Превратности судьбы

Страница: 2 из 4

прошло времени, кажется, я даже успела немного подремать. Наконец таверна затихла. В крохотное оконце под потолком комнаты показалась полная луна. Я поднялась и, стараясь не производить ни звука, прокралась к двери. Она открывалась во внутрь, засова на ней не было. Чуть приоткрыв тяжелую дверь, я выглянула. Мой охранник сидел на полу, прислонившись спиной к стене и обхватив колени руками, он спал. Я открыла дверь шире и скользнула наружу. В конце длинного коридора виднелся канделябр с горящими свечами, видимо, хозяин таверны просто забыл их потушить, а может, оставлял специально для удобства постояльцев. Я прижалась к стене, чтобы не попадать в слабый свет свечей, и осторожно двинулась к лестнице. Кралась, как кошка. Хорошо, что на мне было грубое платье служанки, оно не шуршит при движении, как мои обычные пышные наряды.

Коридор и лестницу я миновала без препятствий, а вот внизу меня ждал неприятный сюрприз. Почти вся ватага наемников спала тут же за столами вповалку, кто где. Кто-то, уронив голову на стол, кто-то, растянувшись на полу между столами, кто-то, примостившись на лавке. Но на первом этаже таверны были довольно большие окна, и свет полной луны хорошо освещал помещение. Я начала долгий путь к выходу, то замирая с поднятой ногой, то делая пару-тройку шагов, стараясь не коснуться спящих на полу тел. Но наемники, похоже, так набрались на своем пиру, что и пушкой было не разбудить. Дверь оказалась запертой на засов. Я потянула ручку на себя и взялась за щеколду. Только бы не скрежетала. Но она оказалась хорошо смазанной и практически не издала ни звука. Я, уже предвкушая свободу, заторопилась, и как результат — потеряла бдительность. Выскочив за дверь, я даже не подумала оглядеться и почти бегом бросилась прочь. Но уже через несколько шагов я услышала сначала тяжелое дыхание позади себя, а потом и почувствовала железные руки, обхватившие меня сзади.

— Сука, думала, сможешь сбежать? От Сэма еще никто не уходил.

Он заломил мне за спину руки и снова накрепко обмотал веревку вокруг запястий. Я решилась на последний отчаянный шаг.

— Пожалуйста, умоляю, отпустите меня, Вы ведь получили свои деньги, а Теону скажете, что ничего не видели.

— Ничего ты не понимаешь. Пошла вперед.

Так я снова оказалась в своей комнатушке, но теперь уже со связанными руками. Надежда рухнула. Из глаз текли слезы. Я молила всех известных богов сжалиться надо мной, но боги безмолвствовали. Под утро я забылась тяжелым, неспокойным сном.

Разбудил меня пинок, несильный, но грубый. Я открыла глаза. Надо мной стоял Теон, больше никого в комнате не было. Он наклонился, собрал мои волосы в ладонь и намотал их на руку, приподнял голову и заставил сесть. Второй рукой взял меня за подбородок и прошипел мне в лицо:

— Ты, сука, думаешь, я не знаю, кто ты? Хочешь, чтобы об этом узнали все? Нет, девочка, у меня на тебя особые планы, и я даже предоставлю тебе выбор — обычный невольничий рынок или хорошее место. Выберешь рынок, пойдешь сначала учиться — пущу по кругу. Мои бойцы будут рады. Выберешь второй вариант — останешься цела. Но чтобы ты не сомневалась и приняла правильное решение, ты будешь наказана за свои шалости. У столба.

Столб. Это страшное слово гвоздем засело в моем сознании. Столб был неотъемлемой частью любого зажиточного двора, где использовали труд рабов. Только однажды я видела, как кнут оставляет кровавые узоры на теле человека, прикованного за руки к столбу, как медленно это тело повисает на руках, а кнут продолжает свою протяжную песню, рассекая воздух и снова обвиваясь вокруг жертвы.

Мое сознание охватил леденящий ужас. Нет, он не посмеет. Я — Дария, последняя из рода Северных Королей. Да, посмеет. Я — его вещь, собственность, рабыня. Время для меня остановилось, казалось, прошла вечность в ожидании, вечность в неизвестности. Каждая секунда тянулась дольше часа. Сознание рисовало самые страшные картины моих мучений. Я не плакала. Глаза были почему-то совершенно сухими, и слез не было, хоть я и старалась. Мыслей не было тоже. Только что-то жесткое и тяжелое поселилось внизу живота, изредка по телу пробегала холодная, мелкая дрожь.

Открылась дверь. Вошел Сэм. Как и тогда, внизу, рывком поднял меня на ноги и толкнул к двери. Ноги не слушались. Он взял меня сзади за плечи и повел вперед. Во дворе меня ослепило яркое солнце. Было начало лета, а солнце на Севере в это время всегда ослепительно яркое. Вокруг стояли все вчерашние постояльцы таверны. Сэм подвел меня к столбу и начал распутывать веревки на руках. Меня снова охватило оцепенение. Развязав руки, он распустил шнуровку на платье и сдернул его вниз. Кажется, кто-то отпустил какую-то скабрезную шутку, но ее никто не одобрил. Затем Сэм поднял мои руки вверх и защелкнул на запястьях металлические кольца. Теон держал в руках кнут. Я подняла голову вверх, взглянула на синее-синее небо и закрыла глаза. Я будто смотрела на все это со стороны. И здесь была не я, кто-то другой, но не я. Я — Дария, последняя из рода Северных Королей.

За спиной раздался свист, кнут начал свое движение в воздухе. Еще минута и мое тело обвила раскаленная змея. Я дернулась и подалась вперед, но наткнулась на шершавую поверхность столба. Снова свист и снова обжигающая боль на спине. На третьем ударе кто-то закричал. Кто-то? Да ведь это я. Но почему звук идет, будто со стороны? Четвертый, пятый. Я уже плохо держалась на ногах и только поднятые вверх руки не позволяли мне упасть на землю. Тело, казалось, опустили в кипящую смолу. Каждая частичка кожи горела огнем. Я уже не кричала, скорее хрипела. На девятом ударе мир вокруг вдруг сжался в крохотную сферу и закрутился на своей оси. Быстро, очень быстро. И я начала проваливаться в огромную черную дыру. Я пыталась ухватиться, удержаться, но неведомая сила несла меня вниз. На десятом ударе я потеряла сознание.

Очнулась я от холодного прикосновения к раскаленному телу. Меня окатили водой из ведра. Я лежала на животе на какой-то тряпке. Сознание медленно возвращалось в действительность. Теон прошептал мне на ухо:

— Ну что, девочка, теперь ты примешь решение? У тебя есть три дня. Потом мы отправляемся в путь.

Остальное я помню с трудом. Помню, что оказалась в своей комнатушке, помню какую-то женщину, она меня чем-то натирала, и боль становилась меньше, помню, что проваливалась куда-то, а потом снова всплывала на поверхность, будто выныривала из воды. Сколько это длилось, не помню. День, два, месяц, год...

На самом деле прошли два дня. Жена хозяина таверны чем-то смазывала следы от кнута не моем теле, и они уже почти исчезли. Я даже с удовольствием начала есть то, что она мне приносила.

— Пожалели тебя, бывает намного хуже. Видно и правду говорят, дорогая ты штучка, — причитала старуха, когда ухаживала за мной.

В конце второго дня ко мне снова зашел Теон. Он стоял передо мной, заложив руки за спину.

— Ну и каково решение?

— Не надо рынок, — прошептала я, глядя в пол.

— Хорошо, надеюсь, фокусов больше не будет, Дария. Выдвигаемся через день, на рассвете.

Я — Дария, последняя из рода Северных Королей. А теперь — лишь часть каравана невольников, который со скоростью черепахи двигался сквозь пески, к границам Южного Королевства. Правда, я была на особом положении, и мне даже иногда позволялось проехать часть пути в повозке. Но за три месяца пути одежда истрепалась в лохмотья, не спасавшие ни от жары днем, ни от холода ночью. Мои черные, густые, длинные волосы превратились в войлок. Редкие оазисы с их озерцами не смывали с них мелкий колючий песок, который пропитал не только волосы, но и все тело насквозь. А пустыня все длилась и длилась. Казалось, она была бесконечной.

Глава третья. Нежданный поворот судьбы

На исходе третьего месяца изнуряющего путешествия сквозь бесконечный песок на горизонте показались стены пограничного города Южного Королевства. С одной стороны к нему примыкала пустыня, с другой — море. Раз в полгода в городе проходила ...  Читать дальше →

Показать комментарии (21)

Последние рассказы автора

наверх