Или как... (полная версия)

Страница: 2 из 3

Вернувшись, они нашли Ирину уже в машине.

— Пристегните ремни безопасности. Взлетаем.

— Тоже мне, летчик, — пробурчал Борис Игнатьевич и всунул своего маленького Борюсика в руку Ирине.

— Что, прямо тут? — удивилась девушка. — Сейчас?

— А чего тянуть? Минет — это дар свыше. Не стоит гневить богов пренебрежением к их дарам.

Она наклонилась и взяла член в рот.

— Алоха!

Стоит ли пояснять, кому именно принадлежал этот восклицательный знак?

Ну, и, дабы оправдать романтическую рубрику, отмечу, что Борис Игнатьевич, как истинный непризнанный рифмоплёт непролазный, сравнил голос Ирины с запахом чая, настоянного на цветках лаванды и мяты, которые собирали на солнечной стороне горы со странным названием Магоби. Только сказать об этом ей он почему-то постеснялся.

Борис Игнатьевич, конечно, не бедствовал, но жил скромно — на уровне сигарет Прима-Оптима и кофе Нескафе-классик. Короче говоря, в доме его было шаром покати. По крайней мере, в плане снеди. Поэтому он не без благодарности принял предложение Ирины заехать по пути в какой-нибудь магазин.

— Берите сразу два литра, — напутствовал Борис Олега, — чтобы по ночникам потом не бегать.

Дома он первым делом добрался до холодильника, извлек оттуда одинокую бутылку водки и радостно предложил выпить. Холодненькой. Олегу затея понравилась. Ирина от водки наотрез отказалась и открыла банку джин-тоника. Через полчаса, с улыбкой вручив Олегу фотоаппарат, она попросила:

— Сфотографируй нас, пожалуйста. На память, — подошла к Борису, встала перед ним на колени и расстегнула молнию на его брюках.

Через два снимка Олег, включив камеру в режим видео, начал комментировать происходящее:

— Нет. Ну, чем я не Стивен Спилберг? Да я даже круче его. Только ты это... Ир. Слышишь? В камеру-то иногда поглядывай. А то кому нужен твой затылок? Нет. Ты не подумай, затылок у тебя великолепен, но в порно что самое главное? Правильно — процесс проникновения. Вот ты уедешь, а Борька долгими зимними вечерами будет смотреть, как ты у него сосешь... а сосешь ты, надо отдать должное, красиво. Это я тебе, как Спилберг, говорю... так вот. О чем это я? А. Ну, да — будет он смотреть, дрочить и плакать. И что-то сомнительно мне, чтобы он плакал, глядя на твой затылок.

Олег снимал и, как мог, старался рассмешить друга и его пассию. Ирина сосала, смеялась, строила в камеру глазки, сосала и опять смеялась. И только Борис Игнатьевич был непробиваемо серьезен. Как уличенный в хищении ящика ржавых гвоздей завхоз на собрании профсоюза железнодорожников. Похоже на то, что дядьку на старых дрожжах вштырило не по-детски.

Решили накрыть поляну. Ирина суетилась, резала колбасу, хлеб, сыр, выкладывала из банки на тарелку аппетитную малосольную селедочку, короче говоря, хозяйничала. Олег сервировал стол — ножи, вилки, бокалы. Борис Игнатьевич, как всякий уважающий себя философ, не делал ничего. Он глубокомысленно плевал в потолок, надев на себя маску мудака ступенчатого. Больные люди — эгоисты.

Однако, не секрет, что настроение пьяного человека подвержено перепадам, и через пятнадцать минут Борис снова был жизнелюбив, игрив и весел.

— Налей мне шампусика, — попросила Ира.

Борис Игнатьевич взял бутылку и неуклюже плюхнул из неё в бокал. Шампанское вспенилось и пролилось на стол.

— Зачем ты пьешь эту гадость? — чертыхнулся он.

— Британские учёные доказали, что шампанское положительно влияет на память человека, — вступился Олег за алкогольные предпочтения Ирины.

— Ну, да. Ну, да. А что уж тогда говорить о водке? Накатишь грамм эдак пятьсот и, не ровен час, начнешь цитировать Большую Советскую Энциклопедию. Наизусть, — Борис налил себе белой, выпил и замолчал.

Молчание затянулось. На горизонте забрезжил реальный малоприятный риск рождения мента. Прямо тут и сейчас — за этим самым столом.

— О чём ты думаешь? — спросила Ирина Бориса, чем, сама того не подозревая, убила ещё не рожденного младенца в милицейских погонах. Прямо в утробе его молчаливой матери.

— О том, что если бы Аннушка разлила своё масло в романе Толстого, а не Булгакова, то трагедия Карениной легко и непринужденно превратилась бы в фарс. Или две Анны в одном романе — это перебор?

— Не знаю.

— А и правда, чего ради заполнять такую прелестную головку всякой ерундой? Давай-ка лучше заполним её моим хуем. Ползи под стол.

Ирина слегка удивилась, но повиновалась. Олег, влекомый любопытством, наклонился и заглянул под крышку стола.

— Ну. И чего ты там не видел? — рявкнул Борис Игнатьевич, — наливай давай.

Олег налил. Они выпили.

— Хорошо сосёт? — поинтересовался Олег и закурил.

— На троечку. Но старается. Этого у неё не отнять.

— Ну, дык, у неё ещё всё впереди.

— И не только. Сзади тоже есть на что посмотреть. И пощупать. Хочешь погладить мою хуесоску по заднице?

Олег кивнул.

— Погладь. Разрешаю. Только это... без фанатизма.

Олег протянул руку и дотронулся до попки Ирины. Девушка инстинктивно прогнулась и застонала.

— Нравится, — констатировал Борис Игнатьевич, — ишь, как мычит, — и, заглянув под стол, поинтересовался: — эй, там, в оркестровой яме. Хочешь в два смычка, скрипачка?

Ирина посмотрела на хозяина и растерянно хлопнула ресницами.

На следующее утро Борис, получив порцию минета, опрокинул стольник водочки, запил это дело свежеприготовленным кофе и поинтересовался:

— Я вчера не бузил?

— А ты что, не помнишь?

— Нет.

— Ничего?

— Помню, как ты сосала...

— Когда?

— Ну... сначала в машине, потом дома... когда Олег снимал нас на камеру... А потом всё — аут.

— А как же водка и Большая Советская Энциклопедия?

— Ты о чем это?

— Да так. Ни о чем. Забудь. Ты обещал сводить меня на набережную.

— Раз обещал, значит, сделаем. Вчера точно всё нормально было?

— Не переживай, — успокоила его Ирина, — я осталась довольна.

— То есть? — не понял тот.

— То есть вы, ты и твой друг Олег, имели скрипачку в два смычка... и не только...

— Какую скрипачку?

И тут Борис Игнатьевич прозрел. Он вспомнил всё. И то, как унизил Ирину, заставив забраться её под стол, и то, как, выпивая со своим собутыльником, язвительно отзывался о её якобы сомнительных способностях на ниве минета, а она в это время сосала, и то, как назвал её скрипачкой. Даже про оркестровую яму вспомнил.

Вспомнил он о том, как драли они её с Олегом и в хвост, и в гриву — сначала по очереди, после хором. И о том, как посреди ночи к ним пришел сосед с собакой, и Борису захотелось экзотики. Как огромная псина покрывала Ирину, а они смотрели и ржали, словно табун веселых лошадей. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) Как кто-то из соседей вызвал наряд милиции, и Борис предлагал пэпээсникам свою юную гостью. По рублю. Потому что у всякого уважающего себя мента, по его мнению, должен быть в кармане рубль. Как было всем весело и хорошо.

Всем, корме Ирины. Она плакала, она умоляла пощадить её, но...

— Вспомнил? — зло спросила Ира.

Борис виновато кивнул.

— И знаешь что? — продолжила она, — Я даже рада, что так случилось. Потому что ты, старый пердун, открыл мне глаза на суть вещей вообще, и на тебя в частности. Так вот, я хочу, чтобы ты знал, как ёбарь — ты никто. То ли дело — дог твоего соседа. Вот кто настоящий, умный, нежный, лохматый и всё понимающий любовник, да и член у него — не чета твоему сморчку. Так что извини, но я ухожу к нему. Мы будем вместе облизывать его щенков. А если ты будешь хорошо себя вести, я, пожалуй, позволю отсосать тебе у пьяной обезьяны...

— Ну, слава яйцам! Я уже начал пугаться, — облегченно выдохнул Борис Игнатьевич и всунул свою голову Ирине внутрь живота.

— Да! Да! Да! — стонала Ирина,...  Читать дальше →

Показать комментарии (11)
наверх