Порочные отношения

Страница: 4 из 6

дочери. Фантазия дорисовывала остальное: как он обнимает ее обнаженную, как ласкает и целует ее тело, каждый его уголок, каждую складочку, каждый бугорок... Пытка становилась невыносимой. В один момент до Саши дошло, что если он немедленно не избавится от источника своих переживаний, то через секунду будет поздно. Он рывком вырвался из объятий дочери, перекатился на край кровати и вскочил на ноги. Его онемевшие конечности отказывались слушаться и безвольно подогнулись, отчего мужчина чуть не повалился на пол. Ему пришлось ухватиться за край тумбочки, отчего та наклонилась, а лежащие на ней предметы с грохотом посыпались на пол.

— Что? Что случилось?! — сонно встрепенулась дочь.

— Ничего. Спи. Спи, дорогая. Я попить встал.

Она сладко причмокнула и, вновь проваливаясь в сон, пробормотала:

— Там еще банка пива холодная осталась...

— Да, да... Спи. Я найду.

Пробравшись на ощупь до холодильника, он добыл вожделенный сосуд, открыл и с жадностью припал к его содержимому. Жизнь возвращалась к нему с каждым новым глотком. Допив пиво, Саша вышел на балкон и минут 20 с наслаждением вдыхал свежий морской воздух. Головная боль утихла, осталась лишь небольшая тяжесть, с которой, впрочем, вполне можно было жить. Стоя в одних трусах, он немного озяб и понял, что пора возвращаться. Глаза уже привыкли к темноте, и теперь Саша вполне отчетливо мог видеть свою дочь, разметавшуюся по его половине кровати. Сейчас она лежала на животе, чуть подогнув ногу. Ее рубашка оставалась задранной, почти полностью открывая взору очаровательную попку, прикрытую снизу на две трети белеющими в мраке трусиками. Верхняя часть ягодиц была открыта, и ложбинка между ними соблазнительно убегала под резинку. Отец хотел было одернуть ночнушку, но не стал этого делать, заворожено глядя на такие близкие, но такие недоступные прелести дочери. Внезапно, помимо своей воли, ему захотелось увидеть больше. Но как он мог?! И тут его тайные чаяния сбылись самым неожиданным образом. Словно его флюиды каким-то образом долетели до спящей девушки и побудили ее сменить позу. Она перевернулась на спину, закинула руку за голову и широко откинула в сторону правую ногу, согнув ее в колене. Ворот у ее рубашки был широким и свободным. Ткань сбилась в сторону, обнажив часть груди, ярко выделяющейся своей белизной на фоне уже хорошо загоревшей кожи. Саша вцепился взглядом в кокетливо выглядывающий из-под ночнушки темный краешек ореола соска, судорожно сглотнул, а его рука машинально потянулась к рвущемуся из трусов члену. Не в силах противостоять соблазну, мужчина наклонился и осторожно сдвинул край рубашки чуть вниз, обнажая сосок дочери полностью. Ему хотелось немедленно припасть к нему губами, а рукой вторгнуться в прикрытую тонкой тканью раскрытую промежность девушки, но он сумел совладать с собой. Вместо этого, он приспустил свои боксеры и начал медленно мастурбировать, сомнамбулически глядя на полуобнаженную Соню. Возбуждение было настолько сильным, что он и сам не заметил приближение разрядки. Тугая струя спермы вылетела раньше, чем он успел заключить извергающую семя головку своей широкой ладонью. Густые капли упали дочери на живот, расплываясь по рубашке темным мокрым пятном.

— Черт!, — вслух выругался Саша, сотрясаясь всем телом от мощного оргазма.

— Папа?, — испуганно спросила Соня, поднимаясь на локтях, но еще не открыв глаза.

— Спи, дочка, спи. Я споткнулся, — дрожащим голосом ответил он, положив сухую руку на лоб девушки и опуская ее голову обратно на подушку.

Его сердце бешено билось, правая рука была вся испачкана в склизкой субстанции, и он с ужасом думал, что будет, если Соня не уляжется снова. Но ему вновь повезло. Девушка так и не проснулась окончательно и опять мирно засопела.

Выждав паузу, Саша на цыпочках прошел к шкафу, снял трусы и тщательно обтер ими руку. Затем спрятал их на дне пакета для грязного белья и надел свежие. Перепачканную ночнушку дочери он трогать не стал, решив, что к утру все само высохнет, что дочь не заметит, а потом он все постирает. Лечь он решил на незанятую половину кровати. Через несколько минут он уже крепко спал, поэтому не увидел, что произошло чуть позже. Соня осторожно приподнялась и посмотрела на лежащего в метре отца. Потом указательным пальцем сняла со своей рубашки не успевшую до конца впитаться каплю и, подумав немного, отправила ее в свой очаровательный ротик. При этом лицо ее озарила мечтательная улыбка...

* * *

Следующее утро обошлось уже без ставшего традиционным эротического представления. Саша просто не дал Соне шанса, встав раньше. Голова раскалывалась, но еще поганей было на душе. К злости и досаде из-за вскрывшейся измены жены примешивалось сильное чувство вины за ночное происшествие.

После завтрака новоявленный потенциальный холостяк зашел в бар, после чего уединился с бутылкой вискаря на балконе номера и погрузился в раздумья. Соня вела себя, как умничка. Она не лезла к отцу в душу, не пыталась поднять ему настроение или отвлечь, а просто все время была неподалеку и ждала. Самокопание у Саши продолжалось весь день и вылилось в три простых вопроса: «Люблю ли я Лену? Хочу ли я за нее бороться? Закончилась ли для меня жизнь из-за ее коварства?». С облегчением ответив «нет» все три раза, мужчина заметно повеселел. Эта перемена не укрылась от глаз Сони. Тоскливая унылость в ее душе сменилась радостным оживлением. Конечно, она тоже переживала из-за неизбежного теперь разрыва родителей, но относилась к этому гораздо легче. Ведь никто не умер и не пострадал. У нее по-прежнему есть и мама, и папа, которые ее по-прежнему сильно любят и будут любить, что бы не случилось! К тому же в ней зародилась несмелая надежда, что ее мечты, которые она лелеяла еще с подросткового возраста, могут сбыться!

Соня давно свыклась с мыслью, что она хочет видеть своего отца не только в обычном качестве любящего и любимого родителя, но и... в другой, менее обычной, ипостаси любовника. Ее долго, несколько лет, терзало нездоровое и осуждаемое обществом сексуальное влечение к своему папе. Сначала, изучив литературу, она врала себе, что это нормальное возрастное чувство: многие девочки-подростки влюблены в своих отцов. Но влечение не пропадало, а лишь усиливалось со временем. Одному богу известно, чего ей стоило скрывать его. Но потом она устала бороться с собой и решила: пусть будет, что будет. Она никогда не станет сама навязываться папе, но если ей представится шанс, она не упустит его в угоду общепринятым этическим нормам! И вот сейчас ее мечта оказалась так близко! Ведь она узнала, что отца тянет к ней! Не как к дочери, а как к ЖЕНЩИНЕ! Иначе, почему он подглядывал за ней? Почему она возбуждает его? Почему он окропил ее своим семенем ночью?! И, наконец, чем были его слова, сказанные по-пьяни накануне: «... я бы хотел иметь такую любовницу, как ты, Сонь!»? Ведь известно: что у трезвого на уме, то у пьяного на языке! Да! Мечта была рядом, но девушка с ужасом осознавала, что сама она никогда не решится сама сделать первый шаг!

* * *

У Саши оставалась одна, последняя проблема: объяснение с женой. Поздно вечером, не дождавшись звонка, Лена сама набрала мужа. Соня не слышала, что она говорила, но и папиных слов было достаточно, чтобы уловить суть:

— Здравствуй!

— Нет, не забыл. Не хотел тебе мешать.

— Помолчи! Я все знаю про тебя и Алексея.

— Нет. Соня ничего не говорила. Ты вчера забыла отбить вызов. Очень увлечена была.

Долгая пауза.

— Лена, это все уже не имеет значения! Решение принято. Я ухожу.

Еще более длинная пауза. Слышно, как Лена кричит в трубку.

— Извини, я прослушал.

Новая истерика Лены

— Это все? Мы вернемся через 2 недели. Собери, пожалуйста мои вещи.

— Не делай глупостей. Все у тебя будет хорошо! И у меня.

— Лена, мы оба сделали свой выбор. Ничего не изменить. И не звони мне больше. Я не возьму. Пока.

Он выключил телефон совсем и облегченно перевел дух. А ...  Читать дальше →

Показать комментарии (75)

Последние рассказы автора

наверх