Линда-чан в Стране Чудес. Линда-сан. Лекарство для госпожи Аки

Страница: 1 из 4

О том, что госпожа Акиза де Грамон простудилась и чувствовала себя крайне неважно, я узнала совершенно случайно. Не то чтобы я была преисполнена благородства, но почему-то не смогла остаться в стороне. Захотелось помочь ей чем-нибудь, поэтому, несмотря на поздний час, я незамедлительно села в машину и направилась прямо в Брайтвуд.

В этот раз я снова миновала многочисленную охрану особняка. Но что-то мне подсказывало, что однажды они точно меня поймают, и тогда даже госпожа Акиза де Грамон не спасёт меня от возмездия. Меня либо сразу закопают, либо оттрахают как следует, а потом всё равно закопают. Впрочем, я надеялась, что госпожа остановит это как раз перед самым погребением.
Пройдя по тёмному коридору, я осторожно открыла дверь и вошла в личные покои госпожи. Здесь всё просто сияло роскошью и уютом, которые не мог скрыть приглушённый свет. Да даже если бы тут был мрак, трудно было бы не заметить кучу старинных картин и дорогих ваз!
Стараясь не задеть что-нибудь, я пересекла комнату и подошла к самому главному — огромной кровати с лежащей на ней госпожой.

— Что ты здесь делаешь? — проговорила та, глядя на меня мутным взглядом.
— Пришла проведать тебя.
— Убирайся...
— Вижу, состояние у тебя ничего, раз ты ещё и ругаешься.
— Просто оставь меня...
— Ни за что. Смотри, что я тебе принесла.
С этими словами я вытащила из сумки припасённую заранее бутылку.
— Что это?
— Специальная мазь. Быстро согреет тебя, быстро поставит на ноги.
— Оставь на столе и уходи.

Госпожа явно не хотела лечиться, поэтому я просто стянула с неё тёплое одеяло. Та была в изящной ночнушке, и вся блестела от пота. Ночнушку эту я первой же и сняла, взявшись следом за трусики.
— Прекрати! — сопротивлялась госпожа.
— Нужно намазать тебя полностью! И сделать нужно это особым способом!
— Да? Каким?
Вместо ответа я быстро скинула с себя одежду и вскоре стояла обнажённой перед госпожой Аки.
— Это глупо...
Лицо госпожи горело, поэтому я не могла сказать, смущена она или нет.

Я открыла бутылку и начала намазывать свою грудь мазью. Потом смазала как следует живот и даже ноги.
Госпожа всё это время смотрела на меня и пыталась изобразить недовольство на лице. Но я собиралась вылечить её, и, не обращая внимания на эти попытки, залезла на кровать. Осторожно перевернув её, я перекинула ножку и нависла над ней.
— А теперь, Аки-чан, расслабься и грейся.

Тут же я припала к ней всем телом, чувствуя её нежную и влажную кожу и её округлую попку. Ногами я старалась как можно плотнее прижаться к её ногам, и это чувство мне показалось весьма приятным.
А потом я начала двигаться. Неспеша всем телом я скользила по ней и тщательно втирала мазь. Сначала по кругу, чувствуя как моя грудь трётся о её спину, потом сверху вниз и обратно.
— Мне трудно дышать, — всё ещё упрямилась госпожа.
— Ерунда, — коротко ответила и продолжила намазывать её.
Соски начало приятно жечь. Толи мазь начала действовать, то ли трение о тело госпожи Аки делало своё дело. А кроме того, каждый раз двигаясь вниз, я чувствовала как приятно попка госпожи касается моего поросшего волосками лобка. На мгновение захотелось задержаться там, но лечение было превыше всего.

Растерев как следует её руки и плечи, я отстранилась и сказала:
— А теперь перевернись.
— Достаточно и так... — пробормотала госпожа.
— Если не растереть полностью, лечение может затянуться!
Госпожа не собиралась переворачиваться, поэтому я перевернула её сама. Она пыталась сопротивляться, но делала это так вяло, что очень скоро я снова нависла над ней, глядя прямо в глаза.
Мы были обнажены, и это едва снова не отвлекло меня от лечения. Я засмотрелась на её грудь с заметно вздувшимися сосками, потом опустила взгляд ниже.

— Куда ты смотришь? — проговорила госпожа и отвела взгляд.
— В последний раз ты не была столь заросшей, — улыбнулась я.
Госпожа едва заметно вспыхнула.
— У меня, в отличие от некоторых, нет на это времени.
— Правда?
Госпожа не ответила. На самом деле я не могла разглядеть её как следует, но даже отсюда прекрасно видела, какой волосатой стала её киска. На фоне благородной груди, это выглядело совсем не благородно и даже развратно.

Вылив побольше мази на себя, я вновь прижалась к её телу. На этот раз скользить было заметно сложнее. Моя грудь постоянно упиралась в грудь госпожи, а соски словно каждый раз пытались коснуться друг друга. Госпожа всё так же не смотрела на меня, но на этот раз покраснела гуще.
Стараясь не обращать внимания на приятное чувство на самых кончиках сосков, я начала ногами скользить по ногам госпожи. Та попыталась вывернуться, я соскользнула, и моя нога легла точно между её ножек. Я замерла, чувствуя её нежную и влажную киску, а потом начала тереть её, двигаясь всем телом.
— Линда, это уже не лечение! — вскрикнула госпожа.
— Там тоже нужно всё хорошо смазать. Ты даже вспотела!
— Это не пот! — сорвалась на стон госпожа.

Но меня остановить она уже не могла. Госпожа Аки была у меня в руках, я чувствовала её всем телом, и ножкой самозабвенно ласкала её киску. Руки мои мяли её великолепную упругую грудь, втирая как следует мазь, а собственной киской я всячески старалась коснуться госпожи. Та вновь попыталась выкрутиться, дёрнулась, и моя киска влажно всхлипнула. Госпожа, не понимая что делает, касалась моего клитора, клиторым я чувствовала её бархатистую кожу, а попытки вырваться вновь и вновь приносили мне наслаждение.
— Ну же, Аки-чан, — крепко держась за её плечи и двигаясь, проговорила я, — Тебе это на пользу.
Госпожа Аки не ответила. Она просто лежала и стонала, всё ещё делая вялые попытки вырваться. Даже не проникнув в неё, я буквально трахала её, чувствуя как набухает её киска под моими грубыми движениями.

Она была такой беспомощной и милой, что я не удержалась. Замерев, я поймала её непонимающий взгляд и принялась целовать. Сначала её губы были холодны и безучастны, но в один момент её язычок скользнул ко мне в рот и принялся щекотать меня там. Госпожа ответила мне, и теперь мы самозабвенно целовались, играясь языками, посасывая губки, в то время как руки наши скользили по разгорячённым телам, прижимая друг к другу. Госпожа была очень страстной и один только поцелуй необычайно возбуждал меня. Я чувствовала, что моя киска течёт ещё сильнее, но тоже самое было и с госпожой. Она целовалась всё развратнее, сдавшись растущему возбуждению, и в один момент мы замерли, играя лишь кончиками языков. Этот поцелуй был особенным и возбуждал меня больше всего. Мы даже не касались губами, только наши языки объединяли нас в тот момент.

Неожиданно госпожа отвернулась и, тяжело дыша, проговорила:
— Сделай это...
Я улыбнулась.
— Хочешь чтобы я тебя трахнула?
Она кивнула.
— Мы же вроде только лечимся, — я тянула время.
— Уже нет.
— Ты уверена?
— Да...
— Абсолютно уверена?
— Да...
— Я ведь твоя служанка, хоть и...
— Заткнись и просто выеби меня! — не выдержала госпожа.
Поняв, что она сказала, госпожа покраснела. Но раз она хочет именно этого...

В последний раз потрогав её грудь, я спустилась ниже, взяла её ножку под коленкой и одним движением задрала её. Госпожа тут же перекатилась на бок, растерявшись от такого манёвра. А я задрала её ногу повыше, пальцами проверила влажную и очень горячую киску, так удобно раскрывшуюся для меня, и присела.
Обнимая изо всех сил её ножку, я ритмично двигала бёдрами. Моя киска покрывала её киску, наши соки смешивались, и губки наши скользили, издавая влажные звуки. Своим клитором я чувствовала складки её киски, а губками — её вздувшийся от возбуждения клитор.
Мне было так хорошо, что, не зная что делаю, я принялась целовать её ножку, со всей страстью, на какую была способна. Мои руки были внизу, а губы ласкали её совсем рядом со ступнями. На мгновение я отрывалась, чтобы языком поласкать ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх