Лиза. Глава 1: Тетка и племянница

Страница: 3 из 5

было более чем прилично. Наконец, потрепанная красная «копейка» увезла суетливую и по случаю путешествия нарядную Софью Моисеевну. Можно выдыхать...

Глава II. Наедине

Заперев калитку, я слегка подтолкнула Лизу в сторону дома и она медленно побрела по тропинке. Я шла сзади и смотрела, как под халатиком перекатываются ее полные ягодицы. Мне очень хотелось погладить их, помять, ощутить в ладони округлую мякоть и постепенно заползти пальчиками туда, где попочка соединяется с ножками, поджать, ощущая, как намокают ее трусики. Но я просто шла, смотрела и намокала сама. Привычная застенчивость и страх вызвать недовольство заставляли меня действовать постепенно.

Выйдя к дому, Лиза остановилась. Я снова испытала замешательство. Было странно все время молчать и я, чтобы помочь себе, начала разговаривать с девушкой, сразу же найдя причину такого характерного Софиного бормотания. Наверно и я вскоре привыкну говорить, не ожидая ответов.

— Так, солнышко, — обратилась я к девушке, — а пойдем-ка мы примем душек. Летом это нужно делать чаще. Ты постой здесь, а я принесу полотенце.

Лиза никак не отреагировала, а я дрожащими руками достала полотенце, чистые белые трусики и свежий халат. Полотенце взяла с собой, остальное бросила на диван.

Летний душ был тесным и слабо освещался. Оглянувшись и убедившись, что обзор закрыт, я решила не закрывать дверь. Меня почти тошнило от возбуждения. Помогая Лизе забраться в низенькую ванну, я готова была кончить от одного только предвкушения. С трудом справляясь с дрожью в руках, невольно сжимая бедра, я развязала пояс халата, распахнула его и сняла. Перед моим лицом качнулись две большие, свежие, налитые грудки, казавшиеся ослепительно белыми в сумраке душа. Нежные сосочки нерожавшей женщины были похожи на масленые розочки на торте. Ноги и животик были подзагоревшими. Без прикрывающего их халата стало видно, что тело девушки рыхловато для ее возраста. Отсутствие физических нагрузок и склонность к полноте отразились на тяжелых бедрах пресловутой апельсиновой коркой, а живот пышной складкой нависал над трусиками.

Ощущая нестерпимый жар внизу живота и в текущей вагине, я стянула с девушки трусики. До носа долетел специфический запах не самого свежего тела. «Ну ничего, сейчас я тебя очень тщательно вымою», — подумала я и включила воду. На меня полетели брызги, одежда быстро намокла, но было уже не до нее. Лиза сжалась от прохладной воды и попыталась спрятаться от душа. Тогда я сняла душ со стойки и дала девушке привыкнуть к воде, аккуратно поливая ее ножки, поднимаясь все выше и выше. Лиза расслабилась и опустила руки. Я увидела, как от холода сжались ее сосочки и поспешила схватиться за мочалку. Как бы ни хотелось мне прямо сейчас положить руку на ее грудь, почувствовать тяжесть и упругость этого чуда света, я все больше боялась быть правильно понятой.

Мой страх исчез, когда я начала аккуратно намыливать тело девушки. Ручки, шейку, грудь... Я придерживала ее сзади за спину, постепенно позволяя руке сползать на желанные окружности попочки, при этом намыливая груди. Когда я водила мочалкой, они начинали возбуждающе раскачиваться и, натирая их снизу я, наконец, с благодарностью всему на свете ощутила, какие они тяжелые и упругие, как быстро реагируют ее соски на прикосновение жесткой ткани. Когда я перешла к животу, моя левая рука уже лежала на Лизиных ягодицах. Я придерживала их чуть снизу, ощущая ладонью складочку. Обнаглев окончательно, я слегка проникла пальцем в эту самую складочку-щелочку, которая оказалась тесно сжатой полными упругими полушариями. Не видя никакой реакции со стороны Лизы, я закрепляла эффект, все больше и откровеннее лаская ее попку. Затем я повернула девочку спиной к себе и, замирая от восторга, занялась ее задней частью. Свободной же рукой гладила животик и норовила скользнуть под грудь. Закончив намыливать ноги, я отложила мочалку.

— Ну вот, нам осталось только писечку подмыть. Раздвинь-ка ножки, милая, — с этими словами, снова обняв девушку за попу, я пробралась ладошкой к ее промежности. Забыв в этот момент вообще обо всем, я намыливала ее складочки, не в силах остановиться. Нашла бугорок клитера, скользкую воронку, ведущую во влагалище. Не удержавшись, нежно поджала ее мясистый лобок и подключила левую руку, — Вот так, попочку тоже надо мыть.

Насладившись и этим процессом, я начала оглаживать мыльными руками сначала ее плечи, потом талию, завела руки за спину и еще раз погладила ягодицы, уделила внимание ножками, каждый раз, поднимаясь по внутренней поверхности, старалась коснуться теплого местечка, прикрытого смешными из-за мыла волосиками. Казалось бы, чего еще мне стесняться, но как стойки некоторые наши внутренние ограничения! Как бы ненароком, как бы поглаживая бока, я добралась руками до вожделенных грудей и погладила их. Оставила руки в таком положении, просительно взглянула в глаза Лизы и, не встретив там никого, стала открыто наслаждаться ее прелестями. Я окончательно убедилась в том, что эта девочка будет принадлежать мне целые два месяца, и я смогу осуществить с ней все свои фантазии.

Всласть помяв грудь Лизы, я снова включила душ и в очередной раз забралась руками во все ее потайные места. Теперь, когда страх не мешал, я вплотную приблизилась к оргазму. Но мне не хотелось кончать наспех, стоя мокрой в тесном душе. После всего я хотела получить удовольствие по полной: на кровати, в удобной позе, обнимая это чистое роскошное тело моей послушной куколки. Утопая в море наслаждения, я почти забыла помыть девчонке голову. Ее по-прежнему стянутый резинкой хвост мешал мне тереть спинку, но так и не удостоился внимания среди прочих даров пышной красавицы. Я наскоро проделала скучную процедуру, обернула Лизу полотенцем и отвела в дом. Сил терпеть было все меньше.

В доме я стянула с девчонки полотенце, сбросила с себя мокрую одежду и обнаженную посадила себе на колени. Кожа Лизы была мягкой и душистой после мытья. Она вся была такой мягкой, такой сладкой, такой соблазнительной. Я подумала, что любой мужчина сошел бы с ума, попади к нему в руки это тело. Неужели есть такие, кого сильнее возбуждают плоскогрудые тощие бабы с жопками с кулачок? Да, болезненно жирные теряют очарование, но такие, как Лиза, — кровь с молоком, наполняющее пропорциональное пышное молодое тело, — такие олицетворяют саму Чувственность. По крайней мере, меня эта девушка сводила с ума. Оглушенная страстью, я влюбилась и в ее животик, и в ямочки на бедрах, и в полные плечики, и в две грустные складочки на спине...

Лиза сидела у меня на коленях, а я осторожно сушила ее волосы полотенцем. Девушка была довольно тяжелой, это доставляло дополнительное наслаждение: ее попа растеклась по моим бедрам, и кожей я ощущала влажное тепло ее промежности. Я закинула руку Лизы себе на плечо — так мне легче было держать ее. Груди девочки болтались прямо перед моим лицом и, закончив с волосами, я подхватила одну из них в ладонь, огладила снизу, помяла и припала губами к соску. Он тут же огрубел, превратившись в маленький плотный столбик. Я продолжала посасывать и мять грудь. Внезапно мне вспомнилась Софа. Во-первых, я больше не могла поверить в невинность ее ласк, во-вторых, я прекрасно понимала, как не хотелось ей отрываться от «родных сисечек». Когда я подумала о вожделениях этой немолодой женщины, о ее страсти к послушной племяннице, мое возбуждение достигло предела. Не снимая руки со сладкой титечки, я опрокинулась на спинку дивана и прижала Лизу к себе. Моей руке стала снова доступна ее попка. Я прокралась через нее к Лизиной писечке, почувствовала, что она вся мокрая и, ни в силах больше сдерживаться, сжала свои бедра, открывая дорогу оргазму. Громкий стон вырвался из меня, давая выход скопившемуся напряжению. Тяжесть тела девушки немного сдерживала мои конвульсии, но не мешала разливаться блаженству внутри. Я вспорхнула на вершину, не доступную мне ранее.

Все еще подергиваясь из-за продолжавших сокращаться мышц, путешествуя рукой по гладкой коже моей ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)
наверх