Оккупация. Часть третья: Анархия

  1. Оккупация. Часть первая: Приближение
  2. Оккупация. Часть вторая: Паника
  3. Оккупация. Часть третья: Анархия
  4. Оккупация. Часть четвёртая: Десант
  5. Оккупация. Часть пятая: Внедрение

Страница: 4 из 5

вылезая на середину комнаты. Парень всё активнее пытался стянуть с неё трусики, уже грубо и жёстко отталкивая руки. Ирина испугалась этому насилию, и стала отпихивать парня с себя, упираясь в него своими руками, и выползая из-под его тела. В какой-то момент, она повернула голову в сторону и за краешком стала, увидела Марину, которая лежала на спине с задранной кофточкой, оголёнными грудями и разведёнными ножками, между которых проворно двигалась мужская задница.

Марина сладко постанывала и временами попискивала и охала, когда парень делал очень сильное и приятное движение. Подруга не сразу заметила, что Ирина смотрит на неё, но увидев её взгляд, улыбнулась в такой блаженной мине, что у Ирины не осталось сомнений в том, что Марине очень хорошо. Её большие белые груди, с тёмными сосочками двигались в такт ударам мужского члена, и всё тело её подруги отзывалось мышечными спазмами и подёргиваниями, на каждый мощный толчок поршня. Марина обнимала парня за ягодицы и направляла его движения в себя. Ирине вдруг поняла, что ей обидно. Она всю жизнь считала, что девушка должна быть порядочной и вести себя достойно и не идти на поводу похоти и страстей. И вот сейчас, её подруга получает наслаждение и кайфует, а она вынуждена бороться с похотливым парнем, который намеревается вогнать в её девственное лоно свой кол. Ирина так расстроилась и обиделась на несправедливость этой жизни, что слёзы потекли из её глаз, и она перестала сопротивляться.

Она позволила Петру стянуть с неё трусики, решив отдаться ему, раз так всё в этой жизни устроено, что порядочность и добродетель ничего не стоят. Она смотрела на млеющую в сексуальном наслаждении Марину и с волнением и страхом ждала, когда же парень вставит в её пещерку свой член. Тот уже откинул в сторону её трусики и, взяв её ножки за щиколотки, раздвинул их ещё шире, раскрывая створки её щёлочки. Влажные, взбухшие от возбуждения и ласк губки девушки раскрылись и за ними появился вход в её секретное местечко. Пётр, сгорающий от желания поскорее вогнать свой торчащий вертикально вверх орган в нежное тело девушки, всё же нашёл необходимым полюбоваться представленной картиной. Он не видел ничего, более прекрасного, чем отдающая себя девушка, стыдливо отворачивающая своё лицо в сторону, но которая истекает соками от желания и похоти. Ирина почувствовала, как к её раскрытому входу прикоснулось горячее и твёрдое мужское естество, и не успела она подумать, что вот сейчас он вонзиться в неё, как острая боль пронзила её тело. Боль была не столько сильной, сколько мучительно ожидаемой и знаковой, что она не выдержала и вскрикнула, и продолжала вскрикивать и плакать, пока парень двигал в её пещерке своим орудием. Марина, услышав жалобный писк подруги, понимающе улыбнулась ей и, оторвав свою руку от задницы трахающего её парня, показала Ирине большой палец. Ирина не увидела ничего крутого и приятного во вторжении в её тело твёрдого предмета, терзающего её лоно, поэтому не оценила жест подруги. «Ну, вот и всё! Меня трахнули!» — пронеслась мысль в её голове и вместо обиды на весь мир и его устройство, появилась обычная девичья печаль. Но с каждым ударом горячего члена в её теле проскакивали приятные нотки, которые затем стали перерастать в аккорды и мелодию, а в итоге превращаясь в настоящую симфонию чувств и ощущений.

Она уже сама обнимала наяривающего её парня, обхватывая его за спину и за ягодицы, с удовольствием отмечая, какие они крепкие и сильные, она сжимала его руки, напряжённые и твёрдые, она широко раскинула свои ножки и старательно подмахивала тазом навстречу его ударам, что бы касания их тел, стали ещё более приятными. А двигающийся внутри её тела орган, преподнёс новое для неё чувство живого и активного предмета там, где раньше было пусто и одиноко. Она уже не вскрикивала с сожалением и грустью, в её голосе появилась страсть и нежность, счастье и блаженство. Она плакала уже не от печали, а от нестерпимого удовольствия и резких перепадов чувств. Она смотрела на свои разведённые в стороны ножки, дёргающиеся под натиском члена Петра и, с удовлетворением отмечала, какие они всё же красивые и стройные, как классно они сейчас смотрятся. Пётр кончил с огромным удовольствием и криком настоящего зверя, напрягая своё тело и вгоняя член поглубже. Ирина с каким-то отстранением подумала о том, что наверняка залетит и родители её за это убьют.

От сладких воспоминаний Петра оторвал грозный окрик командира батальона: «Батальон, равняйсь! Смирно! Слушай боевой приказ!» Дальше все слушали информацию о том, что в столице вводится чрезвычайное положение в связи с приближением астероида и для сохранения порядка на улицах. Роте была поставлена задача, выдвигаться в один из районов и взять под контроль транспортные узлы. Его отделению достался перекрёсток центральных проспектов данного района. Получив дополнительное вооружение и боеприпасы, а так же сухие пайки, погрузившись на технику, подразделения выехали в город. Уже через час, как раз перед рассветом его БМП-3 в сопровождении танка Т-80м въезжала заданный район, разбудив всех, кто спал в рядом стоящих высотках. Танк въехал во двор, спрятавшись за железобетонные стены жилых домов, а БМП командир приказал выставить у автобусной остановки и направить ствол прямо в центр перекрёстка. Затем, из подъехавшего грузовика, на котором красовались буквы «ОМОН», они выгрузили средство принудительной остановки транспортных средств, длинную ленту с шипами. «Через час подойдёт грузовик с бетонными блоками и кран, сделаете лабиринт по этой стороне и вон там!» — дал последнее указание ротный и уехал на КП. Они расположились на БМП, считая это расположение более удачным. «Блин, и что мы тут будем делать?» — спросил вслух Сергей: «Нахрен мы тут нужны, если никаких задач не поставлено?» «Да какая тебе разница?! Давай спать дальше и жрать сухпай, пока их не забрали» — ответил Пётр и первым вскрыл пакет. Он без стеснения открыл банку с кашей и стал её есть, прямо штык ножом и холодной. «Пиз. ы потом получишь от ротного!» — сказал вяло Сергей, подумал немного и тоже открыл свой сухпай. За ними и все остальные солдаты пооткрывали пакеты и стали лопать кашу.

С восходом солнца началась активность на улицах. Мимо них пробегали люди, удивлённо и боязливо поглядывая на солдат и их технику. До обеда так никто и не приехал. Ни обещанной машины, ни командиров. Они съели ещё по банке консервов и им захотелось пить. «Так, а где нам воды тут набрать? Какие есть предложения?» — спросил вслух сразу всех Пётр. «Можно вон в том магазине купить бутилированной!» — предложил Толик, наводчик-оператор ПТУР. Пётр посмотрел на магазин, потом на Толика и сказал: «А откроем мы его твоей гранатой, да?!» Толки отрицательно помотал головой. «Ладно! Пока войны нет, взрывать и стрелять не будем! Давайте сходим вон в тот дом и попросим жильцов налить нам воды во фляги», — сказал Сергей. Он приказал всем снять фляги с ремней и передать их Петру с Толиком. «Не грубить, вежливо попросить!» — проинструктировал он парней и те пошли к дому, позвякивая флягами и автоматами.

Пётр набрал наугад номер квартиры на домофоне, но в ответ была только тишина. Потом ещё и ещё. Но так никто и не ответил на его звонки. «Не откроют, если даже сидят дома!» — сказал грустно Толик. «Да и х. й с ними, так зайдём!» — ответил Пётр и схватившись за ручку двери, упираясь ногой в стену, сильно дёрнул и та с щелчком открылась. «Это меня пожарные научили!» — сказал он удивлённому Толику. Они пошли по лестнице и на каждой лестничной клетке звонили и стучались в двери. Но им никто не открывал. Поднявшись на пятый этаж, разозлённые равнодушием людей, они позвонили в очередную квартиру и чётко услышали, как кто-то кому-то крикнул: «Не открывай!» Это разозлило Петра не на шутку. Он уже весь вспотел и подыхал от жажды, а кому-то было жалко открыть двери. «Суки! Ну ладно! Сейчас сами откроем!» — сказал он и вытащил из ножен свой штык нож. Примкнув его к автомату, он с силой вонзил его в металл двери, который легко поддался, словно консервная ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх