Рабыня. Часть 3

  1. Рабыня. Часть 1
  2. Рабыня. Часть 2
  3. Рабыня. Часть 3
  4. Рабыня. Часть 4
  5. Рабыня. Часть 5
  6. Рабыня. Часть 6
  7. Рабыня. Часть 7
  8. Рабыня. Часть 8
  9. Рабыня. Часть 9

Страница: 2 из 3

«тачку" — я вся теку и не могу ждать, — повелела Кристина. — Натали лижет мою киску, но мне почему-то больше нравится, когда это делаешь ты, старая, раздолбанная калоша! С ней я никак не могу поймать кайф, а от твоего языка кончаю по несколько раз подряд. Кто научил тебя, сучка, так классно лизать?

— Никто, — тихим голосом призналась я скромно. — Я люблю тебя, Кристина! Поэтому тебе со мной так хорошо... И мне с тобой — тоже.

Дождавшись, пока возлюбленная вдоволь наговорится и отключит связь, я поймала такси и продолжила путь к Кристине. То, что у неё дома сейчас подруга Наталья, только ещё больше возбудило меня и добавило непередаваемого наслаждения. Я вспомнила, как она доминировала надо мной в прошлый раз, и тотчас потекла, не в силах сдерживаться. Молодая, энергичная, отмороженная девица заставила меня тогда сильно поволноваться.

Подъезжая на такси к дому Кристины, я снова связалась с ней по сотовому телефону и сообщила свои координаты.

— Мы с Кристи выходим, блядь. Дрочи жопу! — с угрозой, голосом, не предвещающим ничего хорошего, зловеще ответила вместо Кристины Натали.

У меня при её словах всё внутри оборвалось, я поняла, что опять влипла в историю, и добром она для меня сегодня не кончится. Но делать было нечего, и отступать — поздно. Вскоре таксист затормозил у подъезда, и в салон на заднее сиденье уселись Кристина и Наталья. Я продолжала, как испуганный истукан сидеть на переднем сиденье, возле водителя. При этом он не уставал всё время краем глаза пялиться на мои жирные, молочно-белые, соблазнительные ляжки, выглядывавшие из-под коротенькой до невозможности юбчонки.

— Хэллоу, Нинэль! — поздоровалась со мной по-американски Кристина и грубо приказала таксисту: — Поехали, шеф, что раскрыл варежку? Не видел голых ляжек моей дорогой мамочки?

Водитель смутился, хмыкнул, окидывая заинтересованным взглядом молоденьких красивых, вульгарно ведущих себя девчонок. Тронул машину с места. Мы выехали за город и на большой скорости погнали по трассе в сторону Краснобельска. Я не знала, куда мы едем, но расспрашивать у девочек не решилась, чтобы попусту их не злить и не усугублять своё положение. Как всегда положилась на авось.

Мы приехали в какой-то пригородный дачный посёлок, остановились у посыпанной жёлтой тырсой дороги, выходящей на трассу.

— Расплатись, Нинэль, — приказала мне Кристина, и они с Натальей, захлопав дверцами, выскользнули из такси.

Я отдала водителю сумму, которую он назвал, и вышла вслед за подругами. Таксист в последний раз через стекло окинул всю мою фигуру горящим, заинтересованным взглядом, прицокнул восхищённо языком и уехал. Я осталась одна с девчонками.

— Что застыла, блядь? Не рада меня видеть? — презрительно сощурив в узкие, китайские щелочки красивые голубые глаза, взглянула на меня Кристина.

— Что ты, милая, я очень рада. Я скучала по тебе, — тут же принялась уверять её я.

— А почему не целуешь? — продолжала сверлить меня недовольным, испытующим взглядом девчонка.

Я было рванулась к ней, но сейчас же, опомнившись, остановилась в двух шагах, не зная, что делать. Целовать её в губы конечно нельзя. Но тогда зачем она так сказала?..

Кристина сегодня была в лёгоньком летнем платьице. Стоя у кромки шоссе, по которому то и дело в обе стороны проносились машины, она слегка приподняла подол платья, приоткрывая чёрный крохотный треугольничек прозрачных стрингов. Я поняла, что она хочет, быстро наклонилась к её паху и с наслаждением, никого не стесняясь, в засос поцеловала её скрытую под кружевной тканью, слегка выпуклую маленькую промежность.

Девчонки, оценив мой поступок, одобрительно заулыбались. Я, красная как рак, смущённо выпрямилась. Преданно взглянула в сузившиеся от желания похотливые глазки Кристины, нетерпеливо ожидая дальнейших приказаний.

— Пошли, — коротко бросила девочка, и я безоговорочно поплелась следом за ними, зная, что впереди меня ждут изощрённые пытки, издевательства и унижения. Но мне только этого было и надо, и я ждала их с вожделением, сгорая от острого полового желания.

Девчонки привели меня на какую-то дачу, постучали в металлическую калитку. Открыла невысокая, прекрасно сложенная, одетая в один купальник, девушка. По виду, чуть постарше моих спутниц. У ног её крутился огромный коричневый дог. Я тут же подумала, что Кристина, вероятно, говорила об этой собаке, когда грозилась, что я буду сосать у неё... При одной мысли о минете кобелю, голова у меня закружилась и я поплыла, как будто выпила водки. Мне страшно захотелось пососать его член, а он чтобы после трахнул меня раком. Не знаю, почему я стала такой развратной? Раньше я за собой таких желаний не замечала.

Подружки и я с ними прошли на дачный участок. При этом Кристина меня не познакомила с хозяйкой, что было, впрочем, вполне естественно: я ведь была только её верной рабыней, обыкновенной вещью, а с вещью и обращаются соответственно.

Девчонки уселись в густо увитой виноградом беседке. Дог, обнюхав незваных гостей, в том числе и меня, преданно уселся у ног своей маленькой госпожи. Я, не решаясь присесть на лавочку, покорно застыла возле Кристины. Подружки достали тонкие белые сигаретки и закурили. Кристина обратилась ко мне:

— Сучка, подойди ближе, стань на колени и раскрой пошире рот — будешь моей пепельницей.

Я невольно вздрогнула от услышанного, но не подала вида, что шокирована. Покорно опустилась на колени, не смущаясь присутствием посторонней, незнакомой девушки, подползла на четвереньках к Кристине, раззявила рот. Моя безжалостная доминантша сбила мне в рот пепел и сплюнула горькую табачную слюну. Горячий пепел несильно ожёг язык, но его тут же затушил плевок. Я, стерпев, слегка сморщилась. Тут же проглотила всё, что было у меня во рту.

Натали самодовольно заржала, потянулась сигаретой к моему раскрытому рту, сбила ногтем кривой столбик пепла и тоже сплюнула. Я проглотила и её слюну.

Кристина обратилась к хозяйке дачи:

— Вика, это моя новая рабыня и пиздолизка. Она делает всё, что я захочу. Это маханша опущенной пидораски Ольки, которую перетрахало уже полшколы. Девочки на уроках загоняют её под последнюю парту, и она весь урок лижет кому-нибудь пизду. На перемене кто-нибудь запирается с ней в кабинке сортира, срёт в унитаз, а Олька вылизывает своим языком её грязную жопу. Маханша у неё такая же блядь, старше меня в два раза, но я её постоянно бью по чему попало, наказываю за любую провинность, даю полизать свою киску и попку, а ей всё это безумно нравится. Она любит меня, как комнатная собачонка, и кончает, как сучка, когда я позволяю ей меня полизать. Ты можешь тоже издеваться над ней, как только захочешь, ради меня она всё вытерпит... Правда, животное? — обратилась Кристина ко мне.

— Правда, милая, — покорно кивнула я головой, с нетерпением ожидая, что будет дальше.

Хозяйка дачи, Вика, внимательно посмотрела мне в глаза и приказала:

— Разденьтесь.

Я тут же вскочила с колен, сбросила на лавочку пиджачок. Кристина брезгливо спихнула его на пол. Я поняла и, сняв юбку, бросила её туда же. Трусиков и колготок на мне не было. Я сняла кофточку, которую швырнула на остальные вещи, и вновь, голая, упала на колени.

Вика потрепала кобеля за холку:

— Иди к ней, Нарцисс. Это — сучка, и она твоя.

Нарцисс продолжал безучастно сидеть возле хозяйки, вывалив большой красный язык и пуская слюни.

— Поцелуйте его в губы, — приказала мне Вика.

Я, на коленях подползла к кобелю, зажмурила от страха глаза, чтобы не видеть его огромных белых клыков в широко разинутой пасти, и коснулась губами собачьего языка. Нарцисс тут же стал облизывать мне лицо. Я высунула свой язык ему на встречу и тоже пыталась лизать его морду. В минуту вся физиономия моя стала влажной и липкой от приторной собачьей слюны. Я с упоением целовала кобеля во что придётся: в губы, нос, мокрый скользкий и горячий язык. Я знала, что это только начало и не ошиблась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (12)

Последние рассказы автора

наверх