Проклятие Змея

Страница: 6 из 9

— низкий крик вырвался из вздымающейся груди Катриэля.

Зажмурив глаза, сжимая руками румяную попочку, принц вторгся в девушку в последнем порыве, с сокрушительной силой вминаясь в её восхитительные бёдра. Она содрогнулась от мощного внутреннего удара обжигающего пламени, словно нестерпимо горячая лава хлынула в неё. Новая боль, точно взрыв шаровой молнии, пронзила девушку, заставив закричать. Созия потеряла сознание.

Когда она пришла в себя, был рассвет.

В открытое окно комнаты врывались звуки пробуждающегося сада. Девушка пошевелилась и завела ручку между ножек, поморщилась от боли. Там было сильное жжение, как будто попал перец, или ожгло крапивой. Поджав ножки, нашла в себе силы сесть, увидела пятна крови на постели, покраснела, в смущении закрыла лицо руками. И вдруг она опять едва не лишилась чувств.

На другом конце кровати свисало безвольное обмякшее тело Змея. Его кожа стала серой и тусклой, а глаза подёрнулись мутной плёнкой.

— Катриэль! — Созия, забыв о своей боли, кинулась к нему. — Любимый! Что с тобой?!

Склонившись над ним, она с трудом приподняла огромную голову питона. Принц-змей не подавал никаких признаков жизни.

— Катриээээль! — истошный крик девушки разорвал тишину дворца.

Тёплые губки, ещё хранившие вкус его поцелуев, прижались к морде. Ручки крепко обнимали толстую шею. Слёзы душили Созию, ручейками сбегая по щекам, они падали на голову Змея.

— Ты оставил меня! — всхлипывая, сказала Созия. — А сам обещал всегда быть вместе! Как ты мог? Как ты мог оставить меня одну?!

Она с трепетом поцеловала потухшие глаза и, уткнувшись ему в шею, беззвучно зарыдала.

— Любовь моя, ты задушишь меня, — вдруг раздался знакомый голос.

— Катриэль? — Созия оторвалась от его шеи и с удивлением огляделась вокруг, не веря, что его голос доносится из тела Змея.

— Да, это я, — голос усмехнулся, и Змей повернул к ней морду.

Его глаза полыхнули зелёным пламенем. А шкура вновь стала яркой, сверкая сочными цветами, как палитра импрессиониста.

— Со мной всё в порядке, успокойся, — произнёс он, глядя ей в лицо. — Я не успел предупредить тебя, что каждый раз на рассвете я теряю сознание... И в полночь происходит то же... Поэтому не пугайся, если обнаружишь меня бездыханным... В облике питона или человека — неважно...

— Скажи, — Созия шмыгнула носиком, улыбнувшись сквозь слёзы, — вчера... когда мы...

Она не смогла окончить начатую фразу, покраснела и закрыла лицо ладошками.

— Ты видела зелёное сияние, исходящее от меня? — спросил он, бесстрастно глядя на неё, но его голос был встревоженным.

Она молча кивнула.

— Так всегда бывает перед тем, как мне потерять сознание... Ты очень испугалась?

— Да... Ты обжёг меня... Я почувствовала, что тебе больно, и потом сама от боли лишилась чувств... А утром, увидев тебя бездыханным, я... я...

Девушка вновь заплакала.

— Тссс, не плачь! — Змей обвил её стан и стал языком собирать слёзы, бежавшие из чёрных глаз.

Прикосновения его были лёгкими, щекочущими, словно порхание тонкого пёрышка. И вскоре Созия успокоилась, нежно прижала его морду к своей обнажённой груди. Он опять слышал удары её сердца, которые пронзали его от головы до кончика хвоста, вызывая во всём длинном теле едва заметную вибрацию. Вдруг Созия звонко рассмеялась.

— Почему ты смеёшься, любовь моя? — спросил Змей, наслаждаясь её смехом, который рассыпался хрустальными бусинками.

Его голос тоже прозвучал весело.

— Мне щекотно, — яркая улыбка сияла на румяном личике.

Красавица чуть откинулась назад, упругие холмики её грудей мягко подпрыгнули. Устыдившись своей наготы, она прикрыла грудь руками. Принц вдруг обнял хвостом её талию и притянул девушку к себе. Её ручки опустились. Не отрываясь, Катриэль долго смотрел ей в глаза, и зелёный свет в его взоре становился всё ярче. Неожиданно он метнул раздвоенный язык и обвил им розовый сосочек на правой груди. Созия вскрикнула, пуговка вмиг вздрогнула, напряглась и чуть припухла. Прикосновения змеиного языка были приятны! Более того, они будили в ней те же самые ощущения, что вчерашней ночью будили его руки. Созия была в смятении. А его язык проделал то же с левым сосочком, который не замедлил ответить, превратившись в затвердевший ярко-розовый комочек.

— Ааа, Катриэль, прошу тебя, не надо! — выдохнула она со стоном.

— Тебе не нравится? — усмехнулся его голос.

— Н-нравится... очень... Но это... Мне кажется... сейчас не время, — пробормотала она, отводя взор, ресницы стыдливо вспорхнули над заалевшими щёчкам.

— Ты смущена, что тебя ласкает змей? — прямо спросил он, прожигая её взглядом.

— Да... — призналась она.

— Но что в этом плохого? — он начинал раздражаться.

И хотя его морда оставалась привычно бесстрастной, голос закипал.

— Я не знаю... я не могу это объяснить... — Созия опустила голову.

Его хвост поднял её личико за подбородок. Катриэль произнёс, глядя ей в глаза:

— А если я не смогу обрести человеческий облик? Если так и буду до конца дней ночью превращаться в человека, а днём ползать в этом дурацком змеином обличье? Ну, ответь же мне! — с яростью прохрипел он, и его глаза почернели.

— Я... я не знаю, — повторила она и вновь заплакала.

Её слёзы отрезвили его.

— Прости меня! — голова питона прижалась к её плечу. — Прости! Я... я схожу с ума, когда ты отталкиваешь меня... Да, ты права — прикосновения змея должны быть отвратительны...

— О, нет! — горячо возразила Созия. Когда ты сейчас касался меня языком, я... испытала те же ощущения, что и вчера, когда меня ласкали твои руки... — неожиданно призналась она

— Тогда почему ты отталкиваешь меня? — изумился его голос, а острый взгляд впился в её заплаканное личико.

— Я... сама не могу понять... Я боюсь... но совершенно точно — прикосновения змея мне так же приятны, как и человека, — девушка грустно улыбнулась.

— Любимая! — выдохнул Змей и обвил её кольцами. — Мы — самая странная пара на земле... Но у нас нет иного пути! Если ты любишь меня, если веришь мне, то давай не будем отказываться от своего счастья. Кроме того, сейчас тебе очень больно, — в голосе прозвучала горечь, — я это чувствую. А змеи могут утолять боль. Моя слюна обладает лечебным свойством. Тем более, я владею магией. Если бы я сейчас был человеком, я не смог бы тебе помочь, но питон может избавить тебя от последствий вчерашней ночи... Чудо, что ты вообще осталась жива...

— Скажи, — Созия вновь отвела взор, — несколько девушек умерли от этого? В тот самый момент?

— Да... утром я находил их безжизненные тела... Мой огонь убивал их... Я был виновником их гибели...

Вдруг он ощутил, что она слабеет, и если бы не его объятия, она просто упала бы на постель.

— Созия! Созия, что с тобой? — испуганно спросил принц.

— Здесь невыносимое жжение, — тонкая рука опустилась на изнывающее от боли местечко. — Силы уходят... Я... кажется, умираю... — прошептали бескровные губки.

Личико побледнело, и глаза девушки устало закрылись, она спокойно лежала в его кольцах. Но сердце её билось, в ней теплилась жизнь. Принц чувствовал, что боль сжигает её, поэтому ему нужно было спешить.

Он устроил её на подушках и стал языком ласкать её грудь.

Словно тоненькие ручейки прохладной родниковой воды струился раздвоенный змеиный язык по округлым холмикам, спускался в ложбинку между ними и танцевал по животику. И по мере этих ласк жжение в цветке затихало, девушка дышала всё глубже, её тело покрывалось мурашками и дрожало от зарождающегося в ней желания. И вот уже громкие сладострастные стоны слетают с раскрасневшегося ротика Созии, она выгибается под натиском ...  Читать дальше →

Показать комментарии (90)

Последние рассказы автора

наверх