Еще одна причина ненавидеть поезда

Страница: 2 из 4

застигнутыми родителями. Подруги сидели так близко, что легкий майский ветерок, словно дразнясь, доносил до ноздрей Маши запах Юлиных волос. Они молчали и изредка передавали бутылку из рук в руки, каждая из них чувствовала о чем думает подруга, поэтому слова им были не нужны. Юля положила голову на плечо Маши, этот жест имел для них особое значение — обычно они избегали напускных выражений дружеских чувств. Никогда не обнимались и не целовали друг друга в щеку при встрече, они как-бы давали понять друг другу: «Ты и так знаешь, что дорога мне, к черту сюсюканья». Так они и сидели, слушая тихую музыку и весенний вечер, впитывая свободу, которая пьянила, похоже, сильнее чем алкоголь. В реальность их вернул мобильник Маши.

— Да, мам, у Юли. Хорошо, скоро приду, — половина одиннадцатого, на самом деле, неудобно засиживаться в гостях так долго. — Я пойду...

Клубничный ликер, весна и широко открытые карие глаза. Какая уж тут может быть осторожность. Маша сделала то, что казалось ей таким естественным и искренним, все произошло само собой. Когда облака впитывают слишком много влаги — идет дождь, Маша впитала много чувств, слишком много для обычного подростка, она уже не могла держать это под контролем и просто прикоснулась своими губами к губам Юли. Нет, поцелуем назвать это было нельзя, мимолетный контакт, но даже сейчас, когда прошло больше четырех лет, Маша могла с уверенностью сказать, что ничего более волнующего и откровенного с ней до сих пор так и не произошло. Все чувства невероятно обострились. Мягкие, теплые и нежные губы, ускользающий запах и участившееся дыхание навсегда отпечатались в памяти. Повзрослев, Маша нередко после секса вспоминала тот майский вечер, и всегда приходилось признаваться самой себе, что с радостью обменяла бы даже самый бурный оргазм на повторение невинного прикосновения к губам подруги. Той ночью Маша долго не могла заснуть, в ее голове каждую секунду рождался миллиард мыслей, пугающих и дарящих надежду, заставляющих хотеть смеяться и плакать одновременно. А еще она тысячу раз задала себе вопрос: правильно ли поступила, когда набрав полную грудь воздуха, слишком много воздуха для того чтобы выдохнуть всего три слова, так и не решилась открыться Юле.

Опасения, впрочем, как и надежды не оправдались и в отношениях подруг ничего не изменилось. Они все так же всегда сидели за одной партой, после школы шли домой самой длинной дорогой и часами болтали по телефону. Однако продолжалось это не долго, дружба закончилась, и такой концовки Маша предвидеть не могла. После дня рождения Юли прошло две недели, учебный год заканчивался, и все было уже пропитано беззаботностью приближающегося лета. Когда-когда а вот в это время меньше всего ждешь, что судьба продемонстрирует тебе свой очередной выкрутас. За пять минут до начала урока в классе царила обычная кутерьма, кто-то списывал домашнее задание, кто-то бурно обсуждал вчерашний вечер, ну а большинство просто дурачились так, как будто каникулы наступили еще неделю назад. Прозвенел звонок, но стул рядом с Машей все еще пустовал. В животе неприятно засосало, Юля никогда не опаздывала. После третьего урока Машу охватила отчаянная тоска, интуиция подсказывала, что Юля не просто пропустила день в школе из-за каких-то важных дел, она ушла из ее жизни навсегда.

— Жалко, что Юлька уезжает, да? — сказала Маше на перемене одноклассница Пастухова.

— Да, жалко, — на лице не дрогнул ни один мускул, каменная маска не может выражать боль, тоску и страх.

«И весь мир перевернулся... « Именно эта избитая фраза мелькнула в голове девушки. Раньше она считала, что это просто затасканная метафора, но в тот день мир на самом деле перевернулся. Придя домой, Маша легла на кровать и уставилась в потолок. Все знали, все кроме нее. Та, которую она считала другом, дружбу с которой ставила выше любых своих чувств и желаний, уезжает, не сказав ей об этом. Ей просто плевать. Она сказала тем, кто для нее важен, Маша, очевидно же, никакой важности не представляет. Нет. Она все знает. Конечно, она все чувствовала, просто держалась рядом из жалости, теперь не хочет сопливых прощаний. Да к черту, прекрасно Юля понимает, что никаких соплей быть не может. И какая теперь разница почему. Она просто сделала это, ушла из ее жизни навсегда, вот так, решив не говорить ни слова. Плакать не хотелось, слезы потекли из глаз сами собой, как идет дождь, когда облака впитывают слишком много влаги. Маша чувствовала, что она изменилась, изменилась навсегда. Часть ее души умерла.

На следующий день они случайно столкнулись в школе. Юля шла по коридору с папкой в руках. Пришла забирать документы. Не верилось, что всего за пару дней все может настолько поменяться. Позавчера они вместе смеялись над какой-то дурацкой комедией, а сегодня это уже совсем другая Маша встретилась с Юлей из параллельного измерения.

— Привет, — ни улыбок, ни взгляда в глаза уже нету. Встреча явно не входила в ее планы.

— Привет. Уезжаешь?

— Да.

— Жаль.

—...
Неловкую паузу (да-да, когда встречаешься с двойником любимого человека, осмысленные паузы превращаются в неловкие), спасая положение, нарушил звонок.

— Ну я на урок, удачи.

Вечером следующего дня на школьном дворе собирались одноклассники и друзья, Маша знала, что Юля будет там, знала, что это последняя возможность увидеть ее. Она три раза выходила из квартиры, вызывала лифт и возвращалась обратно.

— Ты вчера не пришла, а Юлька спрашивала, будешь ли ты, — сказала все та же Пастухова.
Она спрашивала...

Так и закончилась дружба. Мгновенно, как лопается мыльный пузырь — вот он радостно купается в солнечных лучах и переливается всеми цветами радуги, а в следующую секунду от него не осталось и следа. И в то же время расплывчато, как исчезает густой туман, оставляя после себя в воздухе запах вязкой влаги. Юля не звонила и не писала, Маша, конечно же, тоже. Но если появляется возможность, рано или поздно точка должна быть поставлена. Именно поэтому вскоре после неожиданного звонка Маша написала сообщение в аську: «Привет. Я на выходных буду в Москве по делам. Если есть время можем встретиться поболтать». Ответ пришел быстро: «Я в субботу буду за городом, можем встретиться в воскресенье». Билеты на поезд были куплены в тот же день. Прибытие в Москву вечером, придется провести ночь в городе. Но это ерунда, заодно и развеяться можно. И вот Маша, проведя одну половину ночи гуляя в одиночестве по столице, а вторую — пытаясь заснуть в пластиковом вокзальном кресле так, чтобы нельзя было умыкнуть ее нехитрое имущество, сидит в условленном кафе у фонтана и от скуки считает, сколько же часов вмещают в себя четыре года.

12—15. Маша была готова услышать как телефон голосом повзрослевшей Юли сообщит: «Ты извини, но я тут задержалась, если еще будешь у нас — звони, встретимся». Однако пять минут спустя она различила в толпе прохожих знакомую фигуру, невысокая стройная девушка торопливым шагом направлялась в ее сторону. Сердце учащенно забилось, и Маша невольно почувствовала себя школьницей, которая первого сентября встречает лучшую подругу после долгой летней разлуки. Заметив Машу, сидящую за столиком, Юля улыбнулась, так же искренне, как и четыре года назад. Они обнялись, крепко, Юля рада ее видеть, тут сомнений быть не может.

— Боже, Машка, ты совсем не изменилась! — подруги несколько секунд стояли друг напротив друга, изучая какие же перемены произошли в каждой из них.

— Это из-за одежды, наверное, так кажется, — на самом деле, клетчатая рубашка с подвернутыми выше локтя рукавами, светлые джинсы, кеды и рюкзак делали Машу похожей больше на тинэйджера, чем на взрослую девушку. Что поделать, юбка и туфли на каблуках — не совсем подходящий наряд для того чтобы пару дней болтаться по вокзалам и поездам.
Юля выглядела более женственно — бедра стали шире, грудь, заставлявшая в свое время ее немного комплексовать, заметно увеличилась, живот плоский, явно занимается фитнессом или продолжает играть ...  Читать дальше →

Показать комментарии (17)

Последние рассказы автора

наверх