку и увлекла за собой в сторону каскада бассейнов. Я шла и кожей ощущала тепло её тела и бархатность слегка смуглой кожи. Внутри всё сжалось и по телу побежала предательская волна, щекоча соски и пробуждая особую чувствительность внизу живота. Интересно, что творилось в эти минуты с ней? Что-то похожее или она и думать обо мне не думала, а просто шла под ручку со случайной знакомой?
Она подвела меня к барной стойке у кромки одного из бассейнов и жестом пригласила присесть на высокий стул. Я бросила сумку на пол и послушно взобралась на насест. Она села рядом, элегантно закинув обнажённые (она была в воздушной юбке, состоящей из полосы материи хитро стянутой на талии и образующей своим кроем широко распахивающийся разрез) ноги одна на другую. Я не смогла не обратить внимание на пальчики её миниатюрных ножек. Они были само совершенство, если этот эпитет вообще уместен при описании данной части тела. Потрясающе аккуратные, ровные, с идеальными, напидикюренными ноготками — они просто манили к себе, не давая отвести взгляд. А может у меня просто окончательно съехала крыша и всё в этой молодой женщине казалось мне теперь из ряда вон выходящим и особенным!

Она заметила мой интерес к своим ножкам и, ни чуть не смутившись, спросила:
— Что ты так смотришь? У меня слишком вульгарная поза?
Я не знала что ей ответить! Сказать правду или что-то соврать? А может вообще, перевести разговор на другую тему? И тут мне нестерпимо захотелось сделать ей комплимент. Я поймала её взгляд и смотря прямо в глаза ответила:
— Нет. У тебя просто потрясающе красивые ноги. Тебе пойдёт любая поза и она не будет вульгарной.
Лам несколько смутилась, но потом вместо того, чтобы сесть чуточку скромнее, взмахнула головой, подкинула и отправила в полёт копну своих тёмно-тёмно-коричневых (почти чёрных) волос и еле заметным движением тела распахнула разрез юбки так, что моему взгляду открылись не только ноги, но и плавный изгиб её бедра.
— Теперь лучше? — с уже знакомой мне иронией в голосе, спросила она.
Но меня было уже этим не купить и не застать врасплох! Отныне и навсегда я научилась отвечать ей в тон. Зачастую, наши разговоры, с этого момента, приобрели подобие некой пикировки или состязания в ироничности по отношению друг к другу и ко всему окружающему нас миру.
— Ты не боишься, что смотреть на твоё бедро сбежится пол отеля? — в тон ей ответила я.
— Нет. Я же показываю его для тебя. Какое мне до них дело! — вдруг совершенно серьёзно, смотря мне в глаза, ответила она.
И опять я не устояла и смутилась и не нашла ни чего лучшего, чем выйти из положения подозвав бармена. Мы заказали два «Дайкири» и отправились искать свободные шезлонги. Тут позвонил муж. Я нехотя взяла трубку, боясь, что он может прийти и как-то испортить тот настрой разговора, который образовался у нас с Лам.
— Ты где, соня!? — весёлым голосом произнёс он на том конце ниточки связи.
— Не поверишь, но я встретила нашу вчерашнюю попутчицу по экскурсии и мы с ней пьём «Дайкири». — бодро выпалила я на английском.

В трубке повисла пауза. Потом он ответил:
— Передавай ей привет от меня. Отдыхайте, девочки, а я воспользуюсь моментом и прокачусь в город.
Я готова была прыгать от счастья и зацеловать его на смерть! Всё же у меня был классный муж и пятнадцать лет назад я точно не ошиблась при выборе!
Во время разговора, Лам внимательно смотрела на меня и, как только я повесила трубку,...  Читать дальше →

Показать комментарии (74)

Последние рассказы автора

наверх