Тайный клуб трэша и разврата. Часть 2

  1. Тайный клуб трэша и разврата. Часть 1
  2. Тайный клуб трэша и разврата. Часть 2

Страница: 2 из 4

свои слова о боли и наслаждении. Женщина издала глухой заглушенный крик. Затем левую. Снова правую. Блондинка при каждом ударе стонала, дергалась, дрожала от боли, но продолжила выпячивать полные белые груди вперед своему мучителю. Звонкие удары посыпались градом и наносились, словно по болтающимся мешкам плоти. Ее груди болтались и стукались одна о другую. Десять... двенадцать... пятнадцать ударов. Мужчина, наконец, перестал истязать и протянул свою только что бьющую руку к дрожащим губам женщины. Тяжело дыша, та поклонилась и преданно поцеловала её.

Он поднял ее подбородок и поцеловал в губы. Они целовались глубоко и неистово, лаская языки друг друга. После чего Николай отпрянул и отошел. Ещё какое-то время вместе с залом оглядывал плоды проделанной работы — большие груди стали совершенно красными, а розовые соски безмерно набухшими и затвердевшими.

Затем Николай продолжил рассказ:

— Конечно, ей больно, но она и торчит от этого всего. Что называется ей приятно до боли. Мы прошли долгий путь, ей было сначала даже сложно принять себя такую — мы несколько раз расставались, представляете, однажды, когда она была ещё иногда наглой и немного строптивой, она заикнулась о браке. Я очень долго смеялся. Хорошенькая женушка, которая лижет грязную подошву моей уличной обуви, пьёт мою мочу и лижет жопу. О да! Она шикарно облизывает задницы. Столько-то лет тренировок. Многие из вас мои подруги посчитают, что это отвратительно. Но она любит это делать и не может жить без этого. Каждый раз вновь прибегала ко мне и становилась на колени, ставя мою ногу себе на голову моля о прощении, с просьбами вернуться назад. Она возвращалась каждый раз с всё новыми и новыми сдвинутыми границами, нарушая все мыслимые табу которые есть в обществе. И чем ниже она опускалась, тем более мокрой становилась её пизда. Я хлестал ее задницу своим ремнём, и каждый раз она говорила, лишь одно: «Спасибо». Само собой, с какого-то момента она сама назвала меня «Хозяин».

В общем, если предельно кратко — так мы оба, открыли для себя свой собственный мир бдсм и обнаружили свои таланты в этом. Ну а уж потом был интернет — поиск единомышленников и мои остальные сучки. Кстати в интернете я обнаружил кое-какие фотографии, которые мне понравились и я сделал моей повседневной рабыни небольшой тюнинг. Итак, украшение номер один: вы можете заметить, что моя сучка 111 имеет пирсинг в вагине. Эти кольца можно использовать в качестве петель для замка а-ля пояс верности, пристегивать поводок, но самое главное предназначение подвешивать грузики — они так неприлично оттягивают ей губы и так заставляют её пизду промокать от боли и наслаждения...

Сергей посмотрел между ног женщины и заметил болтающиеся в проколотых половых губах кольца. Раньше он видел подобное только случайно, в какой ни будь затейливой немецкой фетиш — порнухе.

— Раздвинь губы. Покажи зрителям, какая ты шлюха, — потребовал Николай. Та, чей номер, по словам Николая, был 111, казалось, секунду поколебалась, после чего тяжело задышав от стыда, взялась за своё лысое влагалище, зацепила пальцами и обеими руками держала сгибы её половых губ, демонстрируя сердцевину её щели. Капелька её соков текла от её разреза и грозилась упасть на пол.

— Вуаля! — Николай сказал со смехом. — Сучка вся мокрая от унижения! Её чувства двояки — ей настолько стыдно от того что она стоя голой перед толпой незнакомцев демонстрирует себя, что ей хочется провалиться сквозь пол. Но вместе с тем это все настолько экстремально и сводит её с ума, что заставляет её мазохистскую пизду течь подобно водопаду, и ей уже становиться все равно, что о ней подумают!

— Класс! — неопределенно восторженно воскликнул кто-то.

— Какая блядь, — конкретно сказал другой.

На Сергея же нашло какое-то отупение, все происходящее просто не укладывалось в его голове. Но ощущения были отвратительными.

— Тюнинг номер два. Рабыня сними этот карнавальный парик.

Потупив взор, женщина безропотно подняла руку, схватила себя за волосы и подняла их с головы, обнажив лысую голову, подстриженную под абсолютный ноль. По залу прошла волна изумления. Аккуратно положив парик на пол, женщина, быстро вернув руку за спину, вновь встала наизготовку.

— Ей хорошо знакома эта сцена. Правда в таком образе она тогда здесь не выступала... Теперь спустя много лет ей настало время показать себя как следует. Рабыня повернись.

Лысая женщина не смела, отказываться, и принялась становиться перед всеми сидящими на удобных стульях, так как ей велел Хозяин. Она повернулась на каблуках, показывая себя сзади — красивую округлую аппетитную задницу, особенно выигрышно смотревшуюся вкупе с узкой талией. На заднице была татуировка. Одна небольшая черная буква. S, стилизованная в виде хлыста лежащего на попке.

— И тюнинг номер три: вытатуированная на её заду S, начальная буква английского слова slave — раб.

Женщина задержалась в этом положении, что бы все смогли рассмотреть татушку.

— Хорошо. Теперь наклонись. Встань в свою блядскую позицию, представь Господам из зала и их дамам жопу и пизду. Дабы они смогли бы насладиться картиной в полной мере.

Поставив ноги широко, женщина наклонилась и грациозно прогнулась, после чего открыла задницу и влагалище, представляя их в выгодном ракурсе, для более легкого доступа разведя руками в стороны ягодицы. Вид на самом деле был потрясающий, но Сергей, почему-то представил эту лысую женщину нормальной — с волосами на голове в брючном строгом корпоративном костюме, державшую себя спокойно и достойно. Шикарная зрелая красотка, о сексе с которой можно пофантазировать. Но никак не представить такой как она была сейчас — нагая марионетка, которую тянут за поводок, открытая всем любопытным глазам и любым сексуальным извращениям.

— Она ощущает себя такой слабой... покорной. Делает, что говорят. Стоит в нужной позе, по команде. Не знает, какого приказа ждать следующим... и течет от этого факта беспрерывно...

Мужчина сунул руку ей между ног. Ощупал пальцами. Он играл с её киской, зажимал половые губы, грубо и неприлично оттягивал их за металлические кольца.

— Прямо сейчас, она может закрыть ноги и все унижение закончиться, — сказал он. — Ну, тварь? Стоит ли всё это терпеть? Когда тебе это уже надоест мириться с грубым презрением? А тебе что, все мало? — с откровенной издевкой осведомился Николай. — Как такое может нравится?

Но женщина только вздрагивала и стонала, не на секунду не отстраняясь. Его пальцы вошли в неё. Три или четыре. Послышались влажные хлюпающие звуки. Она тихонько заскулила. Судороги прошли по всему её телу.

— О да! Да! — застонала она, с каждым новым толчком вертясь на руке. — Да, хозяин...

— Вот что она слышит. Голос её пульсирующей воспаленной киски, убеждающий её отринуть условности и обыденность и бросить себя в водоворот влекущей её страсти, навстречу любым унижениям. Её дырка просто изнемогает от желания, и это так откровенно очевидно всем.

Он стал толкать все сильнее и сильнее, ритмично погружая в её плоть пальцы, сложенные в одно остриё. Она стала бешено извиваться всем телом.

— Нравится тебе, когда вот так жестко трахают рукой? Ответь-ка нашим гостям, что ты сама об этом думаешь дрянь?

— Я ваша рабыня и не имею никаких прав Хозяин, вы вольны унижать меня как угодно Хозяин!

При этих словах у неё перехватило дыхание. Она задрожала.

— Да, ты права рабыни, терпят боль и унижения. И они должна вытерпеть все, что бы доказать Господину, что они его достойные рабыни. Скажи-ка, мне как тебя называют обычно мужики, которым я отдаю тебя?

— Рабыня, телка, шлюха, дырка... Мм. Хуесоска, залупа, лысая башка... как им угодно...

— Ты сама знаешь кто ты? — Он спросил, продолжая медленно потрахивать несчастную женщину.

— Да...

— Говори, — потребовал он.

— Господин я никто, я ваша собственность, ваша вещь. Я ваше мясо, ваша шлюха, Вы мой Хозяин... — задыхающимся ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх