Проклятие Змея

Страница: 8 из 9

рукавичка плотно охватила меч по всей длине, обняла его в нетерпеливом порыве. Маленькое лоно в страстном танго пульсировало с его плотью. Вскрики принца и Созии звучали в унисон. Когда страсть достигла своего пика, Катриэль, вжимаясь в сладкий цветок, издал гортанный звук. Солнечный протуберанец с силой метнулся в содрогающееся лоно Созии. Она закричала и обессиленная упала на грудь любимого, доверяясь его рукам.

Принц стоял некоторое время, прижав девушку, утопив своё лицо в её намокших в озере волосах. Потом медленно вышел из воды, и понёс Созию во дворец. Оказавшись в спальне, он опустил её на ложе. Созия села, обхватив колени ручками, посмотрела на него горячим взором. Любуясь ею, принц ощутил новый прилив желания.

— Созия, ты сводишь меня с ума, — прошептал с дрожью в голосе и сжал ладонями вспыхнувшее личико.

Одна рука Катриэля нырнула в её локоны и притянула к себе головку девушки, а другая, медленно опустившись по тонюсенькой талии, скользнула ниже — на попку и мягко сжала пухленькую половинку. Созия застонала, выгибаясь в его объятьях. Она прижалась низом живота к его напряжённому мечу. Потянувшись, обняла его шею и робко дотронулась губами до его губ. О, несмотря на их недавнюю близость, её поцелуй, такой всё ещё трогательно несмелый, почти невинный, окончательно лишил Катриэля самообладания.

Он одним властным движением развернул девушку к себе спиной, поставив на колени, заставил опереться на руки, прогнуться и расставить ножки. Приподнятая округлость попочки призывно белела в тусклом сиянии свечей. Катриэль, издавая странное урчание, склонился, осторожно провёл языком по булочкам, небольно прикусил их. Он вдруг сжал пальцами румяные половинки, притянул их к себе и смело вошёл в Созию сзади. Она издала неясный звук — то ли стон, то ли крик — выгнула голову назад, словно старалась дотянуться до него своим затылком. И тут принц сильнее склонился над девушкой, обняв её левой рукой за талию, а пальцы его правой руки стали пощипывать её напрягшийся сосочек. Потом он сменил руки, и левая грудь красавицы тоже оказалась в его власти. Гибкость Созии, её малый рост позволяли принцу легко дотягиваться до её восхитительных налившихся яблочек.

Былая стыдливость растворялась в его власти. Его сладкая сила сокрушала собой все оковы, которые ещё оставались в ней. Ей хотелось рыдать и смеяться от нестерпимого желания принадлежать любимому, дарить ему всю себя. Ощущая его в себе, как он двигается в её маленьком лоне, Созия вскрикивала, выгибалась, подавалась ему навстречу, ей хотелось, чтобы он заходил глубже, чтобы пронзил её своим безжалостно сладким оружием. Он, без слов понимая её желание, проникал всё дальше, до упора заполнял её собой. Кончик его меча упирался в стеночку раскалённых ножен, гарды*** избивали нежное тело девушки.

Безумный танец любви увенчался горячим взрывом. Они оба одновременно достигли высшего пика наслаждения. Со стоном Катриэль упал рядом с любимой, обнимая её и прижимая к себе.

Созия проснулась одна. Огляделась, стояло солнечное утро. Быстро встала, надев платье и причесав волосы, отправилась искать Катриэля. Она знала, что змей в это время бывает в саду. Пошла по знакомой тропинке.

— Катриэль, милый! — позвала, оглядываясь по сторонам. — Где ты?

— Посмотри вверх, — смеясь, отвечал он.

Подняв голову, она увидела на ветке яркой душистой акации висящего питона.

— Почему ты ушел? — Созия капризно надула губки.

— Чтобы ты могла выспаться, любовь моя, — весело сказал он, и медленно стёк с дерева, свернулся вокруг её ножек, потёрся головой о руку девушки.

Созия погладила морду змея ладошкой.

— Ты должна позавтракать, — заметил он, — вот тут тебя ждёт кое-что вкусное.

Неподалёку на покрывале, расстеленном на траве, был накрыт завтрак.

— Ты сам это приготовил?! — Созия изумлённо смотрела на принца.

— Нет, любимая, к сожалению, в этом облике... — грустно отозвался он, а его зелёные глаза потемнели. — Это мои слуги.

— Слуги? — Созия вообще была в растерянности. — Разве в замке есть кто-то, кроме нас?

— Конечно! — змей повеселел. — Здесь очень много кто есть... Но... — он вдруг замолчал.

— Что? — Созия в нетерпении потрогала его шею. — Пожалуйста, скажи!

— Они, как и я... Нет, не змеи, они все те, кто живёт в этом саду, — признался он. — Только, в отличие от меня, они даже ночью не обретают человеческий облик.

— Значит, те птицы, которые садились мне на руки... — внезапная догадка осенила девушку.

— Да, любимая, птицы и зверьки — они мои слуги... Придворные принца Катриэля Метанийского... Они несут это проклятие вместе со мной... И это самое тяжёлое для меня...

— Если мы сможем... Если у нас получится, то они тоже спасутся? — спросила Созия.

— Да... — Змей кивнул и свернулся возле покрывала. — А теперь ты должна поесть.

Девушка охотно принялась завтракать, а он наблюдал за ней горящим зелёным взором внимательных змеиных глаз.

— А почему ты не ешь? — спросила Созия.

— Хм, — он усмехнулся взглядом, хотя морда оставалась бесстрастной. — Ты думаешь, змеи могут это есть? Хлеб и джем?

— Но... ты же человек! — воскликнула Созия.

— Увы, любимая... Только ночью. Днём я питон. Я ем очень редко, могу больше года обходиться без пищи.

— Ты... охотишься? — Созия изумлённо смотрела на него.

— Конечно, — усмехнулся его голос, увидев, что она испуганно расширила глаза, сразу успокоил: — Но не здесь. Я ухожу в дальние леса. Там водится настоящая дичь.

— Скажи, ты говорил, что у тебя есть связь с отцом... — осторожно заговорила Созия, — а если попросить его? Может, он сменит гнев на милость?

— Это бесполезно... Проклятие колдуна нашего рода не имеет обратной силы. Отец простил меня и сам просил того же от меня... Но... Всё должно случиться так, как должно... Даже он сам не в силах отменить проклятие...

Катриэль замолчал, его глаза почернели от грусти. И вдруг он сказал:

— Теперь ты понимаешь, что я действительно боюсь быть магом? Я знаю, что моя сила ещё больше, чем у отца... И вдруг однажды, в порыве гнева или своих заблуждений я причиню зло?..

— О, нет! Ты не причинишь! — Созия обняла его шею и прижалась губами к его глазам. — Ты не причинишь, — повторила она, — потому что сам знаешь, что такое страдание. Тот, кто сам испытал боль, никогда не нанесёт её другим...

— Ангел мой, — прошептал тихо принц и скользнул раздвоенным языком по её щеке, — ты просто слишком мало знаешь меня... Удержать свою силу очень сложно... Мой отец не смог сдержать свой гнев... Разве я смогу?

— Да, ты сильнее! — глаза Созии вспыхнули. — Иначе ты так и продолжал бы убивать девушек, но ты предпочёл их отпускать. Хотя в них был твой шанс на спасение.

— Разве это имеет значение, если они всё равно погибли, не вернулись домой? — в голосе принца прозвучала неутолимая печаль.

— Это уже от тебя не зависело! — покачало головой красавица.

— Я безмерно счастлив, что дождался тебя, — тихо заключил он, пронзая её взглядом.

Они пробыли вместе весь день. Гуляя по саду, говорили, говорили... В глубине души каждый из них боялся, что они видятся в последний раз. Созия всё время думала о предстоящей третьей ночи. Что ждёт их? Сможет ли её любовь спасти Катриэля? Девушка не думала о себе, о том, что может погибнуть. Для неё единственным желанием было вернуть любимому человеческий облик.

— Не тревожься, — вдруг сказал он, разливая зелёное сияние из внимательных глаз. — Всё будет хорошо. Я верю в это... Если бы нам было суждено умереть, это уже случилось бы... Ступай к себе и жди моего возвращения. Я приду, как пробьёт полночь.

— Милый, почему ты не можешь остаться со мной сейчас? — просила она, глядя питону в глаза. — Почему мы вместе не можем дождаться полночи? Каждая минута ...  Читать дальше →

Показать комментарии (90)

Последние рассказы автора

наверх