Порочные отношения

Страница: 2 из 6

был трезв, он бы сразу понял, что его дочь врет. Причем делает это весьма неумело. Но он вполне удовлетворился таким объяснением и даже подал реплику в защиту жены:

— Ну это нормально. 20 лет уж прожили. Мне тоже иногда хочется от нее отдохнуть.

Соня закусила губу и ничего не ответила.

Настала пора ложиться спать. И только сейчас отец с дочерью заметили, что пока они отсутствовали в номере, на кровати появились высокие диванные валики, разделившие ложе строго пополам. Пока Саша сидел на балконе с очередным бокалом коньяка, Соня быстро приняла душ и спряталась под одеялом, а затем позвала папу. Тот ополаскиваться не стал, а просто погасил свет, разделся в темноте и занял свое место. День был тяжелым и насыщенным, поэтому оба быстро уснули...

Мужчину разбудил шум льющейся воды. Он и сам не понял, что на него нашло, но вместо того, чтобы отвернуться к окну, осторожно переместил голову и приоткрыл веки. Его дочь стояла под вертикальными струями тропического душа, подняв вверх лицо и закинув руки за голову. Стеклянные стены были сплошь покрыты стекающими каплями, затрудняющими обзор, но несмотря на это, Саша получил возможность сполна оценить юную прелесть обнаженного тела своей дочери. Она была стройна и прекрасна, что незамедлительно привело наблюдателя к сильнейшей эрекции. Он устыдился своих чувств, но никак не мог оторвать глаз от столь соблазнительного зрелища. Так продолжалось минуты три. Он мог видеть девушку только сзади и иногда, когда она чуть поворачивалась, с боков. Но и этого было достаточно, чтобы достигнуть крайней степени возбуждения, усиленной еще и осознанием, что он бессовестно наблюдает за собственной дочерью. Саша с огромным трудом сдерживался, чтобы не взяться за свой окаменевший орган, но в последний момент удержался, так как Соня закончила омовение и выключила воду. Она вышла из кабинки, представ перед отцом во всей красе, что заставило его яички судорожно поджаться и наполнило тело ощущениями, которые обычно бывают перед самым семяизвержением. Мужчина не мог оторвать глаз от высоких крепких грудок девушки, от ее плоского животика и совершенной в своих пропорциях гладко выбритой щелки. Кожа дочери была влажной, и на ней тысячей искорок сверкали в лучах падающего через просвет между шторами солнца капельки воды. Соня потянулась было за висящим рядом с кабинкой гостиничным махровым халатом, но вдруг коротко и пристально посмотрела прямо на Сашу. Взгляд был мимолетным, но за это время в голове мужчины пронесся целый ураган мыслей: «Заметила? Вот попал!! Бля!? Что мне делать?! Отвернуться? Догадается! Прикинуться спящим? Да!!». И он плотно сжал веки. Но в самый последний момент ему показалось, что губы дочери тронула едва уловимая усмешка. «Показалось?! Конечно показалось!!».

Саша лежал без движения еще несколько минут, прислушиваясь, как дочка одевается и ходит по комнате. Выждав эту паузу, он заворочался, потом открыл глаза, вынул из-под одеяла руки и смачно потянулся.

— С добрым утром, пап!, — весело прощебетала Соня

— Привет, — он сел и протер глаза, — Встала уже?

— Давно. Я уж душ приняла. Боялась только, что ты проснешься.

— Не-е. Ты же знаешь, что меня из пушки не разбудишь!, — он немного фальшиво рассмеялся.

— Да я уж поняла. Ладно! Вставай. Завтрак через полчаса закончится. Мне выйти?

— Зачем?

Он сбросил ноги с кровати, поднял с пола свои курортные длинные шорты и быстро натянул их, боясь показать свою выпирающую шишку. Рубашка нашлась под кроватью почему-то со стороны Сони. 5 секунд на умывание холодной водой, и он был готов. Дочка уже нарядилась для пляжа. На ней был обворожительный закрытый купальник, прекрасно подчеркивающий все достоинства молодой фигурки и полупрозрачное яркое парео. Они под руку шли по коридорам и лестницам пансионата к ресторану, через раз ловя на себе многозначительные взгляды встречных отдыхающих.

— Пап, почему они так смотрят?

— Думают, наверное, что папик приехал на курорт с молодой любовницей. А что еще?

Соня звонко рассмеялась. Ее, похоже, увлекла эта мысль. Потому что выйдя из-за угла навстречу очередной пожилой парочке, она вдруг вплотную прильнула к отцу и игриво положила свою ручку ему на задницу. Парочка наградила их осуждающими взорами, чем вызвала новый взрыв хохота девушки. Аналогично она поступила еще дважды, причем в последний раз не просто обняла отца за задницу, но и слегка сжала его ягодицу. Саша не возражал против этой игры. Это ж все несерьезно! Пусть девчонка повеселится.

После завтрака был пляж. Потом обед. Послеобеденный сон и снова пляж. Ужин, дежурный звонок Лене, курортная шоу-программа до полуночи, бокал вина перед сном и, наконец, погружение в царство Морфея. В таком режиме они провели 3 дня. Приятелей не заводили, и почти все время проводили вдвоем. Причины для такого затворничества у каждого были разными. Если у Сони просто не было здесь сверстников, а покидать территорию курорта она не хотела, то у Саши возможностей было куда больше. Многие женщины его возраста и немного младше бросали на него заинтересованные взгляды и кокетничали при случае. Он и сам был не против пофлиртовать, но присутствие рядом дочери напрочь отбивали эту охоту. Она же не поймет, что это лишь флирт. Ни к чему не обязывающий, и ни к чему не приводящий. Потанцевать, пообщаться, наслаждаясь дурманом полунамеков, может быть даже поцеловаться в сумраке аллей курортного парка. Не больше. И главная странность для Саши заключалась в том, что он практически не боялся, что Лена может узнать о его курортном романе через Соню. Значительно больше его страшило возможное негативное отношение самой дочери ко всему этому. Он сам не понимал почему. «Она же мне не жена и не подруга!», — убеждал себя мужчина, подавляя в себе крамольные мысли о том, что затеянная девушкой игра, когда она на людях вела себя, как его молодая любовница, перестала для него быть просто игрой. Саше нравилось ощущать себя в роли Сониного папика. В его голове то и дело возникали ужасные, но безумно волнующие фантазии, что они с дочерью на самом деле любовники. Масла в огонь подливали и ежеутренние пип-шоу, которые девушка устраивала для отца, думая, что он еще спит.

Действительно, два следующих дня Саша просыпался раньше дочери, но, к своему огромному стыду, продолжал прикидываться спящим, ожидая, когда проснется Соня. Она вставала, пару раз для проверки окликала папу, а потом раздевалась и шла в душ. Отец, не боясь быть обнаруженным, во все глаза смотрел на нее, пока она мылась и прикрывал веки, лишь когда дочь собиралась выходить. В последний раз она подарила ему совершенно великолепное зрелище. Взяв полотенце и повернувшись к тайному наблюдателю спиной, девушка случайно уронила его и наклонилась до самого пола, чтобы поднять. Он увидел ее волшебную киску во всей красе и, не удержавшись, издал тихий короткий стон. Саша не представлял себе, как он объяснит свое постыдное поведение, если бы Соня услышала его. Но к счастью она ничего не заметила, а вытерлась не спеша и надела халат. Впечатления мужчины были настолько сильными, что в это утро ему пришлось снимать напряжение мастурбацией в душе, пока дочь ждала его на балконе. Он ублажал свою плоть, и в его голове вновь и вновь всплывали живописные картины увиденного ранее. Это происходило против его воли, и он ничего не мог с этим поделать. «Проклятье! Я хочу свою дочь!», — с ужасом признался он сам себе. И лишь скорый оргазм на время избавил Сашу от этого наваждения.

* * *

Катастрофа разразилась вечером четвертого дня. Все пошло не так еще после завтрака. На ресепшене им сообщили, что пара, на отъезд которой они рассчитывали, передумала и решила остаться. Позже он порезал на пляже ногу об оставленное кем-то стекло. Пришлось обращаться в медпункт, а потом ходить прихрамывая. После обеда он обнаружил, что забыл в ресторане бумажник. Поиски успехом не увенчались. Ничего ценного там не было, да и денег было немного, но это все равно было неприятно. Но самое страшное ...  Читать дальше →

Показать комментарии (75)

Последние рассказы автора

наверх