На пробежке

Страница: 2 из 4

быстро таять, под воздействием запаха и ощущения близости её тела. Мне нравилось бежать позади неё, потому что там, я мог спокойно любоваться её попкой и наслаждаться её движениями, чувствовать её запах. На остановках всегда подсаживался поближе, что бы иметь возможность, случайно прикоснуться к ней. Я очень любил помогать ей поддерживать гибкость, так как мне нужно было трогать её за ножки и бёдра, растягивая её мышцы. Тот кто имел долгий период воздержания, знает, какие чувства испытывал я, когда мои ладони ложились на её тело, чувствовали нежность кожи и тепло её тела. Член тут же вскакивал как ракета С-300, строго вертикально, предательски оттопыривая штаны. Она, конечно же, видела и понимала моё состояние, но делала вид, что не замечает моего волнения, дрожания рук и холмика на штанах.

Однажды мы, согласно её плана, побежали в сторону озера, что в 10 км от части. Туда 10 и обратно 10, с отдыхом на берегу самого озера. Бежали мы легко, заставляя мышцы работать в восстановительном режиме, готовя их к предстоящему забегу на контрольное время. Мы выбежали на берег удивительной красоты лесного озера. Тихая, ровная гладь, отражала почти без искажений голубое небо и лес по краям. В том месте, где оказались мы, был небольшой кусочек песчаного берега, который использовался как пляж. Сильной жары ещё не было и вода наверняка была холодной, но мне захотелось искупаться и смыть с себя пот, налипшую соль и паутину с остатками комаров. «Давай занырнём?!» — словно прочитав мои мысли, предложила Вика и не дождавшись моего ответа, скинула с себя футболку, шорты и в одних трусиках и топике забежала в воду. Я ту же последовал за ней, на ходу снимая свою одежду и обувь. Вода действительно оказалось прохладной, но уже через секунду, тело привыкло и стало даже приятно.

Вика лихо махала руками, и изображая кроль, плыла. «Вот где я смогу показать класс!» — подумал я и показывая красивый стиль дельфина, устремился на средину озера. Легко преодолев это расстояние я остановился и обернулся. Вика с восхищением смотрела на меня. Я гордый за себя и довольный произведённым впечатлением, решил показать, что могу ещё и брассом и кролем на спине. «Ну, ничего себе! Ты прямо как наши сборники по плаванию!» — с восторгом сказала Вика, когда я подплыл к ней: «Научи меня дельфинчиком!» Я с удовольствием стал показывать эту технику и рассказывать, как лучше её делать. В процессе мне пришлось к моей великой радости прикасанья к ней, поддерживать её тело на поверхности, поправлять ноги, руки и спину. Иногда случайно, а чаще специально, я касался её попки в красивых чёрных трусиках и груди, спрятанной в спортивном топике. Это страшно возбуждало и волновало меня. Член так вырос, что его головка выползла из — под резинки моих тренировочных трусов. Не смотря на холодную воду, эрекция была сильной и не убиваемой. Провозившись в воде ещё немного, Вика сказала: «Всё! Я замёрзла!», и побеждала на берег. Она выскочила на берег быстрее меня, и я хотел было тоже выйти, как вдруг понял, что мой член настолько сильно набух и встал, что это будет очень заметно. Я решил постоять немного в воде, что бы под воздействием холода, он сник. Но долгожданное облегчение всё никак не наступало. Наоборот, видя как красива смотрится Вика в своём нижнем белье в лучах солнца, как блестят на её теле капельки озёрной воды, мой жезл ещё больше крепчал.

«Ну, ты чего там встал? Засосало?» — улыбаясь кричит мне Вика и я не знаю что ей ответить. «Давай вылезай, а то простудишься!», — настаивает она и машет мне рукой. «Сейчас, покайфую ещё в водичке и выползу!», — дрожащим от холода голосом говорю я, а сам проклинаю свою физиологию. «Да ты же взрослый мальчик, чего стесняешься, знаю, что ты там кайфуешь, выходи! Я не буду шокирована!», — смеясь, кричит мне Вика: «Я отвернусь!». Она поворачивается ко мне спиной, и я начинаю выползать на берег. Тело получает долгожданное тепло, и лучи солнца быстро начинают его согревать. Но не успел я выйти и по колено, как Витка, вот чертовка, обернулась и посмотрела на меня. Мои трусы были оттопырены очень сильно, возбуждённый орган оттянул ткань на добрых 15 сантиметров от тела, да так, что часть резинки отошла от живота спереди. Прикрываться не было смысла, да и возможности. Пришлось покорно выходить, позволяя девушке рассматривать мой индикатор отношения к ней. «Ого! Да ты я смотрю озабоченный!» — пошутила Вика, но в её глазах и голосе было больше какого-то удивления и чуточка сожаления. «Извини! Он сам! Я не специально! Просто ты такая сексуальная, а у меня так давно...», — начал было я извиняться, но Вика остановила мои попытки: «Да нормально всё! Я всё понимаю! Побежали, давай, обратно! Бежать то сможешь?» И хитро взглянув на меня, побежала по тропинке. Я помчался следом, стараясь не отстать.

Как бы там ни было, но этот инцидент ещё больше нас сблизил и уже в следующую нашу встречу, Вика делилась со мной своими личными переживаниями. Она рассказала мне про своё детство, про первую любовь, про то, как познакомилась со своим нынешним мужем, о тех проблемах, которые есть теперь в их семейной жизни. «Проклятая водка всё губит! Когда он трезвый, то нет лучше на свете человека и мужа, я почти абсолютно счастлива, но как залёт глаза, то кажется, я готова его убить, так ненавижу. Я боюсь, что начинаю забывать какой он хороший, потому что всё чаще и чаще вижу его пьяным», — наверно точно так же могла сказать любая жена офицера в этом городишке. Мне было по настоящему жаль Вику, это обаятельную, полную энергии и сил девушку. «Вот ты вчера сказал, что у тебя давно не было девушки. А давно, это сколько?», — почему то без улыбки и привычного для неё хитрого прищура глаз, спросила Вика. «Точно я, конечно, не скажу, но уже больше полугода, кажется, в госпитале был мой заключительный раз, с очень обаятельной врачихой!», — ответил я, чувствую, что Вика спросила это не просто ради любопытства. «А у меня уже год, понимаешь!? При живом муже, уже год я не была с ним, да и с другими тоже. На сборах там нет возможности, сплошные тренировки, а когда приезжаю сюда, в надежде, что муж встретит меня и будет рад меня видеть, не успеваю застать его трезвым. А он как выпьет стопочку, то уже не может остановиться. Сразу вторая, вдогоночку, потом естественно третья, за тех кто не снами, а дальше пошло поехало, и через час, не то, что его инструмент, он сам стоять не может. А на следующий день надо поправить здоровье, и опять его нет, а потом я уже его не хочу, так противен он мне становится», — открыла Вика мне своё личное горе. «Так почему же ты тогда не разведёшься?» — спрашиваю я, хотя уже знаю ответ. Такие, как Вика не могут бросить того, кто любит их и зависит. «Да я уже думала об этом, но потом как представлю, что он тут один, без меня. Он точно застрелится, и я не прощу себе этого!», — отвечает мне Вика, и мне становится жаль её, и немного себя, потому что у меня нет вот такой же девушки.

А портом был пожар. Горел склад с имуществом. Сильно и страшно. Что-то там взрывалось и пыхало. Языки пламени яростно сжирали постройку и уже устремились к соседним. Весь личный состав героически боролся за сохранение остальных строений. Естественно, что и я был на линии огня. Помогал пожарной бригаде всем, чем мог, в результате опалил себе ресницы и веки, часть волос на голове, и почернел от копоти. Таким меня увидела Вика, которая возвращалась из медсанчасти, где лежал её муж, прокапывался после очередного запоя. «О, боже! Что с тобой случилось?!», — вскрикнула она, подбегая ко мне. «Да вот, шашлычки делал!», — пошутил я, но только сейчас почувствовал как мне хреново. Кожа на лице горела, голова болела, ноги и руки, после таскания мешков с песком сильно ныли. «Так, пошли со мной! Я сейчас тебя приведу в порядок!» — скомандовала Вика и повела меня за собой. Мы пришли к ней домой и она тут же отправила меня в ванную. В офицерских домах было великое благо — горячая вода. В нашей общаге такого счастья не было, поэтому нам приходилось греть воду в кастрюльках и мыться в тазиках, а по субботам,...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх