Порочные отношения

Страница: 5 из 6

потом бодро обратился к Соне!

— А что, доча? Не отпраздновать ли нам?!

— Легко! А чего празднуем?

— Да все подряд! В холодильничке осталось что?

— Ты вчера почти все выпил, — она подошла к мини-бару и открыла дверцу, — 3 с половиной бутылки вина!

— Ну ты вино пей, а я сейчас сбегаю!

Он вернулся через 10 минут с очередным вискарем. Соня к его приходу уже накрыла столик у камина, разложив на нем кое-какие фрукты и пару шоколадных батончиков.

— К черту застолье!, — залихватски махнул Саша, — Давай в джакузи!

— О-о! Супер!, — засмеялась девушка и захлопала в ладоши.

— Ты здесь переодевайся, а я — на балкон.

Когда он вернулся в плавках, дочь уже ждала его в бурлящей воде в самом откровенном своем купальнике. Лифчик эффектно поднимал и визуально увеличивал ее итак высокие грудки, и было непонятно, за счет чего они покоятся там и не выскакивают наружу. Саша с радостным возгласом плюхнулся в ванну, выплеснув изрядную часть содержимого на пол и обдав дочь обильными брызгами. Та взвизгнула и игриво прикрыла лицо руками. Отец разлил по бокалам каждому свое и двинул тост:

— Ну что, Сонь! Ты — свободная, я — тоже... За свободу!

— И пусть у нас все будет хорошо!

— Точно!

Они чокнулись и выпили. После третьего тоста Саша заметил, что Соня изрядно захмелела. Внезапная идея озарила его. Больше он не пил. Лишь пригубливал свой виски, а потом тайком сливал его в ванну. Зато девушку понесло. Напряжение последних суток вылилось в желание впервые в жизни напиться. И отец не только не препятствовал этому, а, наоборот, подливал дочери вино порцию за порцией. Так она выпила почти целую бутылку. Это было едва ли не больше, чем она пила раньше за всю свою жизнь. И совершенно естественно, что с непривычки Соня опьянела почти до предела. Но Саша внимательно следил за ее состоянием и вовремя остановил, не дав этот предел перейти.

— Тебе хватит, дорогуша!, — отвел он ее руку, потянувшуюся за бутылкой.

— Па-ап, но тут немного осталось!

— Вот и пусть остается. Поверь — утром спасибо мне скажешь.

— Ты такой заботливый, папочка!, — она икнула и глупо захихикала, — А я тебя люблю!

— Я тебя тоже, Сонечка.

— Ты не понял. Я тебя по-настоящему люблю! Очень, очень, очень!

— Мне кажется, тебе пора в постельку, пока ты еще чего-нибудь не наговорила.

Она вновь засмеялась.

— А ты ляжешь со мной?

— Ну кровать-то у нас одна.

— Нет. Со мной рядом! Ну пожа-алуйста. Я же вчера легла, когда ты просил!

— Я не помню.

— А я все помню! И даже то, что ночью было!

Это было неожиданно и Саша не нашелся, что ответить, а просто встал и поднял девушку за подмышки.

— Пойдем ложиться.

Но Соню понесло на откровенности.

— Почему ты не раздел меня ночью? Я же знаю, что ты хотел! Я бы тебе все-все разрешила.

— Ты — моя дочь, и я не могу.

— Но ты же смотрел, когда я моюсь? Я ведь тогда тоже дочкой твоей была.

— Откуда ты... ?

— Ты мне сам вчера сказал.

— Бля... !!

— А ты сейчас меня разденешь? Я же не могу в мокром купальнике лечь!

— Сама переоденешься.

— Я не могу, я — пьяная!

Он бережно обтер ее пушистым полотенцем и отбросил его в сторону. Соня выжидающе смотрела на него. Саша развернул ее спиной и медленно потянул сразу обе завязки лифчика. Освободившись от узлов, тот упал на кафель. Девушка тут же вновь развернулась к нему лицом.

— Я тебе нравлюсь?

— Очень! Ты даже не представляешь как.

Отец опустился перед дочкой на колени и медленно стянул до пола ее трусики. Сонина киса была всего в нескольких сантиметрах от его лица. Он положил руки на ее упругие прохладные ягодицы и легко привлек к себе податливое тело девушки, зарывшись носом в мягкую расщелину и вдохнув ее запах. Голова закружилась от пьянящего аромата и нахлынувших эмоций. И тут Саше стало по-настоящему страшно. Он вновь, как и прошлой ночью, стоял на самой грани запретного. И вновь в последнюю секунду он не решился эту грань преодолеть. Мужчина резко встал и подхватил Соню на руки. Она обвила его шею руками и прижалась губами к его шее. Что-то пьяно, неразборчиво и горячо зашептала. Он не слышал. Стук крови в висках заглушал ее слова. Подойдя кровати он бережно опустил девушку на мягкое ложе. Она не хотела отпускать его, и Саше пришлось с силой расцеплять замок ее рук. Подойдя к шкафу, он нашел ночнушку дочери (ту самую) и первые попавшиеся трусики. Соня сопротивлялась, пока он ее одевал, но отец справился и с этим. Потом он лег рядом, заключил дочку в тесные объятия и начал убаюкивать, как в детстве. Вино быстро завершило свою работу: через пару минут девушка уже крепко спала...

* * *

— Пап! Па-апа!! Просыпайся!

Саша продрал глаза и уставился на стоящую перед ним дочь

— С добрым утром. Как голова?

— Болит. Больше никогда пить не буду!

— И это правильно!

— Но я не об этом... Это ты меня... раздевал?

— С чего ты взяла? Ты сама. Не помнишь просто.

— Да?! Я бы никогда ЭТО не надела!

Она высоко подняла край рубашки и продемонстрировала трусики с милым дельфинчиком спереди, ныряющим куда-то между ног.

— Они малы мне, во-первых, а во-вторых, это я подружке купила! Сувенир с Черного моря.

Она повернулась и предъявила надпись «Черное море» на попе.

— Так что не отпирайся! Это ты!

— Извини, дочка, — смутился Саша, — просто ты сама не в состоянии была.

— Да я не против. К тому же это ведь не первый раз, когда ты меня голой видел.

— Ну-у... То еще в детстве было, — зачем-то соврал мужчина, прекрасно понимая, что Соня все знает.

— Пап, это глупо!

Она вдруг потянула рубашку дальше вверх, решительно сняла ее и отбросила в сторону. Отец смущенно отвел глаза. Соня облизнула пересохшие с похмелья губы и тихо сказала:

— Посмотри на меня... пожалуйста.

Саша поднял глаза, задержал свой взор на налитых, с крупный грейпфрут, чуть раскосых грудках, на секунду сконцентрировался на набухших темно-розовых сосочках, а потом посмотрел в лицо дочери. Их взгляды встретились, и слова были больше не нужны. Соня рывком сдернула одеяло и упала в его объятия. Она неистово страстно целовала его губы, щеки, шею, пока Сашины руки метались по ее телу. Потом дочь стала опускаться ниже, лобзая квадратики на животе отца, ее волосы приятно щекотали его торс, а обнаженной грудью она касалась его вздыбившегося члена, стесненного трусами. Он сначала зарылся пальцами в ее прическу, а затем, повинуясь безотчетному порыву, начал давить на головку девушки, толкая ее еще ниже. Но это было излишне: Соня сама безумно хотела увидеть и покрыть самыми изощренными ласками породивший ее орган. Не прекращая поцелуи и покусывания, она взялась за резинку боксеров отца и потянула ее под себя. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) Сашин член вырвался наружу, заставив дочку счастливо засмеяться. Через секунду она нетерпеливо обхватила головку губами, обхватив ствол ручкой у его основания. Потом девушка приняла его в себя так глубоко, как только могла, с удовольствием чувствуя небом и языком его нетерпеливую пульсацию. Мужчина захрипел от нереального наслаждения. Его эмоции магическим образом передались и дочери, которая cкаким-то демоническим неистовством принялась сосать папин ствол. Но Саша не мог просто получать Сонины ласки: ему хотелось и самому дарить их партнерше. Направляя девушку сильными руками, он развернул ее на 180 градусов так, что источающая божественные ароматы промежность Сони оказалась прямо перед его лицом. Он рывком сдернул с дочери трусики до середины бедер. Сдвинуть ниже их не получилось, ножки Сони были широко раздвинуты, поэтому мужчине пришлось просто разорвать натянутую до предела ткань. Больше ему уже ничего не мешало припасть ртом к истекающей ...  Читать дальше →

Показать комментарии (75)

Последние рассказы автора

наверх