Линда-чан в Стране Чудес. Линда-сан. Лекарство для госпожи Аки

Страница: 2 из 4

нежную даже здесь кожу, но вскоре уже вновь покрывала её поцелуями.

Подо мной стонала госпожа Аки. Беспомощно она хваталась руками за одеяло, вздрагивала и извивалась, охваченная наслаждением. Её грудь непрерывно раскачивалась, а соски так и блестели мазью.
Глядя на неё я раз за разом всё резче и быстрее качала бёдрами. В этот раз я действительно трахала её, и чувствовала как мои губки почти проникают в её трепещущую дырочку.
— Это сильнее меня!... — стонала госпожа подо мной. — Моя киска... Моя киска!..
Клитором я поймала клитор госпожи и самозабвенно принялась тереться им. Насколько это было возможно, я то грубо теребила бугорок госпожи, то лишь слегка касалась его, двигаясь кругами. Это было невероятно, но я легко находила его, словно интуитивно чувствовала где он. Это было почти как с пальцами, рефлекс, особый лесбийский рефлекс, тянущий безошибочно клиторы друг к другу.

Госпожа стонала так громко, что, похоже, уже весь особняк знал, что здесь происходит. Но, кажется, ей было всё равно.
— Кончаю! — вскрикнула она и издала протяжный, полный наслаждения и безумия стон.
От одного только этого крика, моя киска сжалась и тут же взорвалась оргазмом. Мы кончали бурно и дико, как две самки, существующие лишь для наслаждения. Наши тела извивались и вздрагивали, терзаемые киски извергали потоки сока, буквально купаясь в них. Наши губки не прекращали хлюпать ни на мгновение, и мы кончали в этом развратном поцелуе, стараясь растянуть его. Оргазм следовал за оргазмом, и каждый раз мы заливались стонами, медленно проваливаясь в небытие.
Вскоре остались лишь наши стоны и наши киски, слившиеся в поцелуе.

Когда всё закончилось, я обессилено рухнула на госпожу. Вновь я прижималась к ней всем телом. Мазь уже не требовалась, но если это нужно чтобы ещё лучше согреть госпожу, то пусть будет так...

— Не переживайте, госпожа, ваша служанка просто простудилась, — вещал доктор со старомодной сумкой. — Полежит пару дней и выздоровит. Главное для неё — это покой.
— Спасибо, доктор, — кивала госпожа Аки.
Она снова была бодра и величественна. От болезни не осталось и следа, так что можно сказать, моя мазь подействовала как нельзя лучше. Вот только я лежала сейчас под одеялом с градусником во рту и тяжеленным мешком льда на голове. Мне было так плохо, что хотелось умереть. Ну или по крайней мере мне так казалось.

— Если что — звоните, — откланялся доктор и вышел.
В комнате остались только мы двое: я и Акиза де Грамон.
— Это тебе кара небесная, — коротко сказала госпожа, бросив на меня мстительный взгляд.
Я лишь кисло улыбнулась.
В тот раз я совсем потеряла осторожность и, уснув буквально на госпоже, немного замёрзла. А может быть это госпожа заразила меня — не знаю. Но так или иначе, проснулась я с дикой головной болью и такой слабостью, что даже встать не смогла. Так я вновь оказалась в крыле для прислуги, заняла одну из пустующих комнат и лежала теперь в кровати совсем как тогда, когда подрабатывала здесь.

— Но ведь ты выздоровела, — проговорила я.
Госпожа поколебалась, но всёже кивнула. Потом она подошла к окну, выглянула на улицу и заговорила:
— Доктор сказал, что тебе придётся здесь задержаться. Не то чтобы твоё присутствие меня сильно радует, но если я отвезу тебя домой, с тобой наверняка что-то случится, а потом твоя страховая компания с меня не слезет. Так что временно пару дней поживёшь здесь. Можешь снова считать себя моей служанкой.

Она говорила это так, что я не могла сдержать улыбки. Она всячески старалась показать, что делает мне одолжение, что местами переигрывала.
— Спасибо, госпожа.
— И прекрати так ехидно улыбаться, — не оборачиваясь проговорила госпожа.
— Да, госпожа.
— И вообще, — раздражённо добавила она, — что это за манера целоваться такая? Где это видано, чтобы только языками, а?
— Я называю это горячим лесбийским поцелуем.
— Звучит как название дешёвого порно.

Я снова улыбнулась. Хотелось подразнить её как следует.
— А может быть нам почаще так целоваться? Ну, в качестве приветствия.
— Ещё чего! — не оборачиваясь отрезала госпожа.
— Тогда может быть кисками? Чем не поцелуй? Присели, потёрлись, и пошли дальше.
— Линда! — всё также глядя в окно, она стукнула кулаком по подоконнику.
— Да, госпожа? — кротко ответила я.
На всякий случай я придала лицу выражение крайней покорности, что было крайне непросто, ведь пошутить хотелось как никогда.

— Похоже, мне придётся максимально сократить время твоего пребывания в моём доме!
Кажется, она кипела от гнева. Но тут госпожа Аки повернулась, и в её руках я увидела свою же бутылку с мазью.
— Поэтому... — она тут же покраснела и отвела взгляд. — Мне придётся вылечить тебя проверенным средством...
Она потянула какой-то шнурок на изящном платье, и то, зашуршав, упало на пол, оставив госпожу полностью обнажённой. На ней не было даже белья, и грудь свободно покачивалась при каждом вдохе. Переступив платье, она медленно подошла ко мне.
Ох...

Прошла пара дней с момента моего выздоровления. Я уже почти забыла о случившемся, но как раз в этот момент мне позвонила госпожа.
— Как ты себя чувствуешь? — поинтересовалась она.
— Спасибо, замечательно. Если бы не ты, я бы точно неделю лечилась.
Госпожа сконфуженно рассмеялась и замолчала. Я чувствовала, что её интересовало вовсе не моё здоровье, а нечто другое. Оставалось только ждать, когда она соберётся с мыслями.
— Линда... — наконец заговорила она. — Я хотела спросить тебя об одной вещи.
— Какой?
— Это немного деликатно, и... Когда ты только пришла ко мне с мазью... В общем... — она замялась и наконец выдавила. — У меня пропали трусики. Не то чтобы они незаменимые и особенные, но никогда такого не случалось и я...

— Тебе нужен частный детектив чтобы найти эти трусики? — иронично протянула я.
— Нет! — возмутилась госпожа. — Мне просто интересно, вдруг ты их видела где-нибудь. Или... Ну я не знаю, ты же всегда такие вещи замечаешь.
Я задумчиво покрутила на пальце изящные чёрные трусики с тончайшим кружевом и золотистым рисунком.
— Нет, я их не видела.
— Точно? — недоверчиво переспросила госпожа.
— Точно. Но если желаешь, я могу взяться за это дело, — закивала я и мечтательно добавила, — Дело о пропавших трусиках... Звучит!
— Да ну тебя... — обиделась госпожа и отключилась.

Я расправила трусики госпожи Акизы де Грамон и в очередной раз не смогла не отметить, что они более чем хороши. Такие, какие и должны быть у кого-то вроде неё. Будем считать это вознаграждением за чудесное исцеление.
В этот момент язычок Агаты оторвался от моей киски, и сама Агата высунулась из-под стола прямо между моих ножек.
— Кстати, — облизываясь, сказала она. — На днях доставили одного пьяного мужика. Охранник де Грамон. Говорит, что хозяйка рвёт и мечет, устраивает разнос за разносом. А всё потому что кто-то постоянно пробирается в особняк как к себе домой.
— И? — проговорила я, поглаживая её синие волосы и как бы ненароком прижимая подбородком к киске.

— Ещё он что-то говорил о какой-то «зеленоволосой шлюхе с вот такими грудями, которую он в следующий раз выебет в рот».
— Правда?
— Слушай, как ты это делаешь?
— Просто не попадаюсь на глаза и веду себя очень тихо, — улыбнулась я.
— Так не бывает — должен быть какой-то секрет, так? — хитро поинтересовалась Агата и тут же принялась теребить мой клитор.
Она делала это настолько умело и быстро, что новая волна наслаждения охватила меня. Трудно было сдерживаться, невольно я застонала, но, тем не менее, протянула:

— Нет никакого секрета!
Агата заулыбалась и ещё быстрее задвигала пальцами, словно стараясь наслаждением свести меня с ума.
— Врёшь! Говори, как ты проникаешь через высокую стену, камеры, охрану?

Агата так хорошо ласкала мой клитор, что тайна с трудом держалась на самом его кончике....  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх