Отпуск

Страница: 6 из 7

прекрасное лицо мужское семя! Шедевр!

— Охх, Ксения, ты удивительная.

Было впечатление, что Ксюша меня не слышит. Она тяжело дышала, а ладонь размазывала сперму по лицу.

— Нет, Сережа, это ты удивительный.

Душ мы приняли вместе. Стоя под струями воды, я не переставал любоваться фигурой Ксении. Вот что называется, Господь наградил, так наградил. Через десять минут мы сидели на все том же диване.

— И что теперь? — на Ксении был мой халат, на который спадали её мокрые волосы.

— Не знаю, — я и в правду не знал, что теперь. Праведный гнев на Ирину подтачивал факт секса с её несовершеннолетней дочерью. Что мне ей предъявлять? Какая ты такая сякая совратительница малолетних? А сам, чем хорош? Тупик.

— Пока не знаю, — повторил я.

— А может, вернемся на дискотеку? Мы их ждали. Если придут, продолжим танцевать, сделаем вид, что ничего не произошло. Если не придут, я наберу маму по сотовому и скажу, что идем в бунгало, а? — Ксения выжидательное смотрела на меня.

Выходило как то мелок все это, трусовато. Но через минуту я понял, что сейчас это наилучший выход. Эту ночь нужно было как-то заканчивать.

— Хорошо, приводим себя в порядок и обратно на танцы, — Ксения поднялась, и я притянул её к себе, — ног ты должна знать. Я знаю, что произошло и помню, особенно между нами девочка. Ты само волшебство!

Ксюша поднялась на цыпочках и благодарно чмокнула меня в щеку:

— Спасибо Сережа. Я знала, ты хороший человек. А, — она запнулась, — мы можем еще раз заняться сексом, ведь еще целая неделя впереди?

Мощный вопрос, можно ли? Надо ставить по-другому вопрос, нужно ли? Это что же, подобный вопрос ставить и в отношении Ирины и Димки, а им можно еще трахаться?

— Ксюша, я предлагаю закончить эту ночь. Утро вечера мудренее. Хорошо?

— Хорошо Сереж, — и убежала одеваться.

Мы дождались Ирину и Димку. Слушая в пол уха причины их долгого отсутствия, я наблюдал за любовниками. Ирина, как опытная женщина, ничем не выдавала себя. А вот на лице Димки все было написано черным по белому. Все было очевидно, парень после первого секса, вымотан (интересно, сколько раз он спустил?), излишне обращает внимание на Ирину, глупенько улыбается время от времени. Вскоре дискотека закончилась и мы дружной (очень смешно звучит) компанией отправились в наше бунгало на боковую.

В ту ночь я не спал. Как мне быть, что мне делать со свершившейся правдой? Я вспомнил лицо сына, он был счастлив. Счастлив своей юношеской победой, не задумываясь о будущем и проблемах, которая может нести эта победа. Это и понятно, он всего пока лишь ребенок, пусть и с полными восемнадцатью годами.

Ирина, это вообще отдельный разговор. Не знаю как, но разговор должен быть состояться серьезный с этой дамой. На отдыхе, куда не шло, уже хрен с ним, но дома, учитывая, что они переезжают к нам в город, я против их встреч с Димкой однозначно. Это надо пресечь. И это должна будет сделать сама Ирина. Димка, конечно, будет переживать, ну ничего, со временем поможем ему успокоиться.

Ксения. Ксюша. Нимфа ты моя несчастная. Что же с тобой делать? Я понимал, что повторения сегодняшнего недопустимо. Но как ей сказать? Сердечко у девчонки и так все разбито. Добавлять ей страданий я не хотел. Но и продолжать отношения нельзя. Она такая молоденькая, ей с парнями нормальными надо встречаться, да на свидания бегать. А не со мной встречи встречать. Все, решено, завтра же улучу момент, и все ей объясню. Нельзя нам больше встречаться, ни в коем случае нельзя.

На следующий день разговор с Ксюшей окончился минетом, который она мне подарила в кустах какого-то заморского кустарника, прямо днем. Она поначалу плакала, сердилась, просила, умоляла. Меня ничего не прошибало. Но как только она мне рассказала, что сейчас мой сын опять в гостях на их половине бунгало, я и не сдержался, позволив Ксении сделать все, что она захочет. Пикантности минету добавило полное поглощение Ксенией моей спермы, вылетевшей ей в рот. На мой удивленный взгляд, она, скромно опустив глаза, объяснила, что рядом нет никаких условий для гигиены, то есть воды. Не могла же она позволить нам появиться на людях, в так сказать не подобающем виде.

Что сказать, все оставшиеся дни, наши сложившиеся пары, под любым предлогом оставались наедине. Я трахал Ксению, она самозабвенно трахалась со мной. Предполагаю, что у пары Ирина/Дмитрий происходило нечто подобное.

За день до отъезда, я сидел на террасе, наслаждаясь теньком.

— Не помешаю? — голос Ирины, как всегда был бархатным, с нотками сопрано. Между прочим, странно, внешне Ксения была копия своей матери, а вот голос у неё был свой, не похожий.

— Нет, присаживайся, — я приставил свободное кресло поближе к себе, — выпьешь чего?

— Пожалуй, только чего-нибудь покрепче. Димка где?

— Дрыхнет, — я достал последнюю початую бутылку виски из Duty Free, — пойдет?

— В самый раз, — Ирина приняла бокал, — Сергей нам нужно серьезно поговорить.

Я смотрел на очень красивую женщину, сидящую передо мной:

— А ты уверена, что хочешь серьезно поговорить?

— Да, я долго думала. Уверена.

— Ну давай, говори.

Тема, предложенная Ириной, оказалась для меня несколько неожиданной.

— Речь пойдет о тебе.

Я хмыкнул:

— И только обо мне?

Ирина глотнула алкоголь:

— Ты прав, замешены мы все. Но ты фигура, так сказать центральная.

— Интересно. Я думал, что начнешь со мной объясняться, что мол, Сергей, я и твой сын, у нас так получилось. Ну, что-нибудь в этом роде.

— Собственно начало верное, я спала с твоим сыном. Почти всю неделю Сколько раз, затрудняюсь ответить, иногда это был просто минет, иногда он у меня отлизывал.

Мне стало не по себе:

— Оставь меня без подробностей. Я знаю про твою тягу к мальчикам.

— А, — протянула Ирина, — вот под каким соусом в этот раз все преподнесли.

— Каким еще соусом? Что преподнесли? Что ты несешь?

— Я имею ввиду свою бедную, несчастную дочь.

Я вскочил:

— Да, бедную и несчастную дочь. Черт, как она вообще умудрилась сохранить рассудок, живя рядом с такой, как ты!

— Очень интересно, — Ирина откинулась в кресле, — давненько не было новых сценариев. Давай, выливай свой гнев.

Я и вылил. Все рассказал этой сучке, что о ней думаю! И про бедных пацанов, которым она ломала жизнь, и про отношение к дочери, столь бездушное, что волосы дыбом встают, ну и конечно про свое мнение, касающееся такой гадины, как она!

Ирина слушала, не перебивая. Вот это выдержка, она ни разу меня не перебила, не попыталась оправдаться! Только знай, кивала про себе что-то. Когда я закончил свое повествование, выпив залпом внушительную порцию виски, Ирина мне ответила:

— Интересный ты способ выбрал пожалеть мою дочь. Меня обвиняешь в растлении малолетних, а сам почти неделю развлекался с Ксенией.

Я стоял перед Ириной и хватал, словно рыба, ртом воздух:

— Ничего не развлекался.

— Сергей, ты спал с моей дочерью. И не раз, и не два, а много-много раз. Что-то я словами из песни заговорила. Ну да ладно. Это не главное. Главное, что из всего твоего словесного поноса, правде соответствует только две вещи.

— Это какие же?

— А такие. Ты спал с моей дочкой, я спала с твоим сыном. Все остальное ложь, грамотно спланированная и осуществленная наяву.

Конечно, я ожидал нечто подобного. Всякого рода причин, одним словом я ждал, что она будет выкручиваться. Но такая реакция меня несколько сбила с толку.

— Какая еще ложь?

Ирина протянула свой пустой бокал:

— Налей мне, рассказ не короткий.

— Ты ничего не слышал о Банке Веста?

Я задумался. Она еще спрашивает! Уже полгода этот банк пытается поглотить нашу инвестиционную кампанию, в которой я работал фин директором последние два года. Наша контора успешно отбивала атаки банка, однако напор банкиров усиливался с каждым месяцем. Но, черт ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх