Проклятие Змея

Страница: 5 из 9

на неё, он медлил, сдерживая себя, не желая причинить ей вред. Принц понимал, что боль неизбежна, но он уменьшить её. Любимая заслуживает того, чтобы он подарил ей неземное наслаждение, отдал ей всего себя. Этот цветок будет принадлежать ему! А он с радостью подарит ей всю свою любовь, на какую только способны его душа и тело!

Скинув рубашку, он мягко прижал девушку к своей обнажённой груди. Ощутив прикосновения его горячего мускулистого тела, она слабо застонала. Откинув головку, посмотрела ему в лицо затуманенным взором. Огромные чёрные глаза с густым бархатом ресниц притягивали, как омут, манили в свою глубину. Он чуть сжал рукой её подбородок и осторожно провёл большим пальцем по её губам. Они дрогнули и раскрылись, пропустив его палец в свой тёплый ротик. Принц склонился и стал целовать нежные губки, сначала едва касаясь, потом всё настойчивее и смелее. Он опьянел от вкуса спелой черешни, который, казалось, исходил от неё. Хотелось никогда не отрываться от восхитительного ротика, наслаждаясь, бесконечно скользить языком в тёплом влажном шёлке, сплетаться с её робким язычком, неумело отвечавшим на его ласку.

И вскоре его жадный поцелуй полностью подчинил её. Тонкие пальчики запутались в его волосах, Созия тоже обнимала его. Она стонала, извиваясь в его объятьях, две полненькие грудки с напрягшимися вершинками вздымались вверх и опускались вниз, скользя по его груди. Он чувствовал, что сердце девушки колотится с отчаянной силой. А его собственное сердце уже давно неслось галопом. Принц прошёлся губами по её шейке, на мгновение замер там, где пульсировала тоненькая жилка. Потом поцелуями проложил дорожку дальше — в ложбинку между упругими трепещущими холмиками. От его нежных прикосновений они трогательно вздрагивали, как две испуганные пичужки.

— Не бойся меня, любимая, — прошептал Катриэль, целуя выпуклую крошечную родинку на правой груди.

Эта восхитительная точечка подчёркивала атласную гладкость бледной кожи. О! Какой нежный медвяный аромат исходил от неё, какая сладость!

В ответ Созия застонала и выгнулась, прижимаясь к нему. Он осторожно сжал груди руками, медленно обвёл языком розовые ореолы. По телу девушки побежали мурашки, сосочки затвердели ещё сильнее. Катриэль стал посасывать по очереди каждую из вершинок, смакуя, как восхитительное лакомство. Груди набухли, точно налились соком. Небольно прикусив сладкие орешки, принц не сдержал стон наслаждения.

Девушка в страстном порыве царапнула его спину. Смелые ласки принца окончательно свели её с ума. Огонь сжигал Созию изнутри, пламя, охватившее её тело, опускалось всё ниже и сконцентрировалось между ножками, внизу живота заныло нестерпимо сладостной болью. Ей хотелось чего-то большего, чтобы погасить пожар. Но Созия и сама не знала, чего именно она хочет. Единственным осознанным желанием были его руки. О! Пусть они и дальше скользят по её изнемогающему телу, заставляя трепетать и выгибаться под их ласками.

Словно угадав её желание, руки Катриэля устремились ниже, погладили её животик и вдруг смело проникли между ножками. Глаза Созии расширились. Что он делает? Неужели... Да, большая ладонь принца властно легла на её сокровенное местечко. Созия громко застонала и, повинуясь какому-то неодолимому бесстыдному чувству раздвинула ножки, теснее прижалась к его руке. То, что сделал он, было таким необычным и таким сладким! Но где-то в глубине затуманенного сознания девушка испугалась этой вольности. Опомнившись, она попыталась сдвинуть колени и осторожно отвела его руку.

— Любимая, — улыбка преобразила его лицо, зелёный свет прекрасных глаз заструился ещё ярче, — доверься мне!... Расслабься... Не бойся ничего...

И она послушалась. От его взгляда, купавшего её в нежности, от его тихого голоса, баюкающего её, Созия действительно расслабилась, отдаваясь его рукам.

Катриэль с трепетом ощутил росу, сочившуюся из маленького местечка девушки. Она желала его столь же сильно, как и он! От осознания этого его сердце едва не выскочило из груди. Принц склонился между раздвинутыми ножками, осторожно, боясь ещё больше испугать Созию, вобрал губами нераскрытый бутон. Она протяжно застонала и, дёрнув попочкой, выгибаясь, запустила пальчики ему в волосы. Он целовал цветок, как до этого её губы. Раздвинув лепестки, пьянея от её вкуса, стал проникать между ними языком. Податливая мягкость её тела очаровывала его, он впитывал в себя её запах, казалось, насыщался ею, как усталый путник насыщается родниковой водой. Страсть всё больше охватывала его, но каким-то невероятным усилием Катриэль сдерживал себя, заставляя оттягивать развязку.

Тонкие пальчики девушки вцепились в его длинные волосы. Она, выгнув талию, запрокинула голову. Тёмные роскошные кудри длинными волнами разметались по белоснежной простыне. Принц забавлялся с крошечной ягодкой, сокрытой в набухших лепестках. Словно сладкую мятную карамельку он посасывал её губами, обнимал языком и самым его кончиком нежно ударял, вызывая всё более громкие стоны девушки.

И вот он — высший миг его ласк! Созия кричит, выгибается в конвульсиях, пальцы сжимают простыню, упругие птички-грудки взлетают вверх. На язык принцу брызгает девственный нектар её первого наслаждения.

— Катриэль... — немного отдышавшись и прядя в себя, девушка смотрит на него тёплым растерянным взглядом.

Словно звёздное сияние исходит от чёрных глаз.

— Тсссс, — по-змеиному протягивает он, улыбаясь.

Потом быстро расстегнув штаны, выпускает изнемогающую плоть и осторожно продвигается между лепестков бутона. Созия продолжает смотреть на него, манящая счастливая улыбка играет на её малиновых губках. Она перестала бояться. И вместе со страхом прошло смущение. Её единственное желание — принадлежать ему, спасти своего любимого от заклятия, вернув ему человеческий облик.

Склонившись к её лицу, Катриэль вновь целует Созию. Его меч упирается в тонкую преграду. Не прерывая поцелуя, сжав ладонями упругие полушария попки, он качается вперёд и забирает её невинность.

Созия закричала, глаза наполнились слезами, солёные капли потекли по разгорячённым щёчкам. О! Как больно! Он такой большой и твёрдый... Катриэль замер на мгновение. Бутон оказался очень маленьким. Проклятье! Он не вынесет, если убьёт собственную любовь! Перчатка туго охватила его, восхитительно сжав по всей немалой длине меча. Принц застонал от нараставшего нетерпения. Но он медленно вышел и вновь осторожно проскользнул в неё. Стал двигаться всё глубже и через минуту уже не мог остановиться. Он вытаскивал из тесных ножен свой меч и сразу вгонял его обратно, раз за разом ускоряя темп.

Покусывая губки, постанывая, Созия сквозь слёзы смотрела на него. Капельки бриллиантами висели на длинных трепещущих ресницах, но она уже не плакала. Острая боль ушла, постепенно пришло наслаждение. И попочка девушки стала двигаться навстречу мечу, пронзавшему маленький бутон. Он, большой и горячий, жил в ней, где-то в её недрах. Это было так непривычно и так прекрасно! Её тело трепетало от ненасытного желания принадлежать ему, стыд уступил место радости. Ей хотелось теснее соединяться с ним! Она отдавалась ему, становясь его частью! А он наслаждался тем, что всецело владел ею, ощущая под собой страстный трепет хрупкой фигурки, слушая музыку её стонов.

И вдруг... Что это? Смуглое мускулистое тело принца засветилось, словно по нему разлилось расплавленное золото. И вскоре как-будто холодное зеленоватое пламя стало исходить от него, рассыпая вокруг искры. Он весь испускал зелёный свет, даже волосы стали изумрудными, а глаза превратились в горящие нестерпимо зелёные угли.

— Катриэль... — Созия хотела спросить его об этом сиянии, но не смогла.

Лишь её глаза испуганно впились в его разгорячённое лицо. Ей показалось, что он испытывает сильную боль.

— Сейчас, любимая... Не бойся... Рассвет... уже рассвет... — прошептал он, так словно был не в силах говорить.

Внезапно ужасная гримаса исказила его черты.

— Ааааа,...  Читать дальше →

Показать комментарии (90)

Последние рассказы автора

наверх