Белоснежка и 7 гномов

Страница: 2 из 3

в комок Белоснежка.

— Вот и иди, пока не передумал!

А сам подумал: «Скорехонько растерзают тебя в лесу дикие звери», — и все же у него словно камень с сердца свалился, когда он пощадил принцессу.

Как раз в это время молодой оленчик выскочил из кустов; псарь приколол его, вынул из него легкое с печенью и принес их вместе с окровавленной одеждой королеве в доказательство того, что ее приказание исполнено.

Повару приказано было присолить и сварить принесенные органы, и злая баба съела их, воображая, что ест легкое и печень Белоснежки.

И вот очутилась бедняжка в дремучем лесу одна одинешенька, и стало ей так страшно, что она каждый листочек на деревьях осматривала, и не знала, что ей делать и как ей быть.

И пустилась бежать, и бежала по острым камням и по колючим кустарникам, и дикие звери сновали мимо нее взад и вперед, но ей не причиняли никакого вреда.

Бежала она, пока несли ее резвые ноженьки, почти до вечера; когда же утомилась, то увидела маленькую хижинку и вошла в нее.

В этой хижинке все было маленькое, но такое чистенькое и красивенькое, что и сказать нельзя. Посреди хижины стоял столик с семью маленькими тарелочками, и на каждой тарелочке по ложечке, а затем семь ножичков и вилочек, и при каждом приборе по чарочке. Около стола стояли рядком семь кроваток, прикрытых белоснежным постельным бельем.

Белоснежка, которой очень и есть, и пить хотелось, отведала с каждой тарелочки овощей и хлеба и из каждой чарочки выпила по капельке вина, потому что она не хотела все отнять у одного. Затем, утомленная ходьбой, она пыталась прилечь на одну из кроваток; но ни одна не пришлась ей в меру; одна была слишком длинна, другая — слишком коротка, и только седьмая пришлась ей как раз впору. В ней она и улеглась, завернувшись в простыни и заснула.

Когда совсем стемнело, пришли в хижину ее хозяева — семеро гномов, которые на горных тропках промышляли, грабя путников и насилуя их спутниц. Засветили они свои семь свечей, и когда в хижинке стало светло, они увидели, что кто-то у них побывал, потому что не все было в том порядке, в каком они все в своем жилье оставили.

Первый сказал: «Кто сидел на моем стульце?» Второй: «Кто поел да моей тарелочки?» Третий: «Кто от моего хлебца отломил кусочек?» Четвертый: «Кто моего кушанья отведал?» Пятый: «Кто моей вилочкой поел?» Шестой: «Кто моим ножичком порезал?» Седьмой: «Кто из моей чарочки отпил?»

Тут первый обернулся и увидел, что на его постели была маленькая складочка; он тотчас сказал: «Кто к моей постели прикасался?» Сбежались к кроваткам и все остальные и закричали: «И в моей, и в моей тоже кто-то полежал!»

А седьмой, заглянув в свою постель, увидел лежавшую в ней спящую Белоснежку. Позвал он и остальных, и те сбежались и стали восклицать от изумления, и принесли к кроватке свои семь свечей, чтобы осветить Белоснежку. «Ах, Боже мой! — воскликнули они. — Как эта малютка красива!" — и так все были обрадованы ее приходом, что не решились и разбудить ее, и оставили ее в покое на той постельке.

А седьмой гномик решился провести ночь так: в кроватке каждого из своих товарищей он должен был проспать по одному часу.

С наступлением утра проснулась Белоснежка и, увидев семерых гномиков, перепугалась. Они же отнеслись к ней очень ласково и спросили ее: «Как тебя звать?" — «Меня зовут Белоснежкой», — отвечала она. «Как ты попала в наш дом?" — спросили ее гномики.

Тогда она им рассказала, что мачеха приказала было ее убить, а псарь ее пощадил — и вот она бежала целый день, пока не наткнулась на их хижинку.

Гномики сказали ей: «Не хочешь ли ты присматривать за нашим домашним обиходом — стряпать, стирать на нас, постели постилать, шить и вязать? И если ты все это будешь умело и опрятно делать, то можешь у нас остаться надолго и ни в чем не будешь терпеть недостатка». — «Извольте, — отвечала Белоснежка, — с большим удовольствием», — и осталась у них.

Дом гномов она содержала в большом порядке; поутру они обыкновенно уходили в горы на поиски меди и золота, вечером возвращались в свою хижинку, и тогда для них всегда была готова еда. А после вкусного ужина начиналось самое интересное. Обычно Белоснежка садилась на член одного гномика, другой имел ее в попку, а еще двум она попеременно сосала. Остальные дрочили, глядя на это. Когда кто-нибудь из гномиков кончал, его место тут же занимал другой, из дрочунов. А надо сказать, что несмотря на маленький рост, члены у всех гномиков были просто огромными! И очень скоро все отверстия девушки оказались настолько растраханными, что Снежка легко могла принять в каждое сразу 2 хуя! Но и этого ей было мало! Поэтому, чтобы удовлетворить свою благодетельницу, гномикам приходилось доводить девушку до оргазма, трахая ее в попу и киску одновременно сжатыми в кулак ручками.

Весь день Белоснежка оставалась одна-одинешенька в доме, хлопоча по хозяйству, а в перерывах развлекаясь изготовленными для нее самотыками. Уходя добрые гномики предостерегали всегда ее и говорили:

— Берегись своей мачехи! Она скоро прознает, где ты находишься, так не впускай же никого в дом, кроме нас.

А королева-мачеха после того, как она съела легкое и печень Белоснежки, предположила, что она и есть теперь первая красавица во всей стране, и сказала:

Зеркальце, зеркальце, молви скорей,

Чья киска всех краше, чьи сиськи полней?

Чья кожа всех глаже, чьи губы пухлей?

И кто в королевстве всех здесь милей?

Тогда и отвечало ей зеркальце:

Ты, королева, всех здесь милей.

Тогда зеркальце ей отвечало:

Ты, королева, красива собой,

Но все же Белоснежка, что за горой

В доме у гномиков горных живет,

Много тебя красотой превзойдет!

Ее пизда, как пещера, а попа — как грот.

Любого мужчину она заебет!

Королева испугалась; она знала, что зеркальце никогда не лгало, и поняла, что псарь ее обманул и что Белоснежка жива.

И стала она думать о том, как бы ей извести падчерицу, потому что зависть не давала ей покою, и ей непременно хотелось быть первой красавицей во всей стране.

Когда же она наконец нечто придумала, она подкрасила себе лицо, переоделась старой торговкой и стала совершенно неузнаваемой.

В этом виде направилась она в путь-дорогу за семь гор к хижине семи гномов, постучалась в их дверь и крикнула:

— Товары разные, дешевые, продажные!

Белоснежка глянула из окошечка и крикнула торговке:

— Здравствуй, тетушка, что продаешь?

— Хороший товар, первейшего сорта, — отвечала торговка, — для тебя красавица — анальные шарики, — и вытащила на показ за шнурок одну гирлянду шариков.

«Ну, эту-то торговку я, конечно, могу впустить сюда», — подумала Белоснежка, отомкнула дверь и купила себе шарики на красивом шнурке.

— Э-э, дитятко, — сказала Белоснежке старуха, — сама ты не справишься! Пойди-ка сюда, дай сделаю все как следует! Задирай платьице и становись рачком.

Белоснежка и не предположила ничего дурного, обернулась к старухе спиною, нагнулась низенько, закинула вверх подол (а исподнего она никогда не носила) и дала ей ввести в свою попку все 7 шариков. А шарики те были заколдованные! У Белоснежки разом захватило дыхание и она замертво пала наземь.

— Ну, теперь уж не бывать тебе больше первой красавицей! — сказала злая мачеха и удалилась поспешно.

Вскоре после того в вечернюю пору семеро гномов вернулись домой и как же перепугались, когда увидели Белоснежку, распростертую на земле и с торчащим из попы концом шнурка. Притом она и не двигалась, и не шевелилась, была словно мертвая.

Они ее подняли и, догадались, что она обмерла от того, что из ее попки торчало. Тотчас вынули гирлянду, и она стала опять дышать, сначала понемногу, затем и совсем ожила.

Когда гномы от нее услышали о том, что с нею случилось, они на радостях выебали ...  Читать дальше →

Показать комментарии (23)

Последние рассказы автора

наверх