4-ый раунд

Страница: 1 из 3

Тихо щелкая клавишами, разглядываю свои трофеи. Вот интересный, один из первых. Тогда только начинал Играть, сколько ошибок делал, сколько раундов слил... Хорошо сейчас вспоминать об этом с улыбкой, а ведь тогда злился на себя, переживал. Но возвращаясь к трофею...

Конец 90-х, мне 20, всё еще студент. Увлечение фотографией вошло уже в ту стадию когда ты уже просто не выходишь из дома без фотоаппарата, у меня был хороший такой «Никон», подарок отца, называемый мной просто «Ника». И в том, что произошло в тот день косвенно виновато (ну или благодаря ему) было моё хобби. В тот магазин я зашел что бы сделать какой-нибудь мощный кадр на социальную тему, пройдя по нескольким отделам и ни найдя ничего интересного уже направлялся к выходу, когда мой взгляд зацепился за неё. Если бы нужно было описать эту женщину одним словом я бы пожалуй выбрал «зрелая». Вроде бы обычная, вроде бы как все. Но что-то в ней всё таки было, что не дало мне просто выйти из того магазина и продолжить свои поиски «мощного кадра на социальную тему»...

Женщина на вид около тридцати пяти — сорока лет, среднего роста, брюнетка, стрижка под «каре», приятный овал лица, серые глаза с длинными ресницами, небольшой слегка курносый нос, пухлые губы и очень светлая, почти белая кожа. Немного густые брови, на мой взгляд, и слишком яркий макияж были единственными минусами, которые я смог найти в её лице при беглом осмотре. Одета она была в то ли рубашку то ли блузку на пуговицах, белую с вкраплениями синих полосок, из плотного хлопчатобумажного материала, довольно свободного покроя сверху и сужаясь к талии. Никакой возможности оценить её грудь при такой одежде не было, но зато её, светло синяя джинсовая юбка до колен, очень плотно обтягивала её не маленький зад и не очень длинные, но очень стройные ноги, обутые в открытые туфли белого цвета на маленьком каблуке. Из украшение, на сколько я успел заметить, на ней были только золотые серьги и пара колец, одно из которых обручальное. Стоя почти у самого выхода и судя по тому что у её ног стояли две небольшие сумки с продуктами а взгляд, как бы напоследок, пробегал по всем отделам магазина, она пыталась вспомнить всё ли она купила из того что планировала. Получалось что всё, потому что секунду спустя она уже выходила на улицу. Я последовал следом, на ходу придумывая легенду.

Догнав её на ближайшем же светофоре представился Олегом студентом журфака, предложил помочь с сумками если она в свою очередь поможет мне с написанием курсовой работы, ответив на несколько вопросов. Видно массивный фотоаппарат висящий моей груди косвенно подтверждал мою легенду и внушил ей некоторое доверие к моим словам, мельком взглянув на него она спросила:

— А почему вы подошли именно ко мне?

— Вы знаете, только поймите правильно, вы мне по возрасту подходите — Увидев её резко округлившиеся глаза я, выдав свою самую мило извиняющуюся улыбку, поспешил уточнить.

— Я сейчас всё объясню. Просто тема моей курсовой почти напрямую затрагивает смену эпох, которая произошла не так давно. И как мне кажется вы... Вам сейчас сколько? Где то тридцать да? — Лесть, чистая лесть. Конечно же, ей было уже далеко за тридцать. Но судя по выражению глаз и легкой тени улыбки промелькнувшей на её губах, мои слова нашли дорогу к душе.

Не останавливаясь не на секунду, лишь фиксируя реакцию на свои слова, я продолжал говорить.

— Вы застали ещё советскую действительность, и видели как меняется жизнь как меняются люди. Вы можете анализировать, сравнивать и рассказать о том, что не написано ни в одной книге. А ещё... Вы мне просто внешне понравились. Вы только не подумайте ничего такого, просто ведь всегда приятно общаться с человеком, на которого ещё и приятно смотреть — При этих словах я выдал ещё одну свою улыбку, на этот раз насколько возможно стеснительно смущённую.

Полные губы моей собеседницы растянулись в ответной улыбке. Нужного результата я определенно добился, смотреть на меня эти серые глаза стали гораздо теплее, чем ещё пару минут назад.

— Ну хорошо Олег, раз так то постараюсь тебе помочь. Меня кстати зовут Татьяна.

Забрав, не смотря на её как бы протесты оставить ей хотя бы одну, обе сумки с продуктами (которые оказались на удивление легкими, и почти без усилий неслись в одной руке), я начал свой главный словесный манёвр. Основная тактика сводилась к тому что бы вопросами на тему образования и воспитания, моральных ценностей в школе и дома, тогда и сейчас, подвести её к тому ради чего всё это и затевалась.

Татьяна явно была любительницей поговорить и посплетничать, ответы на мои вопросы то и дело перемешивались с примерами из её жизни и жизни её подруг, сослуживцев и просто знакомых. Вскоре я же знал что она замужем за своим однокурсником, поженились сразу после института, есть почти взрослая дочь, и в целом всё как у людей. Постепенно шаги замедлились и она уже не спешила домой из магазина, после трудового дня, а просто прогуливалась, рассказывала про жизнь и обсуждала свежие, и не очень свежие, сплетни со своим новым знакомым. Который внимательно её слушал, вовремя поддакивал и так искренне удивлялся, а иногда ещё, скашивая взгляд на её губы, выдавал глуповатую смущенную улыбку.

Постепенно с проезжей улицы, по которой до сих пор шли, мы свернули в небольшой парк. С двух сторон узкую асфальтированную дорожку под нашими ногами окружали густые кусты, за которыми виднелись близко растущие к друг другу деревья. Наша беседа, благодаря наводящим вопросам, уже несколько минут велась в нужном для меня русле, Татьяна как раз рассказывала о том что она думает о нравах современных девушек.

— Нет и когда я была студенткой были, конечно... — Тут она запнулась, подбирая нужное слово — Легкодоступные девушки. Ну так к ним и отношения было соответственное и открыто это так не было тоже. А сейчас?! Некоторые в столицу именно за такой «работой» и едут. И стоят же в открытую никого не стесняются. Мы вот с мужем ехали, как то вечером домой, так...

В этот момент, решив что пришло время для решающего шага, я остановился посреди дорожки и опустил её сумки на землю, Татьяна, не переставая говорить тоже остановилась. Может подумала, что сумки были для меня всё таки тяжелее чем хотел показать и теперь рукам нужно отдохнуть, не знаю, но рассказа своего она так и не прервала. Впереди и сзади нас никого не было и я, перебив её на середине предложения, выдал давно заготовленный текст:

— Татьян а вам самой никогда не предлагали секс за деньги? Ведь вы весьма привлекательная женщина

— Улыбка, в этот раз обычная. Время стеснительности и смущения прошло. Удивленное выражение лица говорило о том что такого вопроса она точно не ждала. — Нет конечно! Да я бы и не согласилась никогда! Нас по другому воспитывали! Я об этом как раз и говорю... — Она снова попыталась вернуться к тому, что рассказывала в тот момент, когда я её перебил. Но выслушивать это дальше не входило в мои планы.

— А если бы предложили? Ну не из проезжающей мимо машины, а... Представьте: вы на улице познакомились с мужчиной, приятным, располагающем к себе. Он находит повод и провожает вас до дома и где-нибудь по дороге, в тихом месте, останавливается и говорит что-то вроде: «Татьяна меня влечет к вам. Я хочу вас. И ничего не могу с собой поделать» и вкладывая вам в ладонь приличную сумму денег — В этот момент я одним движение достал из кармана, свернутую в двое, купюру в сто долларов и вложил в её в руку (отец уже в то время очень крепко стоял на ногах и то что мне раз в две недели давали на расходы среднестатистический человек зарабатывал за год) — Предлагает заняться с ним сексом. Прямо здесь и сейчас, в ближайших кустах — При этих словах я приложил её вторую, свободную от денег, руку ладонью к давно вздувшемуся бугру на своих джинсах — И чувствуя что вас это ситуация тоже немного заводит. Зная о том что мужчину вы этого, скорее всего, больше никогда не увидите. Никто из ваших знакомых, а тем более семьи никогда об этом не узнает. А деньги...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)
наверх